1955

Юрий Белановский: Сколько весит Торжество Православия?

Сюжет Великий пост и Пасха

Последнее обновление: 27.02.2015 г.

Торжество прошлого

Если оставить в стороне все подробности, то величие Православия в истории можно свести к трём пунктам. Во-первых, достойно удивления и радости, что православное христианство не растворилось ни в чём за свою историю. Сами православные уверены, — и этому есть серьёзные основания, что по своей сути церковь осталась апостольской общиной учеников Иисуса. Во всяком случае, те, кто ищет в православии христианство — найдут его. В исторической перспективе можно проследить развитие и преемственность вероучения, форм церковного устройства, богослужения и искусства. Всё это — поступательное преемственное развитие. До сих пор основа христианской проповеди — Евангелие, проведанное ещё в начале I века.

Во-вторых, Православие сохранило апостольскую преемственность, то есть непрерывную преемственность епископата (а значит, и священства) от самих апостолов — учеников Иисуса. Епископы не появляются ниоткуда, они не самовыдвиженцы. Все они рукоположены православными же епископами. Это — своего рода гарант принадлежности церковной иерархии к истинной вере и православной традиции, восходящей не только на словах, но на опыте к Самому Христу.

В-третьих, конец первого тысячелетия — это своего рода расцвет, и действительно, если можно так выразиться, физическое, политическое, экономическое, социальное, культурное и эстетическое торжество православия, о котором помнят, которое предстаёт в сознании наших современников как некий идеал. В то время православие не только доказало свою жизнеспособность, но и обрело определённый и, надо сказать, немалый вес, крепость, имперскость и способность подчинить окружающую жизнь.

Именно к концу первого тысячелетия православие сложилось таким, каким мы его знаем сегодня: и в его вероучении, и в богословской мысли, и в его потрясающей по красоте и смыслам богослужебной и обрядовой жизни, и в церковном искусстве — живописи, музыке, зодчестве. Таким образом, вот уже больше тысячи лет православие предстаёт перед нами как цельная, величественная и вполне самодостаточная религиозная система.

Былое и, очевидно, недостижимое величие православия, подводит к мысли, что сегодняшнее торжество меряется сохранением прошлого, преемственностью и имперскостью. Это и есть те самые атрибуты православного мировоззрения, где торжество — это способность влиять на жизнь общества, окружающих народов, стран, цивилизаций через достояние прошлого.

А сегодня?

Именно в этом году, буквально в эти дни в Стамбуле состоялся своего рода саммит руководителей и представителей православных церквей. Самостоятельных и независимых церквей — пятнадцать. Среди них: Константинопольская, Греческая, Грузинская, Иерусалимская, Сербская, и, конечно же, Русская и другие. Главный вопрос саммита — подготовка всеправославного Собора, где епископы всех церквей смогут всерьёз обсудить накопившиеся за тысячелетие вопросы и проблемы. Вот, казалось бы, единство и торжество! Ведь, чего скрывать, последние столетия официальные отношения между православными были более чем скромными.

Что обсуждалось на саммите в Стамбуле? Регламент, отношение церквей друг с другом и отношения внутренней иерархии. Кто первенствует, как расположиться за одним столом, каков способ принятия решений, сколько и каких представителей от каждой Церкви должно быть на всеправославном Соборе? Какое место занимает Русская церковь? Чем определяется значение каждой церкви? Её древностью, пусть и при небольшом количестве паствы? Самая древняя и самая малочисленная — Иерусалимская Церковь. Или своей массой? Самая многочисленная — Русская церковь. Или политическим весом в мировом сообществе? Достаточно влиятельны и Константинопольская, и Русская церкви.

Сегодня, насколько можно судить, договорились и назначили всеправославный Собор на 2016 год. Сошлись на том, что от каждой церкви будет по 24 делегата-епископа, что решения принимаются только единогласно.

Как бы там ни было, сегодня очень трудно говорить о торжестве православия. То, что мы видим, не очень складывается с тем величием и той красотой и силой, что были в прошлом. При всём положительном историческом бэкграунде, отношения между церквями явлены в попытках договориться о вполне технических вопросах взаимодействия.

Судите сами. На всеправославном Соборе, вероятно, будут обсуждаться такие вопросы: 1) Статус и церковная принадлежность православной паствы за пределами исторических национальных и государственных границ той или иной Церкви; 2) Как может появиться и быть признана самостоятельная православная церковь? 3) Правила взаимного признания Православных Церквей; 4) Унификация календаря; 5) Правила и препятствия для совершения брака; 6) Пост в современном мире; 7) О взаимоотношениях с другими христианскими конфессиями (католики, православные).

Последние три вопроса действительно важны. Однако все они так или иначе уже решены в каждой церкви, где свой опыт и понимание стали традицией.

Другой взгляд

Когда мы говорим о прошлом и настоящем православия, необходимо помнить, что величие былого и некоторая прозаичность настоящего становятся понятны, если вспомнить, что большую часть церковной истории у православных был внешний сопроводитель и понуждатель. Это император с его ресурсом, властью, армией и деньгами. Императоры были гарантами не только того, что церковные соборы будут собраны и примут какое-то решение, но и того, что решения будут воплощены в жизнь, вплоть до введения войск. Есть основания полагать, что без воли императоров и участия империй все былое торжество (которое и ассоциируется с церковью) было бы слишком блеклым.

Сегодня же Православная Церковь лишилась всяческих подпорок. Нет того, кто скажет, что он и есть гарант не только собрания, но и воплощения решений. У церквей нет опоры, чтоб стоять на пьедестале величия, у них нет внешних сил, чтобы торжествовать. Есть только Бог и его ученики — христиане.

Я лично убеждён, что величие православия меряется не торжеством прошлого или настоящего. Вес в истории, обществе или политике почти ничего не значит. Разговор лежит в другой плоскости.

Торжество православия — это мера и вес Церкви на весах Божьих. То, о чем очень ярко, жёстко и прямо говорит книга откровения Иоанна Богослова, та книга, что называется Апокалипсис. Оказывается, что Христос — судья не только над каждым христианином, Он судит и церкви. Он их взвешивает. В этой пророческой книге Господь просит Иоанна обратиться к церквям. Вот несколько отрывков, не требующих комментария.

«Ангелу Церкви в Эфесе напиши: Я знаю твои дела, твой тяжкий труд и стойкость. Знаю, что ты не переносишь порочных людей: ты испытал тех, которые зовут себя апостолами, не будучи ими, и обнаружил, что они лжецы. Ты стоек, ты много вынес ради Моего имени и не изнемог. Но есть у меня и кое-что против тебя: ты забыл свою первоначальную любовь. Помни, с какой высоты ты пал, и раскайся, делай те дела, что делал раньше. Если же нет — Я приду к тебе и уберу твой светильник с его места, если ты не раскаешься.

Ангелу Церкви в Смирне напиши: Я знаю о твоих страданиях и бедности, но ты богат!.. Не бойся предстоящих тебе страданий. Будь верен до смерти, и Я дам тебе венок жизни!

И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: „Я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды“; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество