aif.ru counter
12825

Потравили и убрали? Почему нам продают лекарства, которые потом запрещают

А сколько ещё смертельно опасных лекарств у нас разрешены? Когда нас перестанут травить этой химией? Почему в России разрешают запрещённые в других странах препараты? 

Мельдоний тоже был в списке неэффективных лекарств

Справедливы ли все эти лозунги? И по отношению к биопароксу, который у нас до этого любили, им пшикали в глотку при любой простуде? И по отношению к другим популярным препаратам, которые, если верить многим публикациям, продают только в России, а в прочих странах они запрещены как смертельно опасные или как пустышки? Достаточно вспомнить расхожие списки неэффективных и опасных лекарств, в которых перечислено практически всё: анальгин, валидол, ноотропил, бифидумбактерин, биопарокс…

В них даже есть самое знаменитое лекарство последних месяцев — милдронат. Он же мельдоний. Этот самый знаменитый допинг в мире в таких списках представлен как плацебо — пустышка, абсолютно неэффективный препарат.

Но если он пустышка, то почему же его включили в список допингов, и спортсменов, его принимавших, дисквалифицировали? Этот парадокс позволит взглянуть на все эти списки по-новому, а заодно поможет понять суть всех этих фармацевтических скандалов.

Фармацевтика — это политика

Почти все лекарства в подобных списках по своему происхождению российские, советские (как мельдоний) или из стран народной демократии, входивших в социалистический блок с Советским Союзом (кавинтон, ноотропил и т. д.). И неэффективными их называют именно из-за происхождения. Якобы в этих странах не было хорошей системы испытания лекарств, и следовательно, эффективность их не доказана — «они не отвечают критериям доказательной медицины». Что это значит?

Самое главное, что нужно знать обывателю о препаратах, прошедших сквозь сито доказательной медицины, это то, что они очень дорогие. Судите сами, средства для создания, испытания и введения на рынок только одного такого препарата нужны астрономические — около 1 млрд долларов. Подавляющая часть их приходится не на разработку лекарства, а на его продвижение и испытания согласно правилам доказательной медицины. Позволить себе это может только так называемая «Большая фарма» — несколько транснациональных компаний, диктующих правила игры на фармацевтическом мировом рынке. Именно они, как мантру, повторяют, что эффективны только их лекарства, прошедшие испытания по правилам доказательной медицины. И именно от них исходит идеология, согласно которой добровольные «идиоты» составляют и распространяют списки неэффективных и особо опасных лекарств. Но вот когда нужно за применение таких пустышек наказать, их сразу признают эффективными без всяких дополнительных испытаний — привет Международному антидопинговому агентству.

Лекарства любят счёт

Директор НИИ фармакологии, академик Сергей Середенин, говорил, что эти правила — искусственный бюрократический барьер, нужный, чтобы отсечь конкурентов, неспособных платить астрономические суммы. По его мнению, утверждать, что лекарства, не прошедшие через такие дорогостоящие испытания, неэффективны — глупость. Ведь концепция доказательной медицины стала активно работать только в 1980–1990-е годы, и, следуя этой логике, все лекарства, появившиеся раньше, нужно считать бесполезными, а врачей, назначавших их, — мракобесами. Инквизиторы от доказательной медицины строго следят за правилами игры. И в результате сегодня практически ни одно новое лекарство, созданное вне «Большой фармы», даже самое эффективное, не будет считаться полноценным. Стать признанным во всём мире оно имеет шанс только в том случае, если его купит какая-нибудь крупная фармацевтическая компания и запустит в производство по своим правилам.

Естественно, такая система очень сильно разгоняет цену лекарств и, как следствие, повышает доходы «Большой фармы». Вот что о тайнах этого бизнеса рассказывает Пётр Чумаков, известный учёный, работавший во многих престижных научных учреждениях на Западе, профессор, доктор биологических наук, и. о. заведующего лабораторией пролиферации клеток Института молекулярной биологии им. В. А. Энгельгардта: «Я много лет жил в США и представляю тамошнюю медицину. Она очень сильная, но нацелена не на профилактику, а на лечение болезней — на очень дорогое лечение. Большую роль в этом сыграли страховые компании, их интересы совпадают с фармбизнесом — они заинтересованы в больших оборотах. Раньше, когда за лекарства платил сам больной, они стоили недорого. А теперь платят страховщики, а не пациенты, и это обеспечивает им большие обороты. От этого раздутого пузыря страдают страны третьего мира и Россия — у нас цена таких лекарств редко компенсируется».

Тайное становится явным

Но главный парадокс даже не в этом! В портфеле больших фармацевтических компаний полно лекарств, не прошедших испытания по правилам доказательной медицины. Они были созданы уже давно, когда такие клинические исследования не проводились. Но эти препараты несут золотые яйца, и, ничуть не смущаясь, ими торгуют по всему миру. И среди них есть даже весьма опасные средства, отправляющие на тот свет немало людей.

Ещё один секрет. Такой препарат вам хорошо известен, и, скорее всего, вы его принимали. Это парацетамол — обезболивающее и жаропонижающее средство, от которого запросто может «отвалиться» печень. Оно продаётся и как отдельный препарат, и в составе чуть ли не всех комплексных лекарств для лечения простуды. Такие препараты под разными названиями продаются абсолютно в любой аптеке. Беда в том, что их очень легко передозировать, ведь при простуде вы можете принимать разные лекарства от головной боли, температуры и простуды вообще — с большой вероятностью в каждом из них будет парацетамол. Всё это и может привести к передозировке. Очень опасным препарат становится вместе с алкоголем. И пострадавших от него очень много. Некоторых удалось спасти с помощью экстренной пересадки печени.

Список жертв парацетамола просто не сравним с погибшими от биопарокса или анальгина. Последний препарат представляют как очень опасное лекарство, запрещённое везде в мире, кроме России. Это ложь. Анальгин нельзя купить в США, но это весьма популярное средство в Европе (особенно в Германии) и в Израиле. Там его покупают по названию активного вещества metamizole.

И ещё один факт. Многие неэффективные препараты из этих чёрных списков, не продающиеся в США и других странах, эмигранты из России и СССР просят привезти им визитёров с родины. Там даже бывают чёрные рынки таких лекарств.

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы