1519

Виктор Мороз: «Мы не играем со смертью. Мы работаем с ней»

АиФ Здоровье №36. Музыка может остановить эпилептические приступы 03/09/2015 Сюжет Уникальные операции московских медиков
Виктор Мороз.
Виктор Мороз. Из личного архива

Чему за эти годы научились реаниматологи? Сумеют ли они когда-нибудь победить смерть? Об этом и многом другом мы беседуем с директором института, членом-корреспондентом РАН Виктором Морозом.

Возвращение к жизни

–Василиса Андреева, «АиФ. Здоровье»: Виктор Васильевич, все знают, что методы лечения делятся на терапевтические и хирургические. А вот про существование такого раздела, как анестезиология и реаниматология, часто забывают. Почему?

– Вероятно, потому, что анестезиология-реаниматология – самое молодое, но в нашей стране несколько обделённое вниманием направление медицины. На самом деле оно не менее важно. Анестезиология и реаниматология приходят на помощь, когда из-за отказа в работе жизненно важных органов и систем приходится временно замещать или протезировать их функции – проводить искусственную вентиляцию лёгких, подключать искусственную почку и так далее. Медицинская наука сегодня бессильна без усилий анестезиологов‑реаниматологов, которые незаменимы в те критические моменты, когда спасти человека, казалось бы, невозможно. С помощью современных технологий понятие «смерть» в их умелых руках отступает всё дальше.

– Но, насколько я знаю, ваш институт изначально создавался для борьбы со смертью…

– Термин «реаниматология» впервые был предложен академиком В. А. Неговским в 1961 году. Дословно слово «реаниматология» означает «возвращение к жизни». Именно Неговскому и его сотрудниками впервые удалось доказать, что внезапная смерть – это процесс, который может быть обратимым (клиническая смерть) и необратимым (биологическая смерть), а значит, его необходимо изучать.

Коллекция открытий

– Чем сегодня заняты сотрудники вашего института?

– У нас созданы экспериментальные модели для изучения особенностей критических и терминальных состояний, вызванных различными причинами – кровопотерями, травмами, утоплением… Установлены закономерности формирования пост­реанимационной патологии мозга и внутренних органов, изучены молекулярные механизмы процессов умирания и восстановления жизненных функций организма после смертельной кровопотери. Выявлены закономерности развития печёночной недостаточности у больных с гепатитом. Работа проделана огромная, а планы ещё больше.

– Да, в вашем институте немало уникальных разработок…

– И одна из них – экстракорпоральная детоксикация при септическом шоке, острой печёночной и почечной недостаточности. А ещё нашими специалистами обосновано применение метода экстракорпорального очищения крови как этапа подготовки к трансплантации печени, разработан метод, позволяющий увеличить производительность сердца при операциях с искусственным кровообращением, снизить объёмы кровопотери.

Одно из важнейших достижений института – разработка метода дефибрилляции электрическим импульсом биполярной формы, признанного сегодня в мире наиболее эффективным и безопасным. Совместно с Московским государственным институтом электронной техники мы разработали для выпуска в серийное производство автоматические наружные дефибрилляторы. Их внедрение в отечественное здравоохранение позволило бы резко снизить смертность при внезапной остановке сердца. Предмет нашей особой гордости – отечественный атомный силовой микроскоп, уникальные возможности которого мы впервые стали использовать для изучения механизмов развития критических состояний. Он намного дешевле импортного и ничем ему не уступает. Благодаря этому микроскопу мы можем увидеть, что происходит на клеточном уровне при тех или иных заболеваниях, кровопотерях, отравлении химическими веществами…

– И что же происходит?

– Дело в том, что даже обычные медикаменты, которые употребляет подавляющее большинство из нас, не так безобидны, как мы думаем. Скажем, известные многим мочегонные препараты, которые пьют «для профилактики» – от мигреней, от гипертонии. После приёма этого вещества клетки нашей крови совершенно искажаются, теряют свой нормальный облик. Всё это в той или иной степени относится ко всем без исключения препаратам как химического, так и природного происхождения. Абсолютно безвредных среди них нет. Любое постороннее вмешательство наш организм воспринимает в штыки, в буквальном смысле ощетинивается (повреждённые клетки при исследовании с помощью атомного силового микроскопа похожи на ёжиков) и пытается с ними расправиться. Начинается борьба не на жизнь, а на смерть: кто кого? Так что лекарства надо употреблять как можно реже и только по назначению врача. Самолечение – страшное зло, сродни самоубийству.

Пятая ткань

– Слышала, что в стенах вашего института изучают роль так называемой пятой ткани, ответственной за неблагоприятный исход при многих заболеваниях…

– Клинический опыт свидетельствует, что почти при любом недуге в какой-то момент клетки организма человека могут получить сигнал приостановить нормальную жизнедеятельность. Именно с этого момента наступает угроза смерти. Это проявляется почти всегда одинаково: регистрируется лавинообразное ухудшение клинических и лабораторных параметров, развиваются и прогрессируют страшные осложнения – полиорганная недостаточность, сепсис, ставшие врагом номер один для всех больных. Из-за этих осложнений мы теряем около половины своих пациентов.

– Но кто или что посылает клеткам человека эти сигналы?

– Причина – внутри нас. Но ни один из наших внутренних органов не может быть заинтересован в остановке жизненных процессов, так как в живом организме все процессы взаимосвязаны, и гибель одного органа неизменно отрицательно скажется на функционировании другого. Значит, эти сигналы могут быть поданы таким органом или тканью, которая, находясь в организме, является автономной и сможет существовать даже после смерти самого человека.

– О чём речь?

– Парадоксально, но знают о ней все – не только врачи, но и обыватели, а думают немногие. Имеется в виду огромное сообщество населяющих человека микроорганизмов: 10 в степени 15 или 16 – это и есть примерное количество бактерий в организме здорового человека. Их-то и называют иногда пятой тканью. Важно обратить пристальное внимание на этих братьев наших меньших, которые первыми встречают нас в этом мире при рождении и, по всей видимости, играют главную роль в определении момента ухода из жизни.

Конечно, было бы несправедливо приписывать им какие-либо интеллектуальные решения. Происходит это значительно проще, как и всё в природе, подчиняясь законам выживания. Как известно, микроорганизмы при неблагоприятных условиях способны резко ограничивать свои жизненные процессы, как бы замирая, засыпая, впадая в анабиоз, чтобы в дальнейшем, при изменении условий, снова продолжить рост и размножение. Регулируется этот процесс так называемыми сигнальными молекулами микроорганизмов, о которых учёным пока известно очень мало. А раз мы не знаем врага в лицо, то и борьба малоэффективна.

Новые вызовы

– А как же современные антибиотики?

– Конечно, они широко используются. А также иммуноглобулины, гемодиализ, плазмаферез и многое другое. Но всё равно нигде в мире пока нет возможности снизить летальность при септическом шоке ниже 40–50%. Увы, современный человек, обладая массой разнообразных знаний, до сих пор не знает химической структуры этого сигнала. А это означает, что он абсолютно безоружен против смерти.

– Выходит, этот мир принадлежит микроорганизмам, а мы просто даём им возможность жить и развиваться?

– Мы решили с этим не соглашаться и попытались узнать оружие противника. Сегодня в лабораториях нашего института обнаружены некоторые сигнальные молекулы микробного происхождения, установлено их химическое строение и их уровни в крови человека. Мы разработали методы и маркеры, с помощью которых можем их распознать.

– Как вы относитесь к рассуждениям о возможности преодоления смерти?

– Меня куда больше занимает другая проблема: есть ли жизнь при жизни? В последнее время мне приходится доказывать наше право на место под солнцем, бороться за сохранение нашего института, который пытаются сократить, урезать в несколько раз. А это означает очень тяжёлые последствия для всего российского здравоохранения. Ведь реаниматология всегда стояла на переднем крае медицинской науки, без этих исследований мы не будем расти и развиваться, а пациенты, которых можно было бы спасти, будут обречены…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы