aif.ru counter
12.04.2014 15:06
3563

Вход Господень в Иерусалим: евангельский мотив в живописи и поэзии

Сюжет Великий пост и Пасха
Фрагмент картины Бориса Кустодиева «Вербный торг у Спасских ворот на Красной площади в Москве», 1917 год.
Фрагмент картины Бориса Кустодиева «Вербный торг у Спасских ворот на Красной площади в Москве», 1917 год. © / репродукция

Последнее обновление - 16.02.2015 г.

5 апреля христиане празднуют одно из самых важных библейских событий — Вход Господень в Иерусалим. По словам всех четырёх евангелистов, в этот день Иисус Христос въехал в Священный город верхом на осле, что символизировало пожелание мира, а иудеи приняли Христа как Спасителя и устлали Его дорогу пальмовыми ветвями (в России сюжет немного «адаптировали» и заменили пальму на ветви вербы). Многие художники и поэты посвятили светлому сюжету свои произведения — АиФ.ru рассказывает, как традиции Вербного воскресенья отразились в искусстве.

Картина Вячеслава Шварца «Вербное воскресение в Москве при царе Алексее Михайловиче. Шествие патриарха на осляти» (1865)

У древних иудеев был обычай: правитель не входил в город пешком, а въезжал туда верхом. Если царь восседал на лошади, это означало желание войны, а на осле гости прибывали только с благими пожеланиями. Жители Иерусалима, как правило, приветствовали правителя пальмовыми ветвями. Эти традиции нашли отражение в живописи Шварца: его патриарх едет на ослике в белой попоне, а участники шествия несут пальмовые ветки.

Вячеслав Шварц. «Вербное воскресение в Москве при царе Алексее Михайловиче. Шествие патриарха на осляти». 1865 год.

Картина Константина Савицкого «Инок» (1897)

Константин Савицкий. «Инок». 1897год.

Главным героем своего полотна художник сделал серьёзного и задумчивого священнослужителя, который расположился у окна в Вербное воскресенье или после него — понять это можно по «пушистым» веткам вербы в цветной вазе.

Стихотворение Константина Бальмонта «Вербы» (1903)

У поэта Вход Господень в Иерусалим ассоциируется в первую очередь с ветками вербы — как и у большинства православных.

Вербы овеяны
Ветром нагретым,
Нежно взлелеяны
Утренним светом.

Ветви пасхальные,
Нежно-печальные,
Смотрят весёлыми,
Шепчутся с пчёлами.

Кладбище мирное
Млеет цветами,
Пение клирное
Льётся волнами.

Светло-печальные
Песни пасхальные,
Сердцем взлелеяны,
Вечным овеяны.

Стихотворение Сергея Есенина «Сохнет стаявшая глина…» (1914)

В строках известного «певца русской природы» описание родных пейзажей перемежается с евангельскими мотивами — например, сосны и ели кричат человеку, который едет на ослике: «Осанна!» — таким восклицанием когда-то иудеи приветствовали Христа («Осанна» — хвалебный возглас и одновременно краткая молитва).

Сохнет стаявшая глина,
На сугорьях гниль опёнок.
Пляшет ветер по равнинам,
Рыжий ласковый ослёнок.

Пахнет вербой и смолою,
Синь то дремлет, то вздыхает.
У лесного аналоя
Воробей псалтырь читает.

Прошлогодний лист в овраге
Средь кустов, как ворох меди.
Кто-то в солнечной сермяге
На ослёнке рыжем едет.

Прядь волос нежней кудели,
Но лицо его туманно.
Никнут сосны, никнут ели
И кричат ему: «Осанна!»

Картина Михаила Нестерова «Вход Господень в Иерусалим»

Михаил Нестеров как православный художник тоже не мог не обратиться к библейскому сюжету: его иудеи приветствуют Спасителя, расстилая под ноги Его ослу свою одежду и «усыпая» путь зелёными ветвями.

Михаил Нестеров. «Вход Господень в Иерусалим».

Картина Бориса Кустодиева «Вербный торг у Спасских ворот на Красной площади в Москве» (1917)

Для живописца Вербное воскресенье — это не только церковный праздник, но и народные гулянья: на его полотне вверх взмывает стая птиц, и ещё сотни воздушных шаров, а нарядные люди покупают ветки вербы и угощения к празднику (в этот день верующие позволяют себе послабление в посту — например, могут есть икру).

Стихотворение Ивана Бунина «Вход в Иерусалим» (1922)

Русский классик, путешествия по Ближнему Востоку, посетил Иерусалим. Свои впечатления он передал в поэзии:

«Осанна! Осанна! Гряди
Во имя Господне!»
И с яростным хрипом в груди,
С огнём преисподней
В сверкающих гнойных глазах,
Вздувая все жилы на шее,
Вопя всё грознее,
Калека кидается в прах
На колени,
Пробившись сквозь шумный народ,
Ощеривши рот,
Щербатый и в пене,
И руки раскинув с мольбой —
О мщенье, о мщенье,
О пире кровавом для всех обойдённых судьбой —
И Ты, Всеблагой, Свете тихий вечерний,
Ты грядёшь посреди обманувшейся черни,
Преклоняя свой горестный взор,
Ты вступаешь на кротком осляти
В роковые врата — на позор,
На пропятье!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество