aif.ru counter
1873

Экс-премьер Н. Рыжков: Россию развратило богатство

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. Пищевая угроза! В чём нашли новый «съедобный яд»? 23/09/2009

«AиФ»: — Николай Иванович, руководи вы экономикой не 20 лет назад, а в нынешнем десятилетии, вы бы за что взялись первым делом?

 

Николай Рыжков: — В последние «жирные» годы мы не использовали тот шанс, который нам дали высокие цены на наши ресурсы. И я, и другие тогда говорили: деньги должны работать на страну. Нам возражали: нет, это будет виток инфляции, денежную массу надо стерилизовать. Словно это какая-то бездомная собака! И отправляли деньги под полтора-два процента за кордон. Притом что оборудование в России изношено на 70%. Заводы мы не строим, дороги не строим… Только недавно Кудрин признал: да, надо было менять структуру экономики!

«AиФ»: — В своей статье «Россия, вперёд!» президент Медведев написал об экономике знаний, которая должна прийти на смену экономике сырьевой. Но как это сделать?

Н. Р.: — Альтернативы «умной экономике» нет. Когда мы запустили в космос сначала спутник, потом Юрия Гагарина, знаете, что сказал президент США Кеннеди? Он признал: «Победила советская наука, советская школа». И тогда США очень серьёзно занялись своим образованием.

Меня радует, что в последние 10 лет тяга к высшему образованию у нас растёт. В начале 90-х молодёжь рвалась не к знаниям, а к лёгким деньгам. Ведь пробивались тогда не самые умные, а самые наглые. Это время прошло. Посмотрите, какие конкурсы в вузы. И государство должно поддержать ведущие учебные заведения. Но не те «институты», которые помещаются в одной комнате и выдают липовые дипломы. От этой скверны надо очиститься.

Великие и расточительные

«AиФ»: — На ваш взгляд, в чём ключевая причина нашей отсталости? В коррупции, пьянстве и лени (об этом президент тоже писал)? А может, богатства и огромная территория сыграли с Россией злую шутку - когда всего полно, зачем крутиться и что-то изобретать?

Н. Р.: — Этот вопрос я задаю себе уже много лет. Вот мы, россияне, сидим на богатстве. Нет ни одного элемента менделеевской таблицы, которого бы у нас в земле не было! Всё есть! Но почему же мы отстали от других держав? Ну ладно, у Америки особая история — туда ни одна бомба не упала, зато сами они нажились на войне выше макушки. Но мы и от проигравшей Японии отстали, и от Европы...

Помню, как у нас хвалились тем, что в СССР стакан бензина стоил дешевле стакана газировки. Но чем тут было гордиться? Надо было уже тогда бить тревогу — невосполняемые ресурсы не могут быть дармовыми… Богатство нас развратило, и случилось это не в последние годы, а давным-давно. Зачем трудиться, экономить, думать об энергосбережении? На наш век хватит!

Дальше — территория. Думаю, её размер тоже сказался на нашей психологии. Огромнейшие пространства приучили нас к мысли, что мы великие, нам море по колено. Мы не привыкли к бережливости. Может, отсюда и другие пороки. Хотя я не согласен, например, что пьянство у русского в крови. Думаете, немец не пьёт? Пьёт, и ещё как! Когда я работал на заводе, к нам приезжали коллеги из ГДР. Если за столом они видели, что выпивка, как сейчас говорят, «на халяву», они до утра могли пить, квасили по-чёрному! Но дома они себе такого не позволяют. Там ему жена сразу «хвоста надерёт», общество осудит. У себя немец привык считать каждый цент — можно ли ему выпить вторую кружку пива или хватит уже…

«AиФ»: — В интервью «AиФ» 20 лет назад вы гордились тем, что в Правительстве СССР на 71 человека приходилось 7 академиков и членов-корреспондентов Академии наук СССР, 13 докторов, 6 кандидатов наук. А как оцениваете уровень нынешней управленческой элиты?

Н. Р.: — Если взять знание экономики, языков, то сегодняшний управленец, пожалуй, стоит выше советского. Но мне не нравится другой перекос, когда во главе крупных предприятий ставят людей, которые никакого отношения к этому делу не имеют. Ставят на «денежные потоки». Но если во главе предприятия сидит такой «финдиректор», ничего не понимающий в «железе», рано или поздно предприятие лопнет. Не потому ли рухнула Саяно-Шушенская ГЭС, что её начальство думало о финансовых потоках больше, чем о надёжности производства?

Учиться у шведов

«AиФ»:  — В том же интервью «AиФ» Вы назвали зарплату советского министра - 800 рублей. По тем временам это всего лишь в 4-5 раз выше, чем у рабочего. Сегодня этот разрыв - десятки раз. А между олигархами и народом вообще легла пропасть…

Н. Р.: — В Советском Союзе разница в доходах наиболее и наименее обеспеченных составляла 4,5 раза. Нас тащила вниз Средняя Азия — детей там всегда было много, а ведь доходы считались на душу населения. И всё равно меньше, чем в СССР, этот показатель был только в Швеции - 3,5 раза, в этом смысле шведский социализм был покруче нашего… Сегодня эта цифра у нас, по разным данным, от 15 до 25 раз. А в Москве - все 50! Наши власти почему-то гордятся плоской шкалой подоходного налога. Не знаю, есть ли где-то в мире ещё такое, чтобы человек получил 100 млн долларов за год и заплатил те же 13%, что и дядя Вася, работающий на фабрике. В той же Швеции богатые платят и 40, и 50% налога. Я не за то, чтобы всех уравнять в бедности. Но перекосов быть не должно.

«AиФ»: — Для вас как для советского премьера стояла проблема коррупции? Были в министерствах «распилы» и «откаты»?

Н. Р.: — Таких слов мы ещё не знали. Тогда все боялись партийного контроля — карающего меча КПСС. Если бы на какого-то министра или его зама пришла «телега» - его песенка была бы спета! На разбор полётов он пришёл бы с партбилетом, вернулся бы без него - и до конца жизни руководящей работы ему уже не видать. Даже бутылку коньяка взять в подарок считалось зазорным. Помню, когда я работал в Госплане, пришёл ко мне один приятель с Урала на работу, вытащил виски, привезённое из загранкомандировки. Я ему: знаешь что? Спрячь бутылку и иди-ка отсюда!

Были, конечно, в СССР люди, имевшие огромные по тогдашним меркам доходы. Те же «цеховики». Но они же на людях ходили в рваных штанах! Как миллионер Корейко у Ильфа и Петрова. А чтоб выставлять богатства напоказ, такого не было.

«AиФ»: — Не каждый политик в 80 лет сохраняет желание работать во власти. У вас какой фирменный рецепт трудоспособности? Баня по субботам, как и в молодые годы?

Н. Р.: — Да, обязательно. С веничком, с квасом, пивом. Водка — если только после. Как говорил Суворов: кальсоны продай, а рюмку выпей… Но самое главное — надо работать. Я знаю много людей, которые ушли на покой. Телевизор смотрят, в саду ковыряются. Но это всё не то. Ничто так не мобилизует, не поддерживает форму, как работа.

«AиФ»: — С бывшими премьерами действующие советуются? Или «сами с усами»?

Н. Р.: — Черномырдин периодически приглашал экс-премьеров. Примаков, Степашин — тоже. Мы пили чай, откровенно им говорили, что хорошо, что плохо. Желание поделиться есть и сегодня, но… Начиная с Касьянова никто уже бывших премьеров в Белый дом не зовёт. Уж не знаю, может, чая им жалко? Или боятся услышать неприятные слова? Но руководители правительства обязаны слушать любые слова. Такая уж у них доля.

Досье

Николай Рыжков родился в 1929 г. в семье рабочего. Инженер по образованию, сделал карьеру в машиностроении. С 1985 по 1990 г. — член Политбюро, глава Правительства СССР. За работу по ликвидации последствий землетрясения в Спитаке ему установили памятник, а в канун 20-летия трагедии присвоили звание «Национальный герой Армении». Избирался в Госдуму, ныне член Совета Федерации от Белгородской области.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы