335

Гедиминас Таранда: «Я всегда боялся женитьбы»

«АиФ. Здоровье» № 45. Победители! Российские хирурги освободили сердце из капкана 06/11/2008

Три Марины

– Я вовсе не стремился жениться рано. В юности был уверен: брак – это навсегда. Очень боялся, что я обижу свою жену и она будет страдать так же, как страдала моя мама (родители Гедиминаса разошлись, когда ему было семь лет. – Авт.). Но, несмотря на эти страхи и абсолютную ненависть ко всякого рода загсам и штампам в паспорте, я впервые узаконил свои отношения в 19 лет. Потом были еще другие браки. Все мои жены были балеринами. Инициалы первых трех были М.А.Н. И звали их всех Маринами. И любил я всех искренне и страстно, влюблялся с первого взгляда и каждый раз думал: все, это любовь до гроба. Но у «вечной» любви был свой срок – три года.

Еще больше, чем женитьбы, я боялся появления на свет ребенка. В этом случае расставание с его мамой было бы катастрофой, да и условий для появления малыша не было никаких. Ведь я был шалтай-болтай – жил практически на улице: то в общаге, то на съемной квартире, а два года в избушке в Серебряном Бору без света и воды. Звезда Большого театра…

Сила притяжения

В начале 80-х я, к тому моменту уже дважды разведенный, страстно полюбил великолепную женщину. Она была замужем за очень влиятельным человеком, вхожим в самые высокие круги. Но я был упрям и боролся за любовь, как мог. В 1984 году меня впервые отправили на гастроли за рубеж, это было невероятной удачей. Но я подрался за любимую и сразу стал невыездным на четыре года (не только из-за драки, политические мотивы в этой истории тоже сыграли свою роль). Это было страшное время. Я работал в Большом театре, получал гроши и, чтобы как-то существовать, разгружал вагоны с мороженой рыбой. Деньги я всегда ненавидел, да у меня их никогда и не было.

Официально она так и не стала мне женой, но это была самая сильная любовь в моей жизни. Пришлось ее отпустить: она мечтала уехать в другую страну. А я хотел жить только в России.

Доверенность на дочь

Пять лет назад в моей жизни произошло чудо – я встретил свою будущую жену. Ко мне в класс пришли показываться четыре молоденькие девушки, все очень эффектные и очень высокие. Но заметил я только одну и сразу интуитивно понял: в ней есть все, что мне нужно. Эта девочка – именно тот человек, которого я буду любить.

Когда мы отправлялись на первые совместные гастроли во Францию, ей было семнадцать, и ее мама написала расписку, что доверяет мне дочь. Она писала текст под диктовку, а я думал: «Мама, кому вы доверяете свою дочь?! Она же мне безумно нравится!»

Тайное желание

Во Франции она поселилась в номере с другой девушкой. Однажды я решил рискнуть. Было уже четыре утра, мне не спалось, и я загадал: брошу камень в окно, если Настя не выглянет – ничего у нас не получится. Но через секунду показалось милое личико. Я украл ее из отеля и привез в башню заброшенного замка. Мне был 41 год, ей 17, но разницы совершенно не ощущалось. Восход солнца мы впервые встретили вместе….

Жемчужина

Когда Настя забеременела, я летал. Я и так парень невредный, но, думаю, тогда был самым покладистым мужем на свете. А как же иначе? Мне сорок три, и на свет должен появиться мой первый ребенок! Мы ходили с женой на концерты, выставки, в цирк, на футбол. Я рассказывал будущему ребенку сказки, философские истории. Признаюсь, мечтал о сыне. Но когда появилась Дэйманте, понял – мне нужна только она.

В паспорте я ношу первую «фотографию» моей дочери – снимок УЗИ, ей там шесть месяцев. Настоящий космический пришелец. Я тщетно пытался уловить черты лица, но так и не понял, на кого ребенок будет похож. Пришлось ждать еще три месяца… И вот наступило 11 февраля.

Я не планировал присутствовать при родах – считал, не мужское это дело. Но когда Настю увозили на каталке, она вцепилась мне в руку железной хваткой. Ее взгляд умолял: «Ты должен меня спасти!» И я пошел рожать. Врачи спросили: «Вы как к крови относитесь?»

Отвечаю: «Нормально. Раны завязываю, вены зашиваю». Они: «Не такие падали. Нашатырь здесь». Я не думал, что все будет так мучительно, казалось, этот кошмар будет длиться вечно.

Когда я после этого вернулся домой, не мог спать. Меня трясло. Пришел на следующий день в роддом весь измученный и со страхом и дрожью в голосе спросил жену: «Как дела? Как ты себя чувствуешь?» Настя мне бодро: «Все нормально!» Я не мог поверить своим глазам – после таких адских мук у нее действительно все было нормально!

Папина песня

Я уверен, что няни в воспитании ребенка – люди лишние. Настя занималась нашей доченькой целый день, зато ночи были моими. Стоило малышке пошевелиться, я уже был рядом. Для меня ночные вставания – это ерунда, я в этом отношении спартанец. Когда у малышки сильно болел животик, я ее носил на руках и пел – помогало! Однажды пел три часа без остановки.

Признаюсь честно: если бы у меня не было ребенка, вряд ли меня что-то удерживало бы от новых романтических увлечений. Но я знаю, что теперь не могу себе это позволить. Ведь у меня есть моя Жемчужина, самое ценное, что может быть в жизни.

Я всегда ненавидел ждать. Но жизнь меня воспитала. Чтобы получить то, что у меня есть сейчас, мне пришлось ждать всю жизнь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы