aif.ru counter
246

«Чтобы стать миллиардером, нужно идти на компромиссы со своей совестью»

На днях журнал «Финанс.» опубликовал ежегодный рейтинг российских мииллиардеров. Оказалось, что таковых (причём в долларовом исчислении) у нас теперь в полтора раза больше по сравнению с прошлым годом. Если в разгар кризисы счастливчиков было только 49, то теперь их количество доросло до 70. Значит ли это, что кризис закончился? Или деньги просто перетекают в руки одних, тогда как другие остаются у разбитого корыта?

— В этом посткризисном году экономика РФ начинает подниматься и миллиардеров становится все больше. Это приятно, потому что они создают много рабочих мест, и, вероятно, благосостояние многих граждан тоже растет, — предположил главред «Финанса.» Андрей Горянов.

AIF.RU: — А как вы составляете ваш рейтинг?

Андрей Горянов: — Методы составления — наше ноу-хау, мы его не раскрываем. Но общая канва понятна. Топ-100 российских миллиардеров владеют достаточно публичными активами. Известно, что им принадлежит. Если это публичная компания с точки зрения фондового рынка, все просто: достаточно перемножить коэффициенты — количество акций компании на стоимость акций на бирже. Вот мы и берем оценки фондового рынка. В частности, номер один Владимир Лисин владеет большим пакетом Новолипецкого металлургического комбината, акции этого комбината торгуются в Лондоне. Соответственно, количество акций Лисина перемножаем на стоимость акций в Лондоне и получаем оценку его состояния на определенную дату. С этой частью все просто.

Сложности начинаются, когда не известны точно компании, которыми владеет бизнесмен, или они недостаточно публичны, то есть не раскрывают свои финансовые показатели. Здесь приходится применять различные методики. Мы более или менее понимаем, сколько может стоить компания того или иного сектора. И применяем коэффициенты, которые соразмерны этому сектору.

Или, если даже известна в принципе компания, которой владеет бизнесмен, не всегда известны ее активы. Здесь бывают сложности, возникают разночтения и недовольства участников рейтинга по поводу своего места, высокого или низкого.

«Судя по состоянию олигархов, кризис заканчивается»

AIF.RU: — Бывает такое, что вы получаете недовольные звонки в редакцию?

А. Г.: — Бывает. Но большая часть нашей аудитории привыкла к тому, что их рейтингуют, и они не обсуждают методику рейтинга.

AIF.RU: — От кого поступили последние претензии?

А. Г.: — Мы с нетерпением ждем звонка от Михаила Прохорова, которого мы недооценили с точки зрения его инвестиционных талантов в прошлом году. Он переместился с первого места на второе. Это честолюбивый человек, ему не понравились некоторые оценки и высказывания журнала в свой адрес.

AIF.RU — Вы учитываете тот факт, что деньги могут находиться на оффшорных счетах?

А. Г.: — Конечно. Активы, стоящие за оффшорами, и сектор бизнеса, в котором работает компания, понятен. Соответственно, ее можно оценивать. Оффшор не для того, чтобы навсегда спрятать актив. Часто это налоговая схема. Поэтому можно отдать акции компании в доверительное управление так, чтобы никто не знал, но за большинством крупных компаний стоят понятные активы.

AIF.RU: — Для чего вы составляете эти рейтинги? У многих людей они вызывают негативные эмоции. Или это позволяет оценить экономическую ситуацию?

А. Г.: — Вопрос не лежит в одной плоскости. Для журнала это интересный проект. Во-вторых, это индикатор рынка. Если долларовых миллиардеров в прошлом году было 44, в этом году 77, широкая публика может сделать вывод, что дела в принципе лучше, чем годом ранее. Исходя из оценки состояния наших миллиардеров, российская экономика вернулась на уровень 2-3 летней давности.

А для многих это некая статистическая информация — для аналитиков в частности; они ссылаются на нас с точки зрения того, какими активами владеет тот или иной бизнесмен. Для них фактор оценки — нашей или наших коллег — позволяет говорить, что тому или иному человеку принадлежат активы. Мы как бы легализуем эту историю.

Хочешь быть богатым — работай на заводе

AIF.RU:  Как вы считаете, правда ли, что у людей 70-х годов рождения нет никаких шансов стать богатыми? Потому что люди, которые незначительно старше их, на 10-15 лет, все под себя подмяли в начале приватизации. И следующими миллиардерами будут уже те, кому сейчас 18-25?

А. Г.: — Я тоже родился в 70-80-х, и мне кажется, что у нас какие-то шансы еще остались. Если постараться, они, наверное, даже достаточно большие — подтверждением этого являются фигуры, которые были в рейтинге, в частности, рублевый миллиардер господин Чичваркин. По факту он заработал много денег, и это не приватизация 90-х, это компания, созданная трудом. Так что варианты есть, просто нужно быть активнее. У наш колумнист Олег Тиньков вообще говорит, что Россия — страна таких огромных возможностей, что любой человек способен сделать многомиллионное состояние в долларах еще сейчас, только надо быть активнее, видеть ниши и работать в них.

AIF.RU: — Можете рассказать какие-то интересные факты о людях из вашего списка?

А. Г.: — В первой десятке очень много металлургов. Их состояния подскочили по сравнению с прошлым годом достаточно сильно. Это связано с ценами на сырье и тем, что металлургические предприятия растут быстрее, чем экономика в целом.

Хотя, интереснее для широкой публики, наверное, то, кто вообще такие эти бизнесмены, где они учились. Здесь есть абсолютно четкая зависимость. Большая часть бизнесменов — технари. Логика проста: как правило, люди творческих, гуманитарных профессий не заняты в каком-то производстве. Технические специалисты зачастую трудятся именно на производстве, на предприятиях, поэтому, когда пришло время приватизации, многие просто получили в управление те предприятия, на которых работали. Главный пример — Лисин.

AIF.RU: — Как думаете, будут ли эти люди инвестировать свои капиталы в науку, образование, промышленность и т.д. своего государства? Или всё богатство утечёт за границу?

А. Г.: — Одна из вещей, на которую приходится идти, чтобы стать богатым человеком, — это некие моральные компромиссы с совестью. Степень компромиссов может быть высока, а может зашкаливать. У многих людей, которые накопили состояния, в какой-то момент перещелкивает тумблер, и они понимают, что эти деньги не являются самодостаточным благом, ради которого стоит жить. И они начинают думать не только о прибыли компании, но, возможно, и о том, что же останется после них. И в этот момент начинается благотворительность.

AIF.RU: — А вы встречали таких людей?

А. Г.: — Не так много, как хотелось бы. Есть благотворительные фонды, имена их организаторов мы знаем — они делают очень много. Но по сравнению с теми доходами, которые получают бизнесмены, это не очень существенные проценты от их деятельности, поэтому могло бы быть и больше.

Полный текст и видеозапись беседы с Андреем Горяновым ищите в разделе КОНФЕРЕНЦИИ >>>

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы