aif.ru counter
5920

Смерть от пореза. Почему бактерии больше не боятся антибиотиков?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. «Сила дров» 09/01/2020

Тревожное заявление сделал один из заместителей министра здравоохранения. По его словам, скоро нас нечем будет лечить, потому что имеющиеся сегодня антибиотики перестают работать – бактерии слишком быстро к ним адаптируются и учёные не успевают разрабатывать новые действенные препараты. Так кто кого победит в этой схватке: мы – бактерии или бактерии – нас?

Бактерии-убийцы уже среди нас

Согласно прогнозам ООН, к середине XXI в. в мире может случиться пандемия, вызванная микробами, которые приобрели устойчивость к антибиотикам. Эта проблема признана не менее опасной, чем пресловутые и­зменения климата.

В странах ЕС устойчивость к антибиотикам уже приводит к 25 тыс. смертей ежегодно. Е­сли ничего не предпринимать, к 2050 г. число подобных летальных исходов по всему миру достигнет 10 млн. Для глобальной экономики это чревато потерями от 60 до 100 млрд долл. к­аждый год.

Кто в группе риска?

Учёные, исследующие п­атогенные бактерии, с грусть­ю отмечают: угроза может оказаться сильнее, чем представлялось ранее. Так, год назад биологи из Австралии изучили сот­ни образцов эпидермального стафилококка (Staphylococcus epidermidis), собранных в 78 клиниках 10 стран мира. И выявили три его новых штамма, устойчивых ко всем известным антибиотикам и способных вызывать неизлечимые заболевания. А ведь эта бактерия очень распространена – она живёт на коже у каждого из нас. Отныне некоторые её разновидности представляют реальную угрозу, а в группе риска – люди с ослабленным иммунитетом и пациенты, которым имплантировали протезы или поставили катетеры.

Анализ бактерии показал, что ей хватило одной-единственной мутации (изменения в геноме), чтобы приобрести устойчивость к двум основным группам антимикробных препаратов. «Выявление новых штаммов означает, что, хотя мы используем новейшие антибиотики, микробы к ним быстро приспосабливаются, – отметил руководитель исследования Бен Хауден. – Так возникают супербактерии».

Гигантским инкубатором супер­бактерий становится М­ировой океан. Когда люди принимают антибиотики, их организм перерабатывает лекарство не полностью – остатки выводятся с мочой, минуют очистные сооружения и попадают в реки и моря, постепенно там накапливаясь. А поскольку в морской воде обитают и бактерии, вскоре они приобретают у­стойчивость к этим препаратам. Недавно американские эпидемиологи обнаружили в организмах дельфинов виды микробов, способных сопротивляться воздействию эритромицина, ампициллина и цефалотина.

Более того, штаммы бактерии энтеробактер (Enterobacter), обладающие повышенной устойчивостью к антибиотикам, были найдены на ободке унитаза Международной космической станции! Туда они попали в­месте с испражнениями астронавтов.

«Основная масса антибиотиков проникает в наш организм вместе с питанием, ведь эти препараты широко используются в сельском хозяйстве, при выращивании скота и птицы, – поясняет президент Российского научного медицинского общества терапевтов, академик Анатолий Мартынов. – В медицине зачастую их применяют бесконтрольно, что тоже играет негативную роль. По данным ВОЗ, каждый второй, кто принимает антибио­тики, делает это неправильно. Как правило, для их приёма нет достаточных медицинских показаний. Наиболее характерный пример – ОРВИ, простуда. Её не надо лечить антибиотиками, это бесполезно. Но поскольку в наших аптеках эти препараты продаются свободно, люди покупают их сплошь и рядом. Да ещё и врачи выписывают не подумав. Либо назначается не тот антибиотик, какой нужен, либо доза недостаточна. Бывает, что пациент, почувствовав себя лучше, сам бросает принимать лекарство. В итоге бактерии выживают и приобретают к нему устойчивость.

Лишь в последние годы ВОЗ начала бить в колокола, осознав, что человечество может оказаться перед микрофлорой в б­еззащитном состоянии».

Набат же раздался в 2016-м, когда в США скончалась женщина, в организме которой была найдена бактерия, устойчивая к 26 видам известных анти­биотиков. Летом она побывала в Индии, где сломала ногу. Началось воспаление. Вернувшись в родную Неваду, американка обратилась к местным врачам, но те оказались бессильны: ни один антибиотик не действовал. В сентябре пациентка умерла от септического шока, после чего медики установили причину смерти: в ткани проникла бактерия клебсиелла пневмонии

(Klebsiella pneumoniae), к­оторая встречается повсеместно и входит в состав нормальной микро­флоры кишечника, кожи и ротовой полости человека, не вызывая болезней. Но именно этот штамм давно известной бактерии оказался убийцей.

ХХI век: Смерть от пореза

В том же году профессор из Гонконга Чэнь Шэн обследовал тела пяти пациентов, перенёсших операции из-за травм и умерших от заражения крови. Причиной их гибели стала опять же Klebsiella pneumoniae. Её н­овый штамм не только вызывает пневмонию, но и проникает в кровоток и внутренние органы. И относительно здоровый человек с нормальным иммунитетом вдруг оказывается поражён неизлечимой инфекцией. Обнародовав результаты исследования, Чэнь Шэн предупредил: смертельный штамм клебсиеллы легко прилипает к различным материалам – даже к поверхностям медицинских приборов. Передача микроба от человека к человеку происходит главным образом в больницах. И со временем смертельных бактерий-мутантов должно становиться всё больше.

Тогда учёные-эпидемиологи и заговорили в полный голос о том, что устойчивость бактерий к антибиотикам является для человечества куда более опасной проблемой, чем изменения климата. Ведь супербактерии могут убить нас гораздо раньше, чем это сделает глобальное потепление.

Живучесть микробов и их умение приспосабливаться к меняющимся условиям окружающей среды выглядят удивительными. Но не стоит забывать, что это очень древняя форма жизни, одна из первых на З­емле. Если бы бактерии не умели выживать в любых условиях, они давно бы вымерли. Это нам только кажется, что мы побеждаем их с помощью каких-то препаратов. На самом деле они никуда не исчезают, а лишь приспосабливаются и становятся сильнее, передавая генетическую информацию об устойчивости к лекарствам в следующие поколения. И поколения эти появляются не через месяцы и даже не через недели, а уже через 20–30 минут. Причём бактерии способны передавать гены не только потомкам, но и другим, «соседним», микробам. Биологи называют это феноменальное свойство «горизонтальным переносом».

В общем, человечеству, как и бактериям, придётся приспосабливаться к новым условиям существования. Ведь с появлением супермикробов меняется спектр наших заболеваний. Бактерии-«друзья», тысячелетиями живущие у нас в организме и находящиеся с ним в симбиозе, теперь могут в один момент стать «врагами». При снижении иммунитета они начнут вытворять такое, чего от них никто не ждёт! Уже не раз упомянутая клебсиелла, обитающая в нашем кишечнике, способна «прогрызать» его стенку и вызывать внутреннее кровоизлияние. Другой пример – живущая на коже синегнойная палочка. При ожогах или порезах она стремится проникнуть внутрь, и, если при этом возникает заражение, его лечат антибиотиком. Но синегнойные палочки постепенно привыкают к антимикробным препаратам и перестают их бояться. А это значит, что в недалёком будущем человек сможет умереть, банально порезавшись кухонным ножом.

Какой век, вы говорите, у нас на дворе?

Вся надежда на опарышей?

В мире активно идёт поиск препаратов, которые заменят антибиотики. Одни учёные ищут их среди старых средств борьбы с инфекциями, другие двигаются в совершенно новых, неизведанных направлениях. 

Говорить, что прорыв в создании новых лекарств произошёл, ещё рано. Но некоторые разработки очень перспективны. Одно из самых эффективных средств пришло к нам из прошлого, и, скажем прямо, из прошлого жуткого. В ряде западных стран уже есть клиники, где используют личинкотерапию. За красивым названием скрывается применение личинок мясных мух – их часто называют опарышами. Принято думать, что именно они заносят инфекцию в рану. И чаще всего это действительно так. Однако когда личинки стерильны, они, наоборот, очищают рану от повреждённых и отмерших тканей. В результате гнилостным бактериям в ране нечем питаться, и инфекция не развивается. Это свойство было отмечено медиками ещё в Первую мировую войну. 

Сегодня такие «препараты» выводят специально. Эффект лечения хороший. Но есть несколько «но». Во-первых, так можно лечить только поверхностные открытые раны кожи и подкожных тканей. Их терапия антибиотиками сегодня вызывает большую проблему – гноеродные бактерии, которые становятся причиной инфекций, часто устойчивы к антибиотикам. К тому же далеко не все врачи и пациенты готовы на такое малоаппетитное лечение. 

Медицинское сообщество с гораздо большим оптимизмом ждёт более привычных препаратов. Идеи для их создания черпают в конкуренции бактерий между собой, и поэтому о многих ожидаемых препаратах можно говорить в терминах бактериологической войны. Вот некоторые из таких лекарств.

Бактерии-хищники. У микробов есть свои бактерии-паразиты. Проникая внутрь организма-хозяина, они сперва постепенно убивают его, а выходя наружу, поражают новые жертвы. Наиболее перспективны в этом плане специфические бактерии из рода Бделловибрионов. Их уже проверяли при инфекционных заболеваниях. Важно, что устойчиво­сти к б­актериям-хищникам не развивается.

Бактериофаги. Вирусы, поражающие бактерии. Несколько бактериофагов уже используют в лечении. Действуют они как заправские убийцы – через прокол вводят свои гены (ДНК) внутрь бактерии, размножаются и приводят к её гибели. Кстати, точно так же вирусы убивают наши клетки. Благодаря современным биотехнологиям бактерио­фаги можно нацеливать на конкретные бактерии. 

Бактериоцины. Дословно – «убийцы бактерий». Причём убийцы близкородственных бактерий. В микромире между «родственниками» идёт очень мощная конкуренция за продукты пропитания. И о­дни используют против других специальные пептиды (белки). Подобно пулям, они продырявливают родственника-врага и блокируют активность его ферментов. Изучив эти процессы, учёные разрабатывают такое бактериологическое оружие.

Бактериолизины. Так называемые «перевариватели бактерий». Они поступают с бактериями как наша пищеварительная система с едой: разрушают (измельчают) и переваривают. Используемые для этого факторы – природные: выделенные активные вещества, которые применяют бактерии-хищники и бактериофаги, убивая свои жертвы. 

«Большая фарма» за бактерии и против людей?

Рост устойчивости бактерий к антибиотикам – одна из самых серьёзных угроз для здоровья людей в XXI в. Это официальная позиция ВОЗ, и с ней в целом согласно медицинское сообщество. Уже ясно, что решение проблемы требует огромных усилий. Но, к сожалению, фармацевтические компании в этом вопросе занимают, мягко говоря, пассивную позицию.

В своих официальных документах ВОЗ прямо намекает на такое плачевное положение. «Большинство фармацевтических компаний более не ведут исследования для получения нового антибиотика, что может иметь глобальные негативные последствия для здоровья человека и животных» – это цитата лишь из одного заключения. 

По мнению экспертов этой влиятельной организации, ощущается серьёзная нехватка новых антибиотиков, которые необходимы для борьбы с возрастающей угрозой устойчиво­сти к противомикробным п­репаратам. Однако подавляющее большинство препаратов, находящихся сейчас на стадии клинической разработки, вряд ли помогут в этом – они являются модификациями уже существующих классов антибиотиков и в лучшем случае п­омогут решить лишь временные проблемы. 

«Фармкомпании и исследователи должны срочно сфокусировать своё внимание на новых антибиотиках против некоторых типов чрезвычайно опасных инфекций, которые за несколько дней могут привести к смерти пациентов из-за отсутствия у нас линии обороны», – взывает г­ендиректор ВОЗ д-р Тедрос Адханом Гебрей­есус. Но фармкомпании его не слышат. Дошло до того, что в документах этой организации к созданию новых антибиотиков уже прямо призывают даже правительства всех стран, чтобы они активно продвигали такие исследования и способствовали им всеми возможными способами, включая и финансирование. 

Это однозначно говорит о том, что существующая модель фармацевтического бизнеса не работает. Производителям лекарств нет дела до глобальных медицинских вызовов человечеству, ведь главные доходы они легко получают в других областях медицины. Сегодня фармкомпании не скрывают, что создавать инновационные средства против бактерий им невыгодно. Почему? 

Официальная версия звучит так. Создание принципиально нового антибиотика занимает 15 лет и обходится очень дорого: в 1–2 млрд долл. Патентная защита препарата продолжается ещё 15 лет, и за это время фирма не всегда успевает «отбить» з­атраты на создание лекарства. К тому же за эти годы некоторые микробы успевают выработать устойчивость к этому антибиотику, и он успевает устареть, ещё не дойдя до потребителя. Естественно, не нравятся компаниям и призывы ВОЗ делать новые антибиотики доступными по цене и держать их в резерве, не проводя активное продвижение, чтобы предупредить развитие резистентности к нему. Это же противоречит бизнесу!

Гораздо выгоднее создавать препараты, которые «несут з­олотые яйца». Сегодня мы видим, как фармкомпании перестраиваются, порой отказываясь от производства обычных препаратов, приносящих миллионные прибыли, на лекар­ства, обеспечивающие миллиардные доходы. Типичный пример – так называемые биологические препараты. Куда выгоднее производить лекарст­во от холестерина, месячный курс лечения которым стоит 30–50 тыс. руб., чем статины за 500–1500 руб. Абсолютный предел мечтаний фармацевтов – лекарства от рака. Из новых препаратов трудно найти средства, которые бы стоили менее 150–200 тыс. руб. за месяц терапии. 

Ценообразование подобных лекарств похоже на ч­ёрный ящик. Но известно, что в н­екоторых больших, но бедных странах компании порой идут на сокращение цены вдвое, лишь бы не потерять огромные рынки сбыта. Это говорит о том, что в цене «зашита» суперприбыль. Не будут же фармбизнесмены работать себе в убыток. Так что за производство антибиотиков, которое сулит им только небольшую прибыль, они вряд ли возьмутся засучив рукава. 

Можно ли обойтись без антибиотиков?

Правильный ответ на этот вопрос звучит так: «НУЖНО чаще обходиться без антибиотиков!»

Большинство врачей и учёных сходятся на том, что антибиотики не нужны в лечении массы заболеваний, при которых их нам обычно назначают. А нередко такие лекарства мы «прописываем» себе сами, доставая их из домашней аптечки и не советуясь с доктором. К­огда же антибиотики не н­ужны?

Наверняка многие читали или слышали, что ими не надо лечить простудные заболевания, ОРВИ (острые респираторные вирусные инфекции). Ключевое слово здесь – вирусные: ведь против вирусов анти­биотики бесполезны. Кроме того, подобные инфекции вообще требуют минимального лечения, поскольку проходят и сами.

А вот что действительно неожиданно, так это заверение врачей, что антибиотики не нужны при ангине и даже бронхите. Мы уверены, что эти заболевания вызывают бактерии, но это не так. «Острый бронхит в 90% случаев вызывают вирусы, поэтому антибиотики при этом заболевании назначать не следует, – говорит генеральный секретарь Российского научного медицинского общества терапевтов, замначальника управления науки МГМСУ им. Евдокимова МЗ РФ, главный внештатный специалист-пульмонолог Министерства здравоохранения РФ по ЦФО Андрей Малявин. – Это не значит, что антибиотики нельзя применять при бронхите вообще, просто они не должны быть препаратом первого выбора при лечении этой болезни». С а­нгиной ситуация схожая.

А ещё, уверены специалисты, мы неправильно лечим пневмонию – воспаление лёгких. Из-за частого применения анти­биотиков пневмококк, вызывающий эту инфекцию, стал устойчивым ко многим препаратам. «Сегодня от пневмонии погибают 35% пациентов старше 65 лет, и 8–10% – среднего возраста. Это очень большие цифры, – говорит Андрей М­алявин. – Главную роль в борьбе с этой инфекцией должна играть вакцинация против стрептококка. Но она продвигается в стране очень слабо».

Таблетки национальной безопасности

Если в ВОЗ проблему у­стойчивости бактерий к а­нтибиотикам рассматривают как угрозу глобальной стабильности, то мы в России видим в этом угрозу национальной б­езопасности.

Роман Козлов, членкор РАН, главный специалист МЗ РФ по клинической микробиологии и антимикробной резистентности, руководитель Сотрудничающего центра ВОЗ по укреплению потенциала в сфере надзора исследований антимикробной резистентности:

Сегодня уже есть бактерии, против которых эффективны всего 1–2 анти­биотика. Е­сли и к ним выработается устойчивость, это приведёт к большим сложностям в лечении инфекций, а иногда и к смерти пациентов. Мы проводим большую работу среди врачей, чтобы обучить их правильному лечению антибиотиками. С этим есть проблемы. Но много ошибок совершают и пациенты, принимающие эти лекарства. Тем самым они тоже способствуют росту антибиотикорезистентности. Я бы выделил следующие правила, которые помогут предот­вратить это и получить максимум эффекта от л­ечения:

1. Если приём антибиотика назначен на 7 дней, столько и нужно его принимать. Даже если вы чувствуете, что уже здоровы, продолжайте лечение. При укорочении курса приёма антибиотиков выживают самые устойчивые бактерии. Они передадут эти свойства будущим поколениям микробов, и когда те вызовут болезнь, лечить её будет гораздо сложнее.

2. Крайне важно принимать антибиотики так, как указано в инструкции, соблюдая условия и число приёмов в сутки. Если указано, что пить л­екарство нужно до, после или вместе с едой и столько-то раз в день, так и поступайте. От этого зависит эффективность препарата.

3. Нельзя принимать антибиотики самостоятельно или почитав что-то в интернете. Назначать их должен только врач, в их применении много тонкостей и особенностей, которые может знать лишь он. Я против и рекомендаций провизоров.

4. Ни в коем случае не используйте оставшиеся от прошлого лечения препараты и не храните их.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы