Примерное время чтения: 7 минут
4713

Тяжёлый рок лёгкого. Можно ли уберечься от самого распространённого и смертоносного вида рака

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. Трудная задачка. К чему пришло школьное образование? 23/06/2021
Image Supply / Shutterstock.com

70% случаев рака лёгкого выявляются на поздних стадиях.

Почему рак лёгкого «не видит» флюорография? Через какое время после отказа от курения снижается риск болезни и какой вид лечения помогает пациентам с 4-й стадией заболевания?

Рассказывает президент Национального общества онко-пульмонологов, заместитель директора по лечебной работе НИИ клинической онкологии им. Трапезникова НМИЦ онкологии им. Блохина профессор Кон­стантин Лактионов.

Лидия Юдина, «АиФ»: Константин Константинович, в прошлом году от рака лёгкого умер пациент из города Копейска Челябинской области, ежегодно проходивший флюорографию. Сейчас эту историю расследует специальная комиссия. Почему исследование, которое используется для диагностики рака, не помогло своевременно выявить болезнь?

Константин Лактионов: В диагностике рака лёгкого существует два разных подхода. Первый — это скрининг, который доказанно снижает смертность от рака лёгкого и предполагает обследование людей из групп риска (курильщиков со стажем в возрасте 55+), не имеющих симптомов заболевания. Для проведения скрининга используется низкодозовая компьютерная томография. Массовый скрининг на рак лёгкого в нашей стране не проводится. Есть несколько региональных пилотных проектов, но чаще такое исследование пациенты проходят самостоятельно.

Второй подход связан с ранним выявлением рака лёгкого. Для этой цели действительно используются флюорография либо рентгенография лёгких. Однако раннее выявление не всегда снижает смертность, поскольку агрессивность разных опухолей отличается и прогноз на выздоровление у каждого пациента свой.

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

Возможности флюорографии – минимальные из всех имеющихся методов. Она позволяет увидеть лишь объёмные образования не менее 1 см в диаметре – то есть первую стадию рака лёгкого, при которой пациенты имеют хороший прогноз, но не гарантию на выздоровление. К тому же прогрессирование опухоли – не линейный процесс. Долгое время она может оставаться стабильной, а потом за полгода резко увеличиться в размерах и дать отдалённые метастазы.

– То есть бесплатная флюорография, по сути, бесполезна и лучше проходить КТ за свои деньги?

– Лучший способ обезопасить себя – это не уповать на исследования, а отказаться от курения. Есть очень небольшой процент некурящих пациентов, у которых в развитии рака повинна генетическая мутация, причины развития которой нам пока неизвестны. Но в целом вероятность возникновения рака лёгкого у некурящего человека минимальна.

Дело – табак

– Борьба с курением в нашей стране ведётся давно и достаточно успешно. Однако рак лёгкого по-прежнему занимает второе место в структуре заболеваемости и первое – среди причин смертности онкологических пациентов.

– Самые большие надежды на снижение заболеваемости у нас действительно связаны с уменьшением числа курящих. Однако вероятность заболеть раком лёгкого у злостного курильщика снижается через ­10–15 лет после отказа от вредной привычки. Если учесть, что ограничивать табакокурение в России стали 7 лет назад, ожидать результатов можно не раньше, чем через 5–7 лет. Об этом говорит опыт западных стран, которые ввели такие ограничения гораздо раньше.

– Известно, что у людей, которые страдают от бронхолёгочных заболеваний, рак лёгкого диагностируется чаще. Чем это объясняется?

– Любой воспалительный процесс запускает активное клеточное деление в зоне воспаления, при котором мутации накапливаются быстрее, что делает более вероятным возникновение опухоли. Однако затяжным кашлем и хроническими бронхитами чаще страдают курильщики. Поэтому появление опухоли у них скорее провоцируют канцерогенные вещества, а не хроническое воспаление.

Ну-ка, все вместе!

– Всё чаще в лечении пациентов с раком лёгкого используется иммунотерапия. Однако при всей эффективности её нель­зя назвать панацеей. Как вы отбираете пациентов, не зная наверняка, кому поможет этот баснословно дорогой вид лечения?

– Надо сказать, что надёжного маркера эффективности у нас нет даже для химиотерапии, с помощью которой мы успешно лечим пациентов уже не одно десятилетие. Да, иммунотерапия помогает не всем. Но даже на продвинутых стадиях рака с её помощью излечивается 30% пациентов (при использовании химиотерапии 50% пациентов с распространённым раком лёгкого умирали в течение года). Иммунотерапия уже включена в клинические рекомендации и назначается как препарат первой линии большому количеству пациентов. Благодаря Национальной онкологической программе этот метод лечения доступен во всех уголках страны и региональные клиники обеспечены препаратами для иммунотерапии не хуже, чем федеральные центры.

– Правда ли, что операции при онкологических заболеваниях в будущем заменят современные методы лечения?

– При маленьких опухолях альтернативы хирургии нет. Уверен, что на 1–2-й стадиях заболевания она и останется золотым стандартом лечения. При распространённом онкологическом процессе, на ­3–­4-й стадиях болезни, лучшие результаты даёт лекарственное лечение, в том числе и в комбинированных вариантах.

– Недавно общество онкопульмонологов провело «Бои экс­пертов», которые показали, что даже среди именитых врачей нет единого мнения, как лечить рак лёгкого. Каждый врач выбирает схему лечения, исходя из своего опыта. Могут ли пациенты доверять начинающим докторам, у которых такого опыта ещё нет?

– В повседневной практике мы пользуемся клиническими рекомендациями, которые утверждены Минздравом и являются обязательными к исполнению. При этом сегодня для одного пациента есть как минимум три разных варианта (химио-, таргетная и иммунотерапия). Выбор лекарственного лечения – прерогатива врача, который делает его с учётом особенностей опухоли, развившейся у пациента. Что касается начинающих врачей-онкологов – их информированность в нашей стране достаточно высока. Регулярно проводятся съезды, форумы, образовательные программы для врачей из регионов, поэтому, если врач рекомендует тот или иной метод, к его мнению стоит прислушаться.

«Бои экспертов» показали, что принимать участие в лечении одного пациента должны специалисты разных направлений. В лечении рака лёгкого накоплен самый большой багаж знаний, которые пришли в повседневную практику из фундаментальных исследований, и досконально ориентироваться в этом массиве заоблачных технологий (ПЦР-диагностика, оценка генома опухоли, био-, таргетная и иммунная терапия) не может ни один профессионал. Найти оптимальную схему лечения можно только сообща.

Кстати

Под какие болезни может маскироваться рак лёгкого?

Этот недуг нередко ошибочно принимают за пневмонию или хронический бронхит и долгое время пытаются лечить антибиотиками, что приводит к увеличению опухоли и отодвигает сроки специализированного лечения. Рак лёгкого может маскироваться и под коронавирус. Вирусная пневмония на рент­геновском снимке зачастую неотличима от метастаз в лёгких. В таких случаях необходимы дополнительные исследования.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы