217

Академик Александр Арчаков: нам нужны бесплатные, а не льготные лекарства

«АиФ. Здоровье» № 9. В Олимпиаде-2010 участвует беременная спортсменка 25/02/2010

Об этом мы беседуем с директором НИИ Биомедицинской химии им. В.Н. Ореховича РАМН, академиком РАМН, доктором биологических наук профессором Александром Арчаковым.

Льготы – не выход

«AиФ»: - Сейчас очень много говорят о том, что необходимо контролировать цены на лекарства и искать способы уменьшить их стоимость. Как вы думаете, получится ли обеспечить население дешевыми препаратами?

Александр Арчаков: – Когда заслуженные люди говорят, что сейчас мы все решим и население будет завалено лекарствами, это производит очень негативное впечатление. Этого не будет. В девяностые годы наша фарминдустрия рухнула. И восстановить ее мгновенно не получится. В первую очередь нужно определиться с политикой в этой области. Например, Китай декларировал приоритет дженериков. Это лекарства, патентный срок которых истек, и китайское производство направлено прежде всего на них. А в каком направлении будет развиваться фарминдустрия в нашей стране, пока не ясно. Ведь у нас, к счастью, есть потенциал в создании более эффективных инновационных препаратов, которые просто не могут быть дешевыми.

«AиФ»: – То есть истина «хорошее дешевым не бывает» справедлива и в отношении лекарств?

А. А.: – Да. Обычно качество лекарства соответствует его цене. Конечно, случаются удачи, когда удается получить эффективный препарат с низкой стоимостью, но это скорее исключение.

«AиФ»: – Значит, наше население обречено отдавать последнее, чтобы купить необходимое лекарство?

А. А.: – Я считаю, что нам нужно взять на вооружение опыт развитых стран, где существует список бесплатных рецептурных препаратов. Как правило, в таких списках значатся только отечественные препараты. И если врач выписал вам лекарство из этого списка, вы получаете его бесплатно. У многих лекарственных средств там вообще нет цены – они поставляются только бесплатно. Думаю, нашей стране тоже под силу создать такой список из 30–40 наименований бесплатных рецептурных препаратов. Это не только социально защитит население, но и даст толчок к развитию фарминдустрии, повысит авторитет врача. Если фармкомпании будут точно знать, что у них есть госзаказ и что он будет оплачен, они смогут потратить средства, в том числе и на новые разработки. Например, можно предусмотреть, какой процент из суммы госзаказа должен идти на науку. Но пока у нас эта точка зрения не поддерживается. По-прежнему генерируются списки из огромного количества льготных препаратов. Но что такое льгота, если нормальная цена лекарства составляет 5 тысяч рублей? Это значит, что льготник должен отдать за него две с половиной тысячи. По-моему, основной признак развитого социально ориентированного государства – это наличие списка бесплатных, а не льготных лекарств. Тогда люди перестанут бояться врачей. Ведь сейчас у нас привыкли обращаться к доктору в самый последний момент, когда уже нет сил терпеть. Во многом это связано со стоимостью лечения. И создание списка бесплатных препаратов – это то, с чего надо начинать возрождение нашей фармацевтической индустрии.

Новая жизнь старых лекарств

«AиФ»: – Если будет создан такой список, в нем, скорее всего, будут уже хорошо известные наименования. Но ведь ведется разработка новейших препаратов, в том числе и в Институте биомедицинской химии РАМН, которым вы руководите?

А. А.: – Конечно. Сейчас у нас появилось инновационное лекарство для лечения заболеваний печени. Это разработка нашего института, которую мы начали 30 лет назад. И вот наконец лекарство дошло до потребителя и его можно найти в аптеках. На сегодня это одно из лучших средств для лечения печени.

«AиФ»: – В чем уникальность этого лекарства?

А. А.: – Это двухкомпонентный нанопрепарат. С одной стороны, он действует как клеточный клей, как бы заклеивая все дефекты клеточных мембран печени. Второй его компонент обладает противовирусным действием. И если раньше необходимо было комбинировать несколько разных препаратов, то теперь можно обходиться одним. И его композиция и технология производства совершенно уникальны, им нет аналогов.

Помимо этого, в нашем институте ведется разработка системы для транспорта лекарств.

«AиФ»: – Что это такое?

А. А.: – Это препарат, в который можно «встраивать» другие хорошо известные лекарства. Транспортная система придает им новую жизнь. Нашу разработку в мире так и называют – новая жизнь старых лекарств. Она уже готова.

«AиФ»: – Этот препарат уже появился на рынке?

А. А.: – Нет, что вы! Он готов к сертификации. Это научная разработка, начаты клинические испытания, но момент появления этого лекарства на рынке еще далек. Ведь для доведения научных разработок до потребителя порой требуются годы, а то и десятилетия.

«AиФ»: – А что нужно для того, чтобы ускорить этот процесс?

А. А.: – Нужен четкий механизм выведения лекарственных средств на рынок. Например, как в США. Там разработчик препарата может подать заявку на конкурс, а после получить инвестиционное (безвозвратное) финансирование от государства. За счет этих денег проводятся доклинические испытания, изучается активность этого лекарства, в общем препарат доводят до стадии клинических испытаний. После этого, если лекарством заинтересовалась какая-то крупная корпорация, она выкупает права на него, налаживает производство и выпускает на рынок. Но до этого момента все расходы берет на себя государство. У нас, к сожалению, такого механизма нет.

От НИИ до аптеки

«AиФ»: – А что происходит у нас?

А. А.: – Нашему институту, например, для того чтобы вывести на рынок лекарство для лечения заболеваний печени, о котором я рассказывал, пришлось взять кредит у правительства Москвы. 100 миллионов рублей. На эти деньги мы построили производство, начали выпуск препарата, а потом, чтобы вернуть долги, передали производство одной из фармкомпаний. В США это был бы инвестиционный проект без возврата, а у нас, мало того что мы сделали лекарство, пришлось еще и возвращать долги, и уже не 100 миллионов, а 130.

«AиФ»: – Вы сказали, что идет подготовка к сертификации нового препарата, транспортной системы. Опять кредит брать будете?

А. А.: – Мы надеемся, что все-таки сейчас другая жизнь и мы получим какие-то инвестиционные средства после участия в ряде конкурсов. Хотя, на мой взгляд, мы слишком увлеклись различными конкурсами. Если на государственные деньги появилась интеллектуальная собственность, ее нужно просто довести, по крайней мере, до того, чтобы она стала продуктом, чтобы предыдущие деньги не были выброшены. И это должно сделать государство. А у нас объявляют конкурс среди инновационных разработок. Этих разработок не так много, их даже не десятки, а единицы. Вот и получается, что экспертные комиссии пытаются сравнивать несравнимые вещи: какое лекарство лучше, что нужнее лечить – печень, мозг или сердце? Бессмысленный вопрос, но он все равно существует.

«AиФ»: – Но ведь все-таки положительная динамика в развитии нашей фарминдустрии существует? На ваш взгляд, сколько времени потребуется, чтобы восстановить эту отрасль?

А. А.: – Без сомнения, существует, и, если не будет превышена допустимая норма ошибок в этой работе, лет 10. Это не так много, я, работая в науке, привык к более длительным срокам. Поэтому эта цифра внушает мне оптимизм.

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы