aif.ru counter
546

Все вопросы об алкоголе: кто больше потребляет и почему русских считают пьяницами?

Статья из газеты: «АиФ. Здоровье» № 39 24/09/2009

Чем пьянство отличается от алкоголизма? Почему на востоке страны пьют больше, чем на западе? Правда ли, что женский алкоголизм...

На вопросы наших читателей отвечает руководитель отделения Московского НИИ психиатрии Росздрава доктор медицинских наук Александр Немцов.

Для чего люди пьют?

Чем пьянство отличается от алкоголизма? Тимофей, С.-Петербург

– Говорить о пьянстве можно тогда, когда начинаются какие-либо проблемы в связи с употреблением алкоголя: домашние и производственные конфликты, финансовые неурядицы, безработица или частая смена работы… Количество выпитого, которое приводит к пьянству, – очень индивидуально. У разных людей разная активность ферментов, перерабатывающих алкоголь. Один пьянеет, выпив полстакана, а другой выпивает литр и в состоянии сам дойти до дома. Это значит, что у него очень активная ферментная система.

Можно ли ферментную систему истощить? В том-то и дело, что можно.

Для чего люди пьют? Для опьянения, чтобы развеселиться и забыться. Молодой человек начинает выпивать. Выпил полстакана – опьянел. Хорошо, весело. А организм, ожидая, что он выпьет и в следующий раз, начинает активизировать ферментную систему. И при очередном приеме она переработает алкоголь быстрее, а человек от вчерашней дозы уже не пьянеет. Для того чтобы опьянеть, ему придется выпить немного больше вчерашнего. И начинается соревнование ферментной системы с человеком. Это, конечно, не быстрый процесс, он развивается в течение нескольких лет, но постепенно человек становится пьяницей.

И так человек пьет до тех пор, пока у него не появляется психологическая зависимость. Вот это уже переход к алкоголизму. Такие люди легко узнаются в компании. Они всегда готовы бежать за выпивкой. Когда спиртное уже на столе, они возбуждены, суетятся, подгоняют компанию начать выпивать. А через несколько лет начинается уже настоящий алкоголизм, который проявляется запоями… Это тяжелейшее состояние – со слабостью, головными болями, потливостью, отсутствием аппетита, жаждой. Беда состоит в том, что его на время облегчает прием небольшого количества спиртного. Но такой «анестезии» хватает на несколько часов, потом похмельные симптомы возобновляются и требуют новых порций алкоголя. И так до вечера, когда выпивка становится бесконтрольной, а утром снова похмелье. И все повторяется снова. Таков механизм запоя.

С запада на восток

Я слышал, что на севере везде пьют больше, чем на юге. Владимир Петрович, Чита

– Действительно, в европейской части нашей страны увеличение потребления алкоголя идет с юга на север, на остальной части – с запада на восток. Мы живем в холодном климате, у нас долгая зима, короткое лето. На севере – еще и долгая ночь. Такие условия проживания подталкивают к тому, чтобы выпить. Потому что алкоголь – замечательный антидепрессант, небольшое количество алкоголя замечательно мобилизует в момент усталости. Но увеличение доз алкоголя сопровождается тяжелым опьянением, потерей контроля, травматизмом.

Есть еще целый ряд причин, которые приводят к тому, что на севере и востоке пьют больше: например, вахтовый метод работы на cевере. Кроме того, cевер и Дальний Восток – районы миграции. А мигранты всегда употребляют алкоголь в бо́льших количествах, чем местное население, потому что они должны приспособиться, это вызывает стресс, вот мигранты и давят стресс алкоголем. Этот феномен хорошо исследован Сибирским филиалом Академии наук.

Вредный миф

В России всегда пили много, и ничего, не вымерли… Василий, Норильск

– То, что русские всегда были очень пьющей нацией, – миф. Когда в России до революции проводились антиалкогольные кампании, в одной из которых участвовал Лев Николаевич Толстой, потребление алкоголя не превышало 4–5 литров на душу населения в год. В то время это казалось ужасным.

Сейчас, по данным Росстата, уровень потребления алкоголя – 10 литров чистого спирта на душу населения, включая младенцев. А на самом деле значительно выше. По разным оценкам – от 15 до 18 литров.

Мы пьем крепкие напитки большими дозами и плохо закусываем. Вы можете сказать, что крепкие напитки пьют во всех северных странах Европы. Но там нет такого, чтобы три мужика после работы выпили две-три бутылки водки на троих у заводского забора, закусив кусочком колбасы. Такая доза за полчаса – это очень сильный удар, сравнимый с легким сотрясением мозга.

Для нашего населения нетипично домашнее потребление алкоголя, мы пьем не в пабах или в кафе, а во дворах и подворотнях, часто на рабочем месте. Это наша особенность. Нигде в мире такого нет, когда посылают «гонца» за водкой и прямо тут, у станка, распивают.

В 1995 году мы поставили мировой рекорд, когда у нас умерли 54 тысячи человек только от отравления алкоголем. Но алкогольная смертность определяется не только смертностью от отравления. У нас огромное количество смертей скрывается за неалкогольными диагнозами. Часть смертей от алкоголя в официальной статистике регистрируется как смерть от сердечно-сосудистых болезней. У нас много туберкулезников умирает раньше времени именно из-за неумеренного потребления алкоголя. Число людей, которые погибают в связи с алкоголем, достигает 400–500 тысяч в год! Кто-то пожил бы еще год, если бы не пил, кто-то пожил бы два, кто-то – пять. Сейчас продолжительность жизни наших мужчин в среднем 61 год. А несколько лет назад она составляла 58 лет и была самой низкой в Европе!

Женский вопрос

– Говорят, что женский алкоголизм растет и что он тяжелее лечится… Это правда? Ирина, Покровка

– В нашей культуре алкоголизм для женщины – более постыдное явление, чем для мужчины. В обществе еще существует некоторое моральное неприятие пьющей женщины. Вот почему женщины дольше скрывают злоупотребление алкоголем и попадают в поле зрения нарколога гораздо позже, чем мужчина, на той стадии алкоголизма, когда вылечиться уже трудно.

Растет ли число пьющих женщин? Точных данных нет. Опросам верить трудно. У нас странная психология. Пить мы не смущаемся, но рассказать об этом не хотим – стесняемся. Лет 10 назад финские ученые проводили исследование в Питере, Москве и Хельсинки, и получилось, что русские женщины – самые малопьющие в Европе, по ответам самих русских женщин. Приходится прибегать к косвенным показателям. Например, к такому, как отравление женщин алкоголем. Сейчас, как и в конце 80-х годов прошлого века, на четыре смерти мужчин от отравления алкоголем приходится смерть одной женщины. В 50-е, в начале 60-х гг. это соотношение было 1 : 7. В антиалкогольную кампанию мужчины проявили себя более активными в вопросе добычи алкоголя и поэтому умирали чаще, чем женщины. Но как только наступило время свободной доступности алкоголя, мы снова пришли к соотношению 1 : 4. Есть целый ряд опросов, которые подтверждают, что потребление находится примерно в том же самом соотношении.

Личное мнение

Евгений Дога:

– У нас не только с культурой пития, вообще с культурой – проблема. Государство культуру не охраняет, не развивает. Она должна держаться на «нравственных пилонах». Конечно, церковь старается взять на себя поддержание нравственности, но еще немало лет должно пройти, чтобы она вновь превратилась в ту церковь, которой была раньше, которой по-настоящему верили…

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Загрузка...

Актуальные вопросы

  1. Что такое листериоз и чем он опасен?
  2. Что изменится в ЕГЭ в 2020 году?
  3. Что известно о фильме «Матрица 4»?


Самое интересное в регионах
Роскачество