306

Борис Минаев: «Пищевые фобии зеркально отражают все наши детские проблемы»

«АиФ. Здоровье» № 18. 95% россиян считают здоровье главной ценностью 12/05/2011

Борис Минаев, автор повестей «Детство Левы», «Гений дзюдо», романа «Психолог, или Ошибка доктора Левина»:

В детстве я ненавидел запах жареной яичницы. Меня от него тошнило. Я выходил из кухни, а порой даже из квартиры. Запирался, ложился на кровать и смотрел в потолок. Думая о том, как жестоки и несправедливы бывают люди к своим детям. Ну почему именно сегодня, в тот единственный день, когда я не иду в треклятую школу, им понадобилось жарить эту яичницу?

После перенесенной в детстве желтухи яйца мне нельзя было есть в принципе. (Кстати, не очень рекомендуют врачи и сейчас). Может быть, и этот запрет был как-то связан с моей ненавистью к жареным яйцам и их запаху, не знаю.

Папа очень любил поджаренные, с корочкой макароны. А макароны, кстати говоря, не нынешние спагетти, а тогдашние, трубчатые, были почти ежедневной едой советского человека. Я их на дух не переносил поджаренные. Хотя вареные ел. Не любил я также и кашу. Просто не мог на нее смотреть. Я ненавидел манную, плохо относился к рисовой, меня выворачиво от овсянки, с трудом съедал пару ложек гречки.

Что же касается перловки – и в супе, и в виде каши (такую кашу порой готовили в больницах и пионерских лагерях), она для меня была сравнима с чем-то вроде пытки. Или казни. Дело в том, что и суп-рассольник непременно входил во все меню – от ресторана до самой забубенной заводской столовой.

Вообще советская кухня мало изучена, мало описана. Дешевая, высококалорийная, питательная, густая, пахучая, вкусная, если бы не отдельные ингредиенты – по ней до сих пор можно было бы составлять поваренные книги и меню дорогих ресторанов. Но, увы, майонез, который готовился из уксуса и яичного порошка, или маргарин, или жир пищевой – они как-то все портили.

Вкуснейший суп-рассольник я освоил и полюбил уже в очень зрелом возрасте. И перловку распробовал. И гречку с луком. И яичницу научился готовить сам, с различными добавками, одно время торжественно встречал ею каждое 8‑е Марта. И поджаристые папины макароны с корочкой тоже перестали быть проблемой. Зато я разлюбил селедку, которую обожал в детстве.

В принципе, еда и пищевые фобии, пищевые неврозы – зеркально отражают все наши детские проблемы в отношениях с миром. Желание насладиться вкуснятиной, пусть даже вредной. И страх перед чем-то, что кажется опасным, скользким. И вот это чувство тошноты, которое так трудно преодолеть, если первая реакция твоя, первое впечатление совпали с чем-то неприятным.

Все в этом мире вкусно, и все съедобно. По-моему, даже жареные или сушеные червяки (хотя и не пробовал). Надо просто привыкнуть. Но порой на это уходит целая жизнь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы