Примерное время чтения: 5 минут
1609

У трети японцев аллергия на хвойные. А почему мы не чихаем от елок и сосен?

/ aijiro / Shutterstock.com

У японцев катастрофа из-за аллергии к пыльце хвойных деревьев. Ею страдают более трети населения, есть даже те, у кого развивается бронхиальная астма. У нас же хвойных навалом, возможно ли такое и в России?

Информация о такой массовой аллергии у японцев, озвученная на днях, испугала многих россиян. Если у них это возможно, то почему бы и у нас, в стране елей и сосен, аллергия к пыльце хвойных растений не приобрела в какой-то момент массовый характер. Или то, что японцу — смерть, нам — запросто?

Национальная японская аллергия

Только с января по март нынешнего года экономика Японии понесла совокупные потери в размере 383,1 млрд иен (более 2,7 млрд долларов). Они связаны с тем, что в период пыления аллергики стараются меньше выходить на улицу. Это сильно сокращает доходы общественного питания, индустрии развлечений, уменьшает транспортные потоки. Расчеты были проведены Институтом экономических исследований при крупной страховой компании Daiichi Life.

Премьер-министр Японии Фумио Кисида назвал эту аллергию «одной из острых социальных проблем страны». Как Япония дошла до жизни такой? И не урок ли это для нас?

Во-первых, речь идет об аллергии только на одно конкретное хвойное дерево — японский кедр (в России его практически нет). Во-вторых, в Стране восходящего солнца с ним явно перестарались. Сначала из-за войны и послевоенного строительства там вырубили очень много лесов. А потом на правительственном уровне было принято решение о лесоразведении. Годы с 1957 по 1972 называют эрой посадки японских кедров — их насаждали везде. Делали это из лучших соображений: сохранения природы и биоразнообразия, плюс у дерева очень дорогая древесина.

Аллея криптомерий в дзиндзя, префектура Нагано
Аллея криптомерий в дзиндзя, префектура Нагано. Фото: Commons.wikimedia.org/ Chris 73

Хотели как лучше, но получилось как всегда

В результате однотипные леса, в которых растут только такие деревья, сегодня составляют 45% всех хвойных насаждений. Кедры находятся в таком возрасте, когда производят огромное количество пыльцы. И число аллергиков с поллинозом к японскому кедру (другое название недуга — национальная болезнь) растет как на дрожжах. И это при том, что в Японии испокон веков никаких поллинозов (сезонные аллергии на пыльцу растений) не знали. Когда в Европе и США их было навалом, японцы о таких болезнях только читали в специальной медицинской литературе.

Первые больные были выявлены профессором Йодзо Сайто в 1963 г. Он тогда еще был аспирантом и работал оториноларингологом. «В марте и апреле этого года я наблюдал 21 пациента с жалобами на аллергические симптомы, поражающие нос, глаза и горло, — рассказывает профессор. — Этот опыт стал прелюдией к открытию поллиноза японского кедра. Основными симптомами у этих пациентов были зуд в носу, приступы чихания, водянистые выделения из носа, его заложенность, зуд в глотке и глазах. Они утверждали, что эти симптомы их беспокоят каждый год и только с конца марта до конца апреля, а в остальное время года ничего подобного не было». Далее Йодзо Сайто смог доказать аллергическую природу этой болезни и что причиной ее является пыльца японского кедра.

Наши хвойные леса добрее к людям, чем японские

Проблема в Японии столь остра, что 30 мая правительство приняло программу по сокращению в два раза количества пыльцы кедров в ближайшие 30 лет. Планируют существенно увеличить их вырубку: за 10 лет сократят площади таких лесов на 20%, заменив кедры другими деревьями.

А что у нас?

Японского кедра нам не стоит бояться по причине наличия отсутствия — его у нас практически нет. Вопреки своему названию, он вместе с кипарисом, можжевельником и туей относится к Кипарисовым — у этого ботанического семейства самая аллергенная пыльца. У нас же в основном распространены хвойные деревья из семейства Сосновых — сосна, ель, кедр, лиственница, пихта. У них очень много пыльцы, но она менее аллергенна, и пациентов с такими поллинозами в мире очень мало. В России ситуация похожая. «Это достаточно редкая аллергия. Я даже не встречал в своей практике пациентов с поллинозами к хвойным деревьям», — говорит aif.ru кандидат медицинских наук, педиатр, гастроэнтеролог и врач-консультант КДЦ Московского научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии им. Г. Н. Габричевского Юрий Копанев, ему часто приходится лечить детей с разными формами аллергии.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы