3020

Борьба с наркотиками и бюрократия лишает онкобольных лекарств — эксперты

Бывший начальник управления ракетно-артиллерийского вооружения ВМФ РФ 66-летний контр-адмирал Вячеслав Апанасенко попытался застрелиться из наградного оружия. С диагнозом «огнестрельное ранение головы» Апанасенко был доставлен в 1-ю городскую больницу. Мужчина в течение четырёх суток оставался в коме, его состояние оценивалось как крайне тяжёлое. Сегодня стало известно, что Апанасенко скончался.

«Прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства»

История получила широкий резонанс, родные назвали истинные причины случившегося. Дочь контр-адмирала в социальной сети откровенно написала: «Причиной этого героического, на мой взгляд, поступка было, в первую очередь, неоказание адекватного обезболивания со стороны медицинского учреждения». Девушка пояснила, что Вячеслав Апанасенко страдал от тяжелейшего заболевания — рака в последней стадии, но причиной его поступка стало не само заболевание.

По словам родных контр-адмирала, накануне самострела супруга Вячеслава Михайловича несколько часов собирала подписи для получения лекарства, необходимого супругу. Но, когда все нужные бумаги уже были собраны, поликлиника закрылась, женщина опоздала лишь на несколько минут. По словам дочери Апанасенко, перед тем как попытаться покончить с собой, её отец написал: «Прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства».

«Болезнь папы была на той последней стадии, когда без наркотической помощи уже невозможно было обойтись. Бюрократические проволочки затянулись, и отец принял решение не мучить больше своих близких», — пояснила девушка в социальной сети.

Сегодня в стране остро стоит проблема обезболивания онкологических больных, находящихся в терминальной стадии. Эксперты отмечают, что сами опиоидные препараты есть и выдаются бесплатно, но получить их не всегда просто. Причин тому несколько.

«Типичная ситуация»

Опиоидные препараты доступны в аптеках, правила выписки прописаны, и пациенты с ними знакомы. Но проблема доступности наркотических средств остаётся актуальной из-за бюрократии.

«За долгий период это первый случай, о котором мы услышали. Алгоритм получения препаратов чётко прописан, мы раздаём пациентам памятки, в которых расписано, как именно получить лекарственный препарат. Раньше, например в прошлом году, было очень много таких случаев, когда люди грозились, что покончат с собой. То, что пациенты сталкиваются с бюрократией и не успевают вовремя получить необходимый препарат, — это типичная ситуация. Такое происходит во многих городах», — пояснила исполнительный директор фонда «Справедливая помощь», врач паллиативной медицины, блогер Елизавета Глинка.

Она же отметила, что этот вопрос поднимается регулярно, и во многом процедура получения онкобольными обезболивающих была упрощена, но проблемы остаются.

«Наркотики купить нельзя, они выдаются бесплатно, потому что это жизненно необходимый препарат. Сейчас в Москве есть накожные пластыри, есть препараты, которые не нужно колоть. Обещали упростить порядок выписки, но, видимо, не упростили до конца. Или бывает, что в конкретной поликлинике выписывают по-старому. Я думаю, здесь вопросы нужно задавать участковым терапевтам. В частности, в данном случае нужно задать вопросы участковому врачу пострадавшего: почему именно пациент остался без набора препаратов, которые необходимы для обезболивания, и тем самым был доведён до самоубийства?» — отметила Елизавета Глинка.

«У наркоманов другие дозы»

На доступности обезболивающих сказывается политика Федеральной службы Российской Федерации по контролю над оборотом наркотиков, ведь основная задача ФСКН — чтобы лекарственные препараты не попали в зону незаконного оборота.

«Медицина попала в сферу внимания тех, кто ведёт борьбу с незаконным оборотом наркотических средств. Незаконный оборот наркотиков, по неофициальным данным, у нас 100 тонн героина. В медицине, если мы возьмём пересчёт на героин, это будет 1 % от этих 100 тонн. Вот мы с этим 1 % сейчас и боремся. Сделана безумная система, которая фактически не позволяет назначать эти препараты», — пояснил Анатолий Махсон, главный специалист-онколог Москвы, доктор медицинских наук, профессор, хирург высшей квалификации, заслуженный врач РФ.

«Мы назначаем пластырь обезболивающий, который действует 24 часа. По закону мы его должны потом сдать. Если не сдали, то за это вплоть до уголовной ответственности по статье «Хищение». Понимаете, наркоману нужна высокая концентрация в короткое время, а пластырь рассчитан на трое суток, он выдаёт дозу потихонечку. Но эти законы резко сократили и уменьшили возможность даже такого вида обезболивания. Многие лекарства отнесли к наркотическим средствам, хотя большинство из них наркоманы не применяют, но нам их использовать запретили. Больницы же проверяют без конца», — добавил он.

«Сейчас хотят упросить порядок отпуска лекарственных препаратов. Когда наконец Госнаркоконтроль поймёт, что дозы, которые используют больные, это абсолютно другие дозы в сравнении с теми, которые используют наркоманы, да и сами препараты разные, тогда, может быть, ситуация станет проще. Потому что необходимо максимально упросить систему выдачи и получения этих лекарственных средств», — добавила Елизавета Глинка.

«Представители пациентского и врачебного сообщества выходят с предложениями, есть рабочая группа Минздрава по обезболиванию. Просто идёт тяжёлый процесс взаимодействия с Федеральной службой по незаконному обороту наркотиков. У них есть свои доводы, отчасти иногда убедительные, основанные на их правде, на их доказательствах. К сожалению, пока работа идёт не так быстро, как нам хотелось бы», — пояснил Николай Дронов, председатель исполнительного комитета МОД «Движение против рака», член совета общественных организаций по защите прав пациентов при Министерстве здравоохранения РФ.

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы