aif.ru counter
3897

Как устроена система здравоохранения в Бразилии?

«АиФ. Здоровье» № 3. Помидоры признаны самым полезным продуктом 19/01/2012

Рассказывает бразильский врач Ольга Таирова.

ОЛЬГА родилась в Бразилии. В то время там работали ее родители – эмигранты первой волны. В 1964‑м семья приехала в Советский Союз, где Ольга Сергеевна окончила школу, а затем – медицинский институт. Ординатуру и аспирантуру проходила в кардиологическом центре – ВКНЦ, где работала научным сотрудником.

В 1993‑м ее супруг был приглашен по контракту на работу в университет в Бразилию. И Ольга поехала с ним. Очень быстро она поняла, что быть просто домохозяйкой для нее мало.

Привилегии госслужащих

Я была в числе последних врачей, которым удалось подтвердить в федеральном университете свой диплом и титул кандидата наук, который приравнивается там к докторской степени. Сейчас Бразилия испытывает большой прессинг выпускников мединститутов близлежащих стран. Здесь трудно поступить на медицинский факультет, гораздо легче это сделать в Боливии, Аргентине или на Кубе, поэтому многие учатся там, а затем пытаются устроиться на работу здесь. Соответственно, экзамен стал тяжелым.

Я работаю в университете города Кашиаса ду Сул, преподаю физиологию и занимаюсь медицинской практикой. Кроме того, прошла конкурс на должность государственного врача. У меня есть и свой частный медицинский кабинет, где я веду прием каждый день. И еще я принимаю в кардиологической клинике, где провожу дополнительные исследования. Так что систему здравоохранения Бразилии знаю со всех сторон.

Государственных врачей, принятых на федеральную или муниципальную службу, в Бразилии мало. Они считаются госслужащими, а в большинстве стран это высокое звание. Здесь существует так называемая Единая система здравоохранения, и абсолютно все могут ею пользоваться, но при этом, конечно, есть и частная медицина. Из 180 млн населения страны 68% имеют только государственную медицинскую страховку. У государственного врача есть ряд привилегий: хотя он и не зарабатывает столько же, сколько частный врач, зато имеет пенсию в размере зарплаты, дополнительный отпуск. Поэтому все врачи хотят параллельно со своей частной практикой стать государственными врачами, и это разрешено. Но конкурс – до 10 человек на 1 место.

Свободная профессия

Врачи в Бразилии причислены к людям свободных профессий, наравне с юристами и журналистами.

До минимума сведено и количество начальников среди врачей. Я работаю в префектурской системе, которую можно соотнести с российской районной поликлиникой. У нас есть управляющая, которая не является врачом, а только согласовывает с врачами часы приема. Мое ведение больного никто не будет проверять, никто не станет отслеживать, когда я ухожу, никто не сможет унизить повышением или понижением зарплаты, выдачей или лишением премии… Если пациент врачом недоволен, он может обратиться в общество защиты потребителей, может пожаловаться в совет медиков штата.

Больницами руководят менеджеры, на постоянной основе там работают медсестры. Врачи только приходят на осмотр. В тяжелых случаях больными занимаются врачи интенсивной терапии, но их 5–10 на весь госпиталь.

Основы врачебной этики

Огромное уважение к врачу и отсутствие начальников, отсутствие жесткой регламентации работы, понимание ее творческой стороны сильно повлияли на мое решение остаться работать в Бразилии. И что еще стало для меня важным фактором – там практика «левых денег» изжита полностью. За то, что доктор взял взятку, его осудят и совет врачей, и страховые компании. Да и нет необходимости брать взятки, поскольку врач хорошо получает – и от своей страховки, и от частных пациентов, и за процедуры.

Иными словами, созданы все условия для нормальной работы.

Перед болезнью все равны

То, как в Бразилии защищены больные, – уникальное явление. Насколько я знаю, гемодиализ даже в Америке не покрывается страховкой. В Бразилии он полностью оплачивается государством, как и все сердечно-сосудистые операции и другие высокотехнологичные процедуры. Лечение СПИДа, гепатита С (начиная с определенных изменений), легочных заболеваний; естественно, инсулин, все препараты для диабетиков и многое другое – все лежит на государстве. (Это, кстати, во многом и послужило истреблению взяточничества.)

Государство всем без исключения гарантирует квалифицированную медицинскую помощь. Даже если турист попадет с инфарктом в государственную больницу – ему поставят стент, и никто не будет спрашивать, из какого он города, есть ли у него страховой полис. В критической ситуации ему помогут за счет бразильского государства. А мы по-прежнему говорим об отсталости стран третьего мира!

Человек, живущий в Бразилии, имеет право на медицинское обслуживание; он может воспользоваться всеми процедурами и к тому же получить бесплатно лекарство. Такую возможность дает продуманная налоговая политика. В России подоходный налог – 13%, там – 27%. Кроме того, 1% с любой банковской операции идет на здравоохранение. Получаются немалые деньги, и большинство идет по назначению. В огромный список бесплатных лекарств входят дорогостоящие препараты, контрацептивы, многое другое. Некоторые косметические и пластические операции делаются бесплатно, уж тем более – после ожогов и травм.

Поросенок должен выжить!

Когда моя дочь переводилась сюда из 2‑го медицинского, ей пришлось досдавать ряд дисциплин – такие, например, как этика бразильского врача, и другие. Основное же различие в подготовке бразильских и российских врачей в том, что в Бразилии 5-й и 6-й курсы считаются интернатом. Эти годы учащиеся, которых называют докторантами, проводят без каникул в распоряжении университетского госпиталя.

В странах Европы студента, что называется, бьют по рукам: он – только наблюдатель, ученик. Здесь он – действующее лицо. Студенты проводят все дни, с 7 утра до 5 вечера в госпитале, плюс 6–7 дежурств в месяц. Они работают третьими ассистентами на хирургических операциях, полностью отвечают за записи в истории болезни… А в конце дня – еще дополнительные занятия, зачеты, семинары.

На 4‑м курсе есть предмет «Топографическая анатомия и оперативная хирургия», где студенты осваивают технику хирургической операции – сначала на макетах, а потом на поросенке. В настоящей маленькой операционной они, объединившись в бригады, занимаются удалением желчного пузыря, аппендицита…, причем параллельно проходят и курс анестезиологии. Задача усложняется еще и тем, что поросенок должен выжить!

Таким образом, 24 месяца полного «госпитального рабства» дают огромный багаж практических знаний. Это – период настоящего становления врача.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы