aif.ru counter
AIF.RU 213

Тенденции финансового рынка: кризис или развитие?

О том, куда движется российский финансовый рынок, рассуждали эксперты на круглом столе в «Аргументах и

Участники:

  • Член комитета по финансовому рынку, Президент Ассоциации региональных банков Аксаков Анатолий Геннадьевич
  • Ассоциация Российских Банков: Киевский Владимир Григорьевич, исполнительный вице-президент
  • Промсвязьбанк: Дрофа Виталий Станиславович, заместитель департамента развития розничного бизнеса ОАО «Промсвязьбанк»
  • Московский Банк Реконструкции и Развития: Звёздочкин Альберт Михайлович, старший вице-президент Московского Банка Реконструкции и Развития по развитию продуктов розничного бизнеса
  • Банк «Возрождение»: Дмитриев Евгений Вячеславович, начальник управления розничных операций банка «Возрождение»
  • Городской Ипотечный банк: Жигунов Игорь Витальевич, заместитель председателя правления Городского Ипотечного Банка
  • Связь-банк, Ермаков Кирилл Михайлович, главный аналитик Отдела анализа финасовых рынков ОАО АКБ «Связь-Банк»
  • УК «Пиоглобал»: Матафонов Денис Иванович, генеральный директор; Чураева Светлана Алексеевна, директор департамента маркетинга и PR
  • «Ажур-Аудит», Немыкин Александр Викторович, начальник отдела продаж
  • ИГ «Универ»: Артамонов Руслан Евгеньевич, начальник отдела маркетинга
  • УК «Промсвязь»: Танеев Андрей Витальевич, начальник управления продаж

Ведущая:

— Здравствуйте, дамы и господа! Издательские дома «Аргументы и факты» и «Труд» приглашают вас принять участие в нашем круглом столе на тему «Тенденции финансового рынка России, кризис или развитие?»

Сегодня мы с вами обсудим вопросы:

1. Кризис на мировом рынке: насколько тяжелые последствия для российской банковской системы.

2. Банковский рынок. Что делать вкладчику?

3. Недостаток ликвидности банков. Помогут ли денежные вливания государства?

4. Каковы перспективы развития ипотеки в 2009 году?

5. Судьба рынка ПИФов.

Анатолий Аксаков, президент ассоциации региональных банков, член комитета по финансовому рынку Госдумы РФ:

— Я считаю, это правильно, что тема заявлена как риторическая, то есть, под знаком вопроса. Сейчас даже советуют не говорить о том, что у нас кризис. Естественно, у нас есть проблемы на рынке. Но любой кризис — предвестник развития, причём хорошего, обновленного развития. Я уверен, что ситуация приведет к тому, что фондовый рынок, страховой рынок, банковская и другие системы финансового рынка, выйдут более здоровыми, крепкими, цивилизованными. И в этом плане и население выиграет и экономика, и государство, и финансовая система.

Естественно текущие проблемы пока многих отвлекают от непредвзятого взгляда на ситуацию. В то же время, даже в этих проблемах я вижу позитив. Например, то необходимое, что было заявлено в стратегии развития финансового рынка, подготовленной Ассоциацией региональных банков: например, выдача субординированных кредитов (то есть кредитов на срок не менее 5 лет, которые не придётся возвращать досрочно, — Ред.) — долгосрочных кредитов, со стороны институтов развития, коммерческим банкам. Когда мы презентовали свою стратегию, Минфин нас критиковал, ЦБ говорил, что вряд ли это возможно. Но уже принят закон, субординированные кредиты начали выдавать. Мы в своей стратегии написали о том, что необходимо внешнее заимствование наших компаний замещать внутренними заимствованиями. Под влиянием текущих событий, финансовые власти вынуждены были принять идеологию этого замещения. Принят закон, по которому Внешэкономбанк (ВЭБ) будет выдавать средства компаниям, а внутренние ресурсы будут направлять на то, чтобы замещать внешние заимствования.

Мы примерно полгода назад дискутировали с ЦБ и говорили о необходимости внедрения практики беззалоговых аукционов. Нас журили, нас учили, что это противоречит опыту финансовых рынков, что это экономически неграмотно, хотя мы знаем, что такая мировая практика существует... Как вы знаете, ВТБ уже проводит беззалоговые аукционы. Я считаю, что это только первые шаги, которые позволят нам коренным образом изменить организацию финансового хозяйства. ЦБ станет реальным кредитором в последней инстанции. Он будет с помощью рефинансирования, с помощью кредитных ресурсов регулировать денежный рынок и снабжать деньгами все банковские организации. Пока что они работают по узкому кругу. Пока у них подход такой: есть родная дочь, а есть — падчерица. И отношения к «родным» банкам у них более теплые, чем к тем, кто не имеет большого размера капитала, или высокого рейтинга.

Вот, региональным банкам говорят: вы должны иметь международный рейтинг, зря вы не позаботились о том, чтобы его иметь. Да не нужны были им эти рейтинги! Они вполне устойчиво работали. Если бы не было заявлений вроде: «Поддержим только эти банки, а другие будут пользоваться остатками», многие кредитные институты не испытывали бы этих проблем. Потому что после таких заявлений некоторые клиенты начали «перебегать».

Я уверен, что мы преодолеем весь комплекс проблем, который сложился на рынке. Беззалоговые аукционы сейчас частично начали уже решать ситуацию. Хотя, это только первые ласточки. На этой неделе должно быть принято решение о том, что ЦБ будет брать на себя риски, связанные с невозвратами кредитов на межбанковском рынке. Соответственно, это решение должно простимулировать межбанковский рынок, который, к сожалению, сейчас стоит. Но если он заработает, значит, начнется циркуляция денег между кредитными организациями, пополнения этих организаций деньгами. А следом идёт и решение других проблем, и отчисление платежей, и выплаты депозитов (хотя, они в принципе, почти всеми банками 99% выдаются своевременно). И начнется кредитование экономики! Для того, чтобы оно было хотя бы таким же, как в предыдущий период, в первой половине этого года, нужны серьезные решения государства: целевое выделение ресурсов на кредитование малого бизнеса через ВЭБ, Российский банк Развития и т.д. Такое решение есть, и оно будет реализовываться, но этих кредиторов надо ещё дополнительно снабдить деньгами. Должны быть средства и на инфраструктурные проекты. Чтобы весь механизм такого кредитования запустить, потребуется полтора-два месяца.

— То есть, вы считаете, что уже через такой короткий срок вся эта система сможет заработать?

— Я считаю, что через 2 месяца система заработает, и она будет давать эффект не только в межбанковском кредитовании, в осуществлении платежей клиентов в том, чтобы депозиты выплачивать, но и более активное кредитование экономики начнется. Вкладчику, на мой взгляд, сейчас нервничать не надо. Я понимаю, что они нервничают. Во-первых, есть система страхования вкладов. И 97-98%, по нашим оценкам, вкладов ею. Ведь депозиты до 700тыс рублей имеют 98% вкладчиков. К сожалению, стались ещё 2%. Вроде, маленькая цифра, но это приличная сумма и довольно приличная доля в общем объеме вкладов — где-то 40%. Эти 40% системой страхования не застрахованы. Но я хотел бы отметить, что законом, который был принят на прошлой неделе и подписан на этой, АСВ даны новые полномочия, в том числе и возможность оздоровления банков. Для этого выделены 200 млрд. рублей. Думаю, что Агентство при возникновении проблем в банках будет принимать решение об оздоровлении, а не о банкротстве банка. Соответственно, вклады в «оздоровляемых» банках будут полностью защищены — вместе с процентами! Когда мы обсуждали на Комитете законопроект, говорили: «А что, если процент по вкладу будет 20% годовых? Если депозит сроком на пять лет, что 20% владельцу гарантированно выплатят?» Отвечаю: да, 20% по вкладу будут гарантированы. Все клиентские деньги будут защищены. Все обязательства банков перед своими клиентами будут выполнены. Поэтому, в принципе, власти сделали немало шагов, которые позволяют надеяться на то, что система будет и стабилизироваться и активно, с течением определенного времени финансировать экономику.

Ипотека замедлилась, это понятно, хотя некоторые банки до сих пор продолжают это делать. Думаю, что после того, как 60 млрд. рублей поступят на счет АИЖК в ноябре, агентство начнет выкупать кредиты у региональных банков. Соответственно, у них появится ликвидность. Во-вторых, у них появится возможность дальнейшего ипотечного кредитования. Сегодня я разговаривал с Ананьевым и Фетисовым, членами СФ: завтра будем вносить законопроект, направленный на инвестирование пенсионных накоплений, так называемых средств «молчунов» в ипотечные ценные бумаги. А значит появится ещё один ресурс (по оценкам, это 400 млрд. рублей) для долгосрочного кредитования ипотечных программ. И Госдума, и правительство готовы дать АИЖК ещё больше денег, до 200 млрд. увеличить суммы. Но в агентстве нам сказали: «Дайте нам переварить 60 млрд., отработать их». Тем более, что они разработали новые стандарты, новые подходы. После того, как с этой суммой разберутся, им выделят до 200 млрд., чтобы этот рынок развивался.

Рынок ПИФов был напрямую связан с рынком ценных бумаг, и очевидно, что интерес к этому бизнесу будет возрастать с изменением ситуации на рынке ценных бумаг. Мое мнение, что он сейчас находится на самом дне. В принципе, для долгосрочных инвесторов самое время приобретать акции, может быть, начать с голубых фишек. Уверен, что их цена возрастет, в среднесрочной перспективе. Те, кто вложится в этот инструмент, они могут здорово заработать. Но это для людей уже не только смелых, а разумных.

— Вы считаете, что наши рынки перестанут реагировать на то, что происходит в Америке?

— Я вижу самую большую проблему для наш финансовых властей, для нашей экономики и вообще нашей финансовой системы в том, что растет курс доллара. Он сначала стимулировался оттоком иностранных инвесторов, выведением средств. Естественно, рост курса доллара стимулировал переход в доллар и наших компаний, организаций, которые, не увидев нерискованных вложений в активы в России, начали также уходить в доллар. Как и во всем мире, инвесторы — уходя в американские ценные бумаги. Думаю, что инвесторы уже вывели все средства, поэтому других объективных причин для роста курса, с этой точки зрения, нет. Но паника дополнительно стимулирует интерес к этой валюте. Я надеюсь, что решение федеральной резервной системы по поводу снижения ставки рефинансирования, сдержит курс и успокоит ситуацию на рынке. Конечно, мы связаны с Америкой, прежде всего ценой на нефть. Если цена на нефть будет падать, наши экономические возможности тоже будут снижаться.

Владимир Григорьевич Киевский, исполнительный Вице-президент Ассоциации российский банков:

— Добр день, уважаемые коллеги! Стало всем очевидно, что первопричиной мирового финансового кризиса является отнюдь не кризис жилищно-ипотечного сегмента США. Причина более глубока, чем это на первый взгляд кажется. И те процессы, которые сейчас происходят на мировом финансовом рынке, наглядно показывают это. Вероятно, все-таки мировая экономика потеряла реальные ориентиры в своем развитии. До 15% мирового денежного оборота обеспечено реальными активами. Все остальное является вторичным, третичным и так далее. Так в мировой экономике появились огромные воздушные пузыри. В этой ситуации, кончено, процесс носит глобальный характер, и было бы наивным утверждать, что он не касается экономики России. С другой стороны, Россия — часть мировой системы хозяйствования. И с третье стороны, она не так интегрирована в нее, как другие страны. Это нас несколько поддержит, и мы с меньшими издержками и затратами выйдем из этой ситуации. Плюс, солидная экономическая база была создана за последние пять лет. Создана соответствующая подушка безопасности, которая говорит о том, что все необходимые меры, которые сейчас принимают финансовые и политические власти в России, помогут. Они были своевременны, системны, и необходимы. Мы даже сыграли на опережение, чтобы погасить негативные процессы, которые могли бы появиться. Но нельзя не признать, что механизм реализации этих мер, несколько запаздывает. В частности, вопросы о наполнении банковской системы средствами, необходимыми для поддержания ликвидности. Были выделены огромные средства первому эшелону банков, но эти деньги, к сожалению, почти не доходят до их региональных коллег. Все замерли в ожидании, а межбанковская система, в её классическом ракурсе, безусловно, отсутствует. Ведь межбанк осуществляется только на условиях абсолютного доверия банкиров друг другу. А в регионах тенденция довольно динамичного ухода из банков населения со своими вкладами -1,5% всех депозитов изъяты. Но здесь тоже нужно смотреть внимательно на совпадения: есть ведь и чисто естественные потребности у вкладчиков приобрести те или иные вещи, и, конечно, здесь нужно делать определенную поправку. Правда в настоящее время этот процесс затухает и даже появляется ярко выраженная тенденция к увеличению вкладов населения. Там, где банкиры проводят индивидуальную, повседневную работу с точки зрения воспитания и обучения финансовой грамотности населения, серьезной угрозы оттока вкладов нет.

Не секрет, что во многих субъектах Федерации была несколько снижена кредитная деятельность банков, ужесточились, и это правильно, требования к заемщикам. Но, в то же время, наблюдается сдержанное кредитование отдельных предприятий, отдельных отраслей экономики. Здесь, я полагаю, могли бы сыграть положительную роль гарантии государства по средствам федерального бюджета и бюджетным средствам РФ для оживления кредитной деятельности. То же самое можно было бы сделать для оживления межбанковского рынка под соответствующие гарантии. Правда, здесь требуются соответствующие изменения бюджетных кодексов всех уровней. Но кризисная ситуация нас заставляет делать это быстро, решительно и, безусловно, эффективно.

Ситуация сложная, но не драматическая и тем более, не катастрофическая. Вместе с тем нам нужно задуматься, раз экономика страны стала рыночной, об экономических циклах развития-спада. Они были открыты экономистом Кондратьевым, нашим соотечественником. Об этом стоит подумать и ЦБ, и Минфину, и другим заинтересованным органам, разработать систему мер не только антикризисных, но и выхода из ситуации, в которой происходит снижение и падение и производства, а также снижение на финансовых рынках.

Вопросы, которые сейчас решаются в связи с беззалоговыми аукционами, крайне важны. Хочу поблагодарить ЦБ за ту работу, которую они провели. Было много непонятных вопросов, и мы связывались с руководителем департамента Сергеем Анатольевичем Швецовым, который очень грамотно и оперативно, вместе со своими специалистами, объяснял, как необходимо поступать. Кстати, несколько банков совместными усилиями просто помогли принять участие вот в этих аукционах. Действительно, большая была работа сделана. Но Анатолий Геннадьевич уже говорил: принят закон, и он функционирует, но непонятны условия. Международное рейтинговое агентство оценивает наши кредитные организации, имеющие соответствующий рейтинг. Те принимают участие в залоговых аукционах. Нам абсолютно не понятна аргументация, почему нужно исходить из той оценки, которую сделали международные рейтинговые агентства? Как они зарекомендовали себя? Давали высочайшие оценки кредитным организациям и инвестиционным банкам ведущих стран мира, но банков этих «уж нет, а те далече». Как исходить из оценки международных рейтинговых агентств, где львиная доля капитала принадлежит американскому капиталу, рейтинги осуществляются за определенную плату?

Мы написали письмо ЦБ, ноо не получили поддержки. Предлагаем допустить к беззалоговым аукционам банки, которые, по сути дела, рейтинговал сам ЦБ. Тогда дополнительно получили бы право на участие порядка 200 банков.

Анатолий Аксаков:

— Я бы хотел назвать те шаги, которые будут предприняты в ближайшие дни. Завтра (30 октября — Ред.) будет внесен целый пакет законопроектов — мною, Фетисовым и Ананьевым. Я уже один назвал, это инвестирование пенсионных накоплений в ипотечные ценные бумаги. Сейчас, как известно, их можно инвестировать только в государственные ценные бумаги, либо в бумаги, гарантированные государством.

Следующая инициатива — закон о потребительском кредите. Много уже говорили о том, что его главная идеология — защита заемщика, прежде всего с точки зрения предоставления ему информации. Но важна и защита кредитора, с точки зрения ответственности за возврат кредита. Следующий законопроект, это правовое узаконивание так называемого ликвидационного неттинга. Например, в Америке, как известно, стал банкротом Lehman Brothers. Последствия были тяжёлые, в том числе для мирового рынка, потому что этот факт повлиял на резкое падение курсов акций во всем мире.

В случае неплатежей на рынке деривативов, межбанковского кредитования и рынке РЕПО ликвидационный неттинг позволяет избежать возникновения эффекта домино, когда неисполнение обязательств одним из участников вызывает цепную реакцию неплатежей. Размер единого нетто-обязательства, как правило, оказывается значительно меньшим, нежели размер требований по отдельным операциям.

Законопроект вводит определение договора неттинга (в терминах законопроекта — компенсационного соглашения) и устанавливает особенности правового режима таких договоров при несостоятельности (банкротстве) стороны такого договора. Данное в проекте определение в целом согласуется с международными подходами, предложенными в том числе Международной ассоциацией свопов и деривативов (ISDA) в ISDA Model Netting Act 2006.

Следующее предложение — регистрация залога транспортных средства органами ГИБДД. Этот опыт у органов ГИБДД есть, банкиры с этим тоже согласны.

Далее — закон о секьюритизации. Государственный орган мог бы выкупать кредиты у кредитных организаций, прежде всего — хорошие кредиты. В Америке принято решение выделить 700 млрд. долл. на покупку плохих кредитов. Мы считаем, что могли бы создать некое государственное агентство, чтобы эта организация выкупала кредиты и наполняла ликвидностью банки. А сама она могла бы выпустить ценные бумаги под обеспечение этих хороших кредитов. И эти бумаги можно было бы включить в ломбардный список, соответственно, они могли бы пользоваться интересом у инвесторов и банков. И финансовый рынок бы оживал, и банки наполнялись бы ликвидностью, ну и рынок бы сам начал работать.

Следующий вопрос — о существовании российских рейтингов, о котором говорил Владимир Григорьевич. Наблюдательный совет ВЭБ поддержал эту идею: он уже в своем положении о выдаче субординированных кредитов будет учитывать и рейтинги российских рейтинговых агентств. Четыре из них я могу перечислить. Это Русрейтинг, Эксперт РА, это Национальноей Рейтинговое Агентство, и Moody?s Интерфакс. Мы предлагали АКМ, чисто российское агентство, но пока его не включили в этот список.

— Доллар сегодня недооценён?

— По спросу предложений, конечно, доллар недооценён. Какова его справедливая цена, никто не знает. Если будет плавающий курс доллара рубля, курс доллара немного подскочит, а потом пойдёт укрепление рубля, но уже рыночное. Причём доллар может укрепиться до 15-20 руб. (по оценкам экспертов), потому что мы в него сейчас очень много денег закачали...

— А евро?

— А евро привязан к доллару. Вполне возможно, что сегодня евро сегодня будет стоить 1,37. Потому что в США понизили ставку рефинансирования, а в Европе — нет. И соответственно курс доллара понизится, а евро укрепится.

Вопросы журналистов Аксакову:

— В последние дни обсуждался вопрос ограничения максимальной процентной ставки по вкладам. Очень многие банки, не крупные, для того, чтобы привлечь вкладчиков, устанавливают очень высокие ставки — 16%-20%. А сейчас агентство по страхованию вкладов будет вынуждено эти вклады оплачивать?

— ЦБ предоставлено право вмешиваться в ситуацию и требовать ограничения в определенных ситуациях этих процентных ставок. Так записано в законе. Это временная норма — до 31 дек 2009 года, мы ей сопротивлялись, защищая банки. Но ЦБ будет мониторить ситуацию и вмешиваться.

— Была информация о льготах для физических лиц, которые делают долгосрочные вложения в фондовый рынок. Насколько вероятность принятие таких льгот и освобождения от налогов?

— Будет не освобождение от налогов, а нулевая ставка для годовых инвесторов. По материальной выгоде по вкладам — полторы ставки рефинансирования не будут облагаться налогом.

Вопрос от банкиров:

— Прозвучала мысль, что могут быть изменены условия доступа к беззалоговым аукционам...

— Расширение по беззалоговому аукциону — доступ банков имеющих российские рейтинги. Его получат, по нашим оценкам 40 банков, т. е. 160 банков, вместе с теми, кто имеет международные резервы. Будем бороться.

— Коллеги, теперь слово участникам банковского рынка. Напомню, мы обсуждаем вопросы:

1. Кризис на мировом финансовом рынке, насколько тяжелы последствия для банковской российской системы?

2. Что делать вкладчикам тире читателям, которые достаточно состоятельны? У них где-то в неком банке лежит миллион рублей.

3. Недостаток ликвидности, перспективы ипотеки, есть ли они и что будет с ПИФами?

Виталий Дрофа, Заместитель начальника департамента развития розничного бизнеса ОАО «Промсвязьбанк»:

— Если подобная ситуация случилась лет 10 назад, то весь банковский рынок впал бы в кому. Ведь 10 лет назад не было ни кредитования, ни розничных банков, которые обслуживают население. Но сегодня рынок более цивилизован. Сейчас правительство и государство выступило единым фронтом, чтобы сгладить эти последствия. Люди научились договариваться между собой, а те банковские ассоциации, которые спорили с правительством, научились договариваться и договариваются. Госбанки санируют и спасать частные банки, такие как Собинбанк, Глобэкс. Так что вкладчики ничего не ощутили, но... продолжают нервничать, что бы мы ни говорили. Им надо приходить в банк и смотреть, отдаёт ли тот деньги или не отдаёт.... Добросовестные банки проводят образовательную программу со своими клиентами, разъясняют, показывают памятку вкладчика, которая разработана АСВ.

Кстати, мы проводим постоянный мониторинг, разбили наш портфель по вкладам на 4 категории. Нижняя категория — самая большая, депозиты до 500 тыс. рублей. Она и по количеству, и «по рублям» растёт во всех регионах и в Москве. Но крупные вкладчики, имеющие десятки миллионов рублей, которым отказали в кредитах в разных банках, лишились ликвидности. И они берут средства со своих депозитов и пускают на бизнес. Мы таких клиентов спрашиваем: «Почему вы это делаете, зачем?» Они говорят: «На бизнес, обязательно вернём!» И возвращают. У нас сейчас динамично идёт работа с вкладчиками, люди забирают деньги, а потом приносят назад. Некоторые приносят больше чем взяли, некоторые меньше. Самое опасное — это паника и недобросовестная конкуренция. То, что произошло в Ярославле, а год назад — в Волгограде: конкуренты вбрасывали «чёрные списки» в Интернет, в средства массовой информации, просто сарафанное радио работало. А люди начинали нервничать и бежали в банки...

Когда не дают деньги, надо запросить письменный запрос. Ни один банк не даст письменный отказ в выдаче средств, потому что это нарушение Закона.

Альберт Звёздочкин, старший вице-президент Московского Банка Реконструкции и Развития:

— Из любого кризиса надо извлекать позитивные моменты. Решительные, динамичные действия нашего регулятора — государства — это позитив. Проблемы, которые достаточно долго обсуждались, но не продвигались, как раз в это время начинают динамично решаться. Это касается и беззалогового кредитования и судебного урегулирования споров по залогам и многого другого.

Что касается отношения вкладчиков к тому, что происходит в банковской системе, мы надеемся, что пик отзыва вкладов придётся на октябрь-ноябрь. И есть надежда, что ситуация начнёт выправляться. 2004 год показал, что когда ситуация успокаивается, банк рассчитывается со своими вкладчиками. Я думаю, что и в этот кризис, в который мы проходим, хочется верить, что так оно и будет. Если банк вообще не возвращает деньги, тут надо рассчитывать на то, что Агентство по страхованию вкладов урегулирует эту проблему и человек через некоторое разумное время получит свои средства.

Денис Матафонов, генеральный директор УК «Пиоглобал»:

— Всё настолько радужно звучит из уст коллег из банков! У нас в управляющей компании несколько иначе смотрят на ситуацию. Мы не работаем с вкладчиками, но на мой взгляд у нас ситуация намного хуже. Мы сейчас видим, что банки фактически полностью прекратили кредитование реального сектора. Мы видим это по рынку облигаций — никакой ликвидности нет. И банки занимаются, по большому счёту, спасением друг друга. А правительство занимается только спасением банков. И в данной ситуации эти фишки домино уже начали падать. На прошлой неделе было 2 невыплаты по купонам. Это значит, что предприятие реального сектора подходит вплотную к банкротству. Да, может быть, правительство спасёт 400-500 банков, но каким образом банки работают с реальным сектором, я так и не услышал. Все пытаются решить проблему вкладчиков, но каким образом будет решаться проблема ГАЗа и других предприятий, которые платят зарплату?

Прозвучала цифра в полтора процента вкладов, изъятых из банковской системы. И это уже вызвало достаточно серьёзные последствия для последней. А если заберут 15%? В связи со стагнацией реального сектора, не из-за паники, а в связи с тем, что людям перестанут платить зарплату, проведут сокращения, — как тогда банковская система будет работать? Все банкиры, с которыми я общаюсь, «сидят» на ликвидности. Единственное о чём они мечтают, — это рассчитаться с вкладчиками. Никто сейчас даже не думает о том, чтобы перекредитовать своих клиентов, тех, кого они кредитовали достаточное долгое время. Началось ведь всё с Путина, который от лица ВЭБа начал осуществлять функции, по сути, банковской системы, выдавая деньги напрямую предприятиям.

У нас банковская система работает как агент по выдаче зарубежных денежных средств. Пока они поступали, наши банки их раздавали предприятиям. Как только оттуда приток сократился, всё, наша банковская система работать не может и ждёт помощи от правительства. А реальный сектор от банков ничего сейчас не получает. Ладно, с олигархами всё понятно, они имеют возможность напрямую попросить денег на переаккредитовку. Но что делать небольшим предприятиям? У нас облигационные портфели, мы работаем с крупными предприятиями на которых трудятся по 2-3 тыс. человек, сельскохозяйственные отрасли, авиационная промышленность — они все сидят без денег, им некуда пойти. Они не могут зайти напрямую к правительству с тем, чтобы попросить кредит и не могут пойти в банки, потому что там им уже точно сказали: вы у нас ничего не получите.

Резюмируя, хочу сказать, что ситуация, на мой взгляд далека от завершения, и отток из банков — только начало. Сейчас возможно он был вызван паникой. 2 недели назад это был панический отток самых пугливых вкладчиков. Но он будет увеличиваться и усиливаться, потому что люди просто потеряют работу и доходы. И они будут забирать депозиты. К этому надо готовиться. Я уверен, что через полтора месяца ситуация ещё не будет находиться на дне. В лучше случае через год мы увидим какое-то разрешение «кредитного кранча», поскольку рефинансироваться сейчас по сути негде.

— Как говорится, парируйте, если можете...

Владимир Киевский:

— Проблема действительно существует, и она достаточно серьёзна. Вопросы кредитной активности снизились. 2-3 месяца назад, Центральный банк специально для борьбы с инфляцией, проводил ряд мероприятий по снижению кредитной активности. Сейчас ситуация кардинально изменилась. Нам нужно всё-таки пожертвовать низкой инфляцией и не только не перестать кредитовать реальный сектор экономики, а не допустить слабой кредитной активности. Причём ее структурно-определяющих, социально значимых отраслей: торговые сети, инфраструктура, которая обеспечивает нормальную жизнедеятельность общества и населения, занятое в ней.

Я высказал собственное мнение о том, что сейчас экстренно нужно посмотреть ряд механизмов по серьёзной активизации кредитной деятельности через гарантию федерального бюджета, бюджетов субъектов Федерации и небюджетных средств. Требуется законодательное изменение поправок в бюджетные кодексы, для того, чтобы они выступили гарантами: а) в условиях повышения кредитной активности структурно-определяющих, социально значимых отраслей экономики, на местах это всё видно; б) для оживления межбанковского рынка. Межбанк сам по себе очень важен с точки зрения экономической составляющей и для психологической устойчивости социума. Вот что важно. Ведь вкладчики тоже понимают и знают: этот банк не даёт кредита другому банку, значит что-то не так. И эта цепная реакция, безусловно, должна быть учтена. Это ситуация не нескольких недель, вероятно это продлится несколько больше. Банк, если он не занимается кредитной деятельностью — это банк в себе и прикажет долго жить в ближайшее время. Я был в Томске, Омске, Тамбове, Екатеринбурге, Тюмени — ситуация неоднозначна.

В разных регионах она разная. Достаточно серьёзная ситуация в Екатеринбурге связана и с кредитной деятельностью, и с определёнными оттоками депозитов. Это было 1,5-2 недели, сейчас там обстановка нормализуется. Я разговаривал сегодня с Тюменью — там кредитная деятельность не замерла, но межбанка, по сути, нет. Ассоциация российских банков полторы недели назад договорилась с рядом регионов, где наиболее высокая насыщенность банковскими кредитными институтами. Договорились по 1-2 банков в регионах сделать условно столпами для того, чтобы оживить межбанк. Глаза в глаза, аккредитовать друг друга, чтобы не столько для себя, сколько для общества данного региона было видно что банки доверяют друг другу, банки работают, банки оживляют рынок межбанковского кредитования. Где-то это нам удалось, где-то это только развивается, но в стороне конечно нельзя стоять.

Виталий Дрофа:

— Я хотел парировать. На этой неделе В. В. Путин говорил обратное, что государственные средства будут выделяться через Внешэкономбанк, что будет отслеживать ситуация, мониториться, чтобы эти деньги могли доходить до регионов. Самая главная идея, чтобы производства у нас не закрывались.

Игорь Жигунов, заместитель председателя правления Городского Ипотечного Банка:

— Хочу повернуть разговор: что же делать потребителю не только вкладчику, но и заёмщику? Те потрясения, которые мы наблюдаем сейчас на рынке, и то, что мы будем наблюдать... С одной стороны, да, неплохо, что и некоторые банки сидят на определённой ликвидности, но реально выживет тот, кто, в хорошем смысле слова, подготовится, исходя из самых реалистично-пессимистичных сценариев. И с точки зрения ликвидности, и с точки зрения коммуникаций с клиентами и партнёрами. И вот почему. Есть мы — банки, есть наши контрагенты, партнёры, есть потребители, вкладчики, клиенты, заёмщики. На Западе на будущий год прогнозируется безработица на уровне 20%, в ряде стран — на уровне 15%.

Если говорить о российском рынке, то за последние месяцы наблюдается высвобождение рабочей силы в ряде отраслей. И если мы посмотрим на заёмщиков, клиентов, которые получили уведомление от банков о том, что им готовы предоставить кредит, то выяснится, что некоторые из них отказываются от кредита! Они говорят: мы сейчас не готовы занимать, потому что мы не уверены в своей стабильности, занятости. Та ставка, которая нам предлагается, может быть непосильной для нас. И пытаясь вводить в том числе заградительные ставки в 20-25% в рублях, по сути можно говорить о них, как о дефолтных ставках. Клиент, который готов взять кредит по 25-30% годовых, да ему хоть 250% — он заведомо его не вернёт. Поэтому то, что мы сейчас наблюдаем, это возрастающий спрос на специалистов-«рисковиков» и специалистов по работе с задолженностью. И здесь нужно здраво посмотреть на рынок: просрочка будет расти. Это наша реальность. Ведь платёжеспособность нашего потребителя, нашего потенциального заёмщика в последние месяцы ухудшается. Обращаясь с нашим потребителям и заёмщикам, мы всегда говорим: если у тебя есть осознанная необходимость брать тот же кредит, будь то авто или ипотека, бери. Но если действительно есть необходимость.

Сейчас потребитель разделился на 2 категории: тот, кто занял выжидательную позицию, и боится что-либо делать, потому что осознаёт некую неопределённость. И тот, кто пытается впрыгнуть в последний вагон и взять то, что есть. Не факт, что он сделает правильный выбор. Банки сейчас пересматривают свою политику и кредитных и операционных рисков. И по нашим оценкам, следующий год станет годом переоценки ценностей на рынке — и подходов к формированию банками кредитного портфеля, и к работе с обслуживанием кредитов. Почему? Потому что ещё есть одна проблема. Выдав большое количество кредитов, мы далеко не всегда обеспечили должный уровень обслуживания этих кредитов. И порой клиент, особенно в отдалённых регионах, сталкивается с проблемой просто-напросто вовремя внести платёж. И эта проблема только усугубляется с учётом последних событий. Либо клиент вносит платёж, который не приходит вовремя, либо не по вине клиента, платёж не вносит в срок банк-контрагент. Поскольку банк, откуда приходит платёж, просто напросто не перечисляет. Во многих торговых точках отказываются принимать карты российских банков-эмитентов. Наши сограждане, направляющиеся в зарубежные поездки в последние 2 недели, столкнулись с тем, что не могут расплатиться пластиковой картой, если у них нет с собой наличных.

Да, с одной стороны, мы должны успокоить потребителя, что не нужно вдаваться в панику, бежать забирать вклады, внося нестабильность на рынок. Но при этом надо научить его здраво планировать свои потребительские действия. Начиная с кредитов: брать их осознанно, и максимально чётко подходить к расчёту семейного бюджета. А также иметь в виду факт, что за рубежом наличность сейчас не помешает. Говоря вообще о банковском кредитовании — оно всегда было, есть и будет. Оно никуда не денется. Потому что без кредитного ресурса ни одна здравая экономика существовать не может.

В части долгосрочных проектов — мы все привыкли жить на растущем рынке за последние 3-5 лет. И в основном формировали свою базу за счёт западного ресурса, которого на сегодняшний день нет. Реальный ресурс, адекватный, западный отсутствует вообще. Это то, о чём мы начали говорить в самом начале круглого стола, — о формировании внутреннего российского рынка, в том числе секьюритизации финансовых активов в России. Действительно, это сейчас приоритет номер один. Но если реально смотреть на ситуацию, есть мнение: даже если рынки начнут выправляться, не факт, что российский рынок среагирует быстрее, с точки зрения долгосрочного фондирования. Потому что у нас несколько иной менталитет, в том числе и у долгосрочных инвесторов. Нам нужно сформировать не только законодательную базу, но и некоторую инфраструктуру, менталитет, самое главное — мотивацию долгосрочных инвесторов. То есть дать им повод поверить в российский актив.

— Мне казалось, что у нас ставки по кредитным картам, эффективные, по крайней мере, 22-28% — действуют не первый год. И люди худо-бедно отдавали эти деньги. А вы называете эти ставки «невозвратными». Почему?

— Что касается кредитной карты, у нас достаточно низкая финансовая культура населения. Потребитель часто не понимает, что, авторизовав карту, он тем самым создаёт для себя обязательства. И их нужно погашать точно тогда, когда договором предусмотрен последний день платёжного периода. Клиент думает: «Ну, не заплатил я в понедельник, да я во вторник принесу платёж». Что это значит? Это значит, что, во-первых, у него портится кредитная история, возникают не только срочные, но и штрафные проценты, т. е. его обязательства по этой карте растут. Но клиент не понимает, почему? Ведь он же принёс деньги на следующий день! Когда мы говорим об эффективной процентной ставке, о реальной стоимости кредита, важно всё раскладывать по полочкам, чтобы не смешивать всё в одну кучу.

Андрей Танеев, начальник управления продаж УК «Промсвязь»:

— Все равно ситуация каким то образом разрешится. Вопрос в том, кто будет решать, а не в том, виноваты или правы банки. Наше представление о кризисе меняется вместе с кризисом. Каждый следующий день приносит что-то новое. И наши оценки разные, в том числе, и о длительности кризиса, — 18 месяцев, три месяца, пять лет. Проблема в том, насколько тяжело он будет происходить, насколько долго. Потому что это уравнение со многими неизвестными. И решить его будет очень сложно.

Александр Немыкин, начальник отдела продаж «Ажур-Аудит»:

— Ко мне часто обращаются мои друзья, знакомые. Всем им я советую просто диверсифицировать свои портфели, раскидывать средства по разным валютам. Если человек несколько агрессивен, готов к риску, то сейчас самое время входить в портфель. Как сказал Анатолий Аксаков, мы находимся на дне фондового рынка. Можно купить ценные бумаги, и конечно, их подстраховать золотом. Золото сейчас на дне. Но продать его стоит года через три, когда оно вырастет где-то раза в два. Конечно, речь идёт не о самом золоте, а об открытии металлических счетов. А если человек более консервативен, ему нужен не прирост, а достаточно просто сохранить средства. Можно просто разбить на 25% — в валюты, которые всегда сами себя компенсируют. Евро падает, доллар растет. Сейчас доллар близок к завершению своего роста. Рубль вырастет, потом пойдет в обратную сторону. Корзину можно дополнить валютами, такими как рубль, швейцарский франк. Плюс золото. С иеной, наверное, уже поздно: она «перегрелась».

— Большое спасибо всем за участие!

Круглый стол вела Елена Семёнова

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как выбрать натуральный майонез?
  2. Что говорится в отчете США об аварии на Чернобыльской АЭС?
  3. Как хотят выявлять алкозависимых сотрудников?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ