329

В сейфах российских НИИ спрятаны уникальные лекарства. Когда же их увидим мы?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 2. За гранью. Целитель из Хакасии ест... Камни! 13/01/2010

Ведь за рубежом на создание одного препарата фармкомпании тратят миллиарды долларов. Откуда в России такие деньги?

— Создание и разработка лекарства — процесс длительный, даже по оптимистическим оценкам занимающий 10 лет, а в среднем и вовсе 20-25, — говорит профессор ММА им. Сеченова Андрей Жиляев. — В советское время отечественные препараты занимали большую долю ассортимента аптек, а зарубежные были невероятной редкостью. В 90-е гг. разработка новых лекарственных препаратов велась крайне вяло. Это стало уделом отдельных активистов-изобретателей, действующих без господдержки. Цикл разработки новых препаратов прервался. Сейчас в шкафах, столах, сейфах многих НИИ, отдельных учёных скопилась сотня потенциальных инновационных разработок. Сегодняшняя задача, на мой взгляд, — оценить этот потенциал и начать его использовать, ведь инновационный компонент в отечественных исследованиях всегда был невероятно высок. Сейчас на крупных международных фармацевтических форумах, конгрессах как сенсация подаются разработки лекарственных средств вчерашнего дня. Несколько лет назад препаратом № 1 в США стало лекарство, которое фактически являлось аналогом ибупрофена, разработанного в 50-х гг. и давно активно применявшегося во многих странах, в том числе в нашей. Таких примеров немало, так что не надо бояться «старых» разработок.

Есть ли что внедрять?

— В России есть что внедрять и изготавливать. Наши препараты более чем конкурентоспособны, — продолжает Андрей Жиляев. — Взять, например, такую социально значимую проблему, как производство антистрессовых средств. Сколько людей работают в экстремальных условиях! Сейчас разработаны средства, которые позволяют обеспечивать этих людей эффективной и безопасной помощью. В одном из транспортных предприятий была внедрена подобная система поддержания профессиональной надёжности. За год в 7 раз снизилось количество общих заболеваний, примерно во столько же упал показатель аварийности! Эти препараты родились у нас ещё на рубеже 70-80-х гг., а сейчас мы можем, доведя их до завершения, занять вполне достойное место в мировой фармакологической практике.

— В этом году мы довели до практического производства инновационную разработку 20-летней давности. Это препарат, который снимает такую хирургическую проблему, как послеоперационный парез кишечника (нарушение кишечной проходимости). Аналогов ему в мире нет, а похожие по действию средства обладают на три порядка меньшим эффектом и на три порядка большими побочными действиями, — рассказывает Виктор Назаров, доктор биологических наук, директор ФГУП НПЦ «Фармзащита» ФМБА России. — Есть другой препарат, применяемый при лечении гепатитов А и В, технологически практически не- воспроизводимый. Поэтому мы его без опасений демонстрируем на всех специализированных выставках. У нас есть лекарственные средства более высокого качества, чем зарубежные, но то, что 70% цены препарата должно идти на его продвижение, мы поняли только недавно. Я считаю, нам надо научиться у наших западных коллег более агрессивному маркетингу, быть смелее, снять с себя комплекс неполноценности и активнее выходить на рынки.

— Если мы хотим изменить ситуацию, придётся признать, что у нас сейчас нет отлаженной цепочки от разработки препарата до его внедрения. В лучшем случае изобретатели стучатся со своими изобретениями в двери тех или иных отдельных концернов, и, даже если дверь откроется, проходит очень много времени до выхода на рынок. К сожалению, потерян темп развития, — говорит Андрей Жиляев.

Кто будет платить?

Разработка абсолютно инновационного химического вещества и доведение его до аптеки в США стоит до 1,5 млрд долларов, в Европе — до 70 млн евро. У нас раза в три дешевле, но где взять эти деньги?

— Есть несколько вариантов, — объясняет Виктор Назаров. — Первый — финансирование за счёт средств Федерального медико-биологического агентства. Второй вариант: лекарство разрабатывает за свой счёт предприятие, но государство обеспечивает его спрос сроком на 5 лет. По моему мнению, это оптимальный механизм стимулирования инновационных разработок в России. Третий путь — софинансирование с внешними инвесторами: инвестор нашёл разработчика с технологией и вложил деньги. Не надо бояться производства в России аналогов известных зарубежных препаратов — дженериков. Начав выпускать эти препараты, предприятия смогут зарабатывать деньги и в дальнейшем уже за счёт собственных средств финансировать какие-то инновационные разработки.

Целесообразно ли разрабатывать новые лекарственные средства или достаточно возделать то, что наработано 20 лет назад?

— Сказать, что новые разработки не нужны, — покривить душой, потому что это приведёт к остановке прогресса, — говорит Виктор Назаров. — В то же время на сегодняшний день, мне кажется, более важно вложиться в доведение технологии производства разработанных ранее лекарств, потому что это быстрее принесёт реальную пользу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах