474

Почему судьи жалеют убийц детей?

Через 14 лет (по закону 2/3 срока) Р. Башкатов может выйти на свободу по условно-досрочному освобождению и снова насиловать и убивать детей?!

Психиатр-криминалист Михаил Виноградов однозначно считает, что вылечить таких людей невозможно: у педофилов мозг не похож на мозг обычных людей. Ни медикаментозно, ни хирургически пока это исправить нельзя. Попробовав один раз, они продолжают искать возможность удовлетворить своё извращённое желание. Те, кто ещё и убил, будут делать это снова. Единственный способ уберечь наших детей от таких извергов — запрятать последних за решётку на всю жизнь.

«АиФ» обязательно будет обращаться с подобным вопросом в Верховный суд РФ. Потому что, к сожалению, именно лояльность суда в своё время позволила питерскому маньяку Д. Вороненко оказаться на свободе и за полгода (с декабря 2006 по май 2007 года) убить пять девочек.

Изверг приговором доволен

В Верховном суде Республики Алтай завершился процесс по делу об изнасиловании и убийстве 8-летней Арчынай Яйминой. Слушания длились всего несколько дней, и уже в среду, 26 сентября, судья Татьяна Кононенко вынесла приговор Родиону Башкатову — 20 лет колонии строгого режима.

Процесс шёл в закрытом режиме, посторонних допустили только на оглашение приговора. Мама погибшей девочки, Людмила Яймина, появилась в зале заседаний перед самым началом слушания. Всё время, пока судья зачитывала приговор, она беззвучно плакала, изредка поднося к глазам платок. Убийца Башкатов в это время в своей клетке позировал телеоператору, ухмылялся и подмигивал.

Некоторые подробности этого жуткого дела стали известны только после оглашения приговора. Ещё во время следствия появилась информация, что задержанный Родион Башкатов написал явку с повинной и подробно рассказал о своём преступлении. Но позже от своих слов отказался, утверждая, что 30 апреля, когда Арчынай пропала, его в городе не было. «Были допрошены дополнительные свидетели, — комментирует сотрудник республиканской прокуратуры Е. Болтошев. — Алиби не подтвердилось».

Башкатову были предъявлены обвинения по трём статьям, все — особо тяжкие. Суд признал его виновным в изнасиловании и убийстве малышки. И тем не менее приговорил к 20 годам лишения свободы (через две трети срока он имеет право на условно-досрочное освобождение). Гособвинение считает наказание слишком мягким — прокурор просил пожизненное заключение.

Защита настаивала на оправдании, так как Башкатов свою вину не признал. В последнем слове он ещё раз заявил о своей невиновности. «Он наверняка будет подавать кассацию», — пояснил адвокат Абай Касенов. За время следствия у убийцы сменилось четыре государственных защитника. После оглашения приговора Башкатов искренне возмущался, что по закону ему придётся оплатить услуги адвокатов.

Убийца Арчынай выходил из зала заседаний с улыбкой. Видно было, что приговором он доволен.

«А вы довольны?» — рыдала Людмила Яймина около здания суда. Вряд ли мама и близкие девочки смогут когда-нибудь оправиться от трагедии. Они в шоке от столь мягкого наказания и намерены обжаловать приговор.

Майя ВЛАДИНА, Горно-Алтайск

Тёмная история одного маньяка

История жизни, а вернее, криминальных «подвигов» Дмитрия Вороненко наводит на неутешительные выводы — государственная машина суда и наказания сделала его «серийщиком». Не будь в его жизни этой вопиюще странной мягкости со стороны правосудия и исполнительных органов, детских смертей могло бы не быть.

Вороненко четыре раза был под судом. После первых трёх судимостей он каждый раз отделывался весьма легко — условные сроки и амнистии. Так, например, в 1998 году он был осуждён Калининским федеральным районным судом за «причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны» УК РФ на 1 год лишения свободы. В это время он находился на испытательном сроке по прежнему преступлению, но суд почему-то не принял это во внимание. Хотя, по сути, обязан был назначать наказание по совокупности совершённых преступлений и прибавить два неотсиженных года к новому сроку наказания. В 1999 году он снова оказался на скамье подсудимых, и опять за кражу. На этот раз Выборгский городской суд Ленинградской области приговорил его к трём годам. Но Вороненко, как судимый по «лёгкой» статье, попал под амнистию.

В 2001 году он снова оказался под судом по обвинению в четырёх изнасилованиях. По неизвестным обстоятельствам два эпизода изнасилования доказать не смогли, так как две жертвы из четырёх не сумели его опознать. Основным доказательством в этом деле стала биологическая экспертиза. 23 января 2004 года Невский районный федеральный суд приговорил его к пяти годам и шести месяцам лишения свободы.

Свой срок он отбывал в «Крестах». По слухам, ещё во время следствия, пока он находился в изоляторе, сидельцы наказали его по своим неписаным тюремным законам — «опустили». Согласно всё тем же воровским традициям он стал неприкасаемым. То есть с ним общались только такие же, как он, «опущенные» и исполняющие обязанности прислуги. Вороненко стал работать в хозобслуге. Мы ещё не знаем, каким образом ему удалось завоевать доверие надзирающих оперативников и получить положительные характеристики от начальника своего отряда и подпись на соответствующих документах начальника «Крестов» Александра Житенева. По всей видимости, Вороненко старательно лизоблюдничал и всячески угодничал и в итоге вышел на условно-досрочное освобождение. Как сообщили «АиФ» в Калининском суде, к «моменту ходатайства об освобождении (2005 г. — Авт.) Вороненко отбыл 1/2 срока наказания».

Формулировка суда была вполне типична. В ответ на наш запрос председатель Калининского суда Маргарита Хизниченко сообщила, что суд учёл «положительную характеристику его личности, наличие поощрений и отсутствие взысканий… и пришёл к выводу, что осуждённый доказал своё исправление».

Мы не знаем, как себя показал Вороненко при личном заслушивании перед судьёй. Может, действительно он постарался произвести благоприятное впечатление. Поговорить с тем, кто решил судьбу будущего убийцы детей, или просто выяснить её имя нам не позволили, сославшись на закон «О статусе судей в РФ». А оперативники, которые задерживали его после убийства в Петроградском районе, характеризовали Д. Вороненко как «тщедушного урода, тёмную душонку, от которого можно ожидать всего чего угодно». Но более всего его, конечно, характеризовали совершённые им преступления. Так, в уголовном деле, которое рассматривалось Невским судом, значится, что одну из своих жертв он душил, насиловал, а когда она пыталась вырваться, жестоко бил головой об стену и снова насиловал.

Комментарии, как говорится, тут излишни. Остаются только вопросы: чем руководствовалось начальство «Крестов», выпуская жестокого насильника на свободу уже через год, и куда смотрели судьи?

Кристина ВАЖЕНИНА, С.-Петербург

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы