Примерное время чтения: 12 минут
6511

Первая мирная ночь. Беженцы из Славянска нашли приют в детском лагере

Сюжет Силовая операция на востоке Украины
Дети из Славянска чувствуют себя здесь в безопасности.
Дети из Славянска чувствуют себя здесь в безопасности. / Виталий Колбасин / АиФ-Ростов

Они бегут от войны — карательной операции, которую проводит правительство Украины в Донецкой и Луганской областях. Маленький городок Славянск стал центром и символом сопротивления, а его жители успели пережить обстрелы, боевые действия и гибель близких людей. Женщины и дети Славянска смогли пересечь границу РФ, их приняли в Ростовской области. Корреспондент АиФ.ru Виталий Колбасин встретился с беженцами.

Оздоровительный лагерь «Дмитриадовский» под Таганрогом принял беженцев из Славянска. Фото: АиФ-Ростов/Виталий Колбасин

Перед воротами детского оздоровительного лагеря «Дмитриадовский» Ростовской области стоят журналисты, их пока не пропускают, проверяют документы. Выходит мужчина в робе, просит закурить.

«Мобилизован весь Неклиновский район, — поясняет работник. — Все сотрудники и воспитатели близлежащих сельских школ здесь работают. Я тоже учитель, помогаю по хозяйственной части».

Уже несколько дней в этом уютном летнем лагере рядом с красивым песчаным берегом Таганрогского залива живут беженцы из украинского Славянска, которые покинули своим дома, спасаясь от бомбежек и обстрелов украинской Национальной гвардии.

Замглавы Неклиновского района Александр Третьяков смотрит в исписанный листок бумаги: «Приехало всего 76 человек, из них 29 детей, в основном дошкольного возраста», — говорит он, не выпуская из рук мобильного телефона.

Непосвящённому наблюдателю может показаться, что лагерь готовится к очередной смене: наводят марафет, красят скамейки, подметают территорию. Если бы не странная суета, движение, озабоченность персонала...

Дети из Славянска чувствуют себя здесь в безопасности
Дети из Славянска чувствуют себя здесь в безопасности. Фото: АиФ-Ростов / Виталий Колбасин

Староста

Лилию Власову выбрали старостой свои же, славянцы. Бойкая, энергичная, она быстро находит общий язык с чиновниками и людьми в погонах, располагает к себе. Пусть и должность символическая, но славянцы через неё доносят до руководства лагеря свои первостепенные просьбы. Вырвавшиеся из плена войны находятся в подавленном состоянии, замкнуты. Лишь одно обстоятельство радует: живы сами, живы их дети. Приехали только женщины, молодые мамы, пожилые люди. Мужья остались дома, защищать свои дома.

Лилия Власова эвакуировалась из Славянска с маленькой дочкой, славянские женщины назначили её своей старостой
Лилия Власова эвакуировалась из Славянска с маленькой дочкой, славянские женщины назначили её своей старостой. Фото: АиФ-Ростов / Виталий Колбасин

Лилия вспоминает тяжёлые минуты артобстрела: «Звоним на «горячую линию», говорим: нас бомбят, здесь мирные жители с детьми! Что вы делаете? На противоположном конце телефонного провода диспетчер отвечает: у меня вот бумажка, что всех вас уже вывезли за 120 километров».

Староста с сожалением добавляет: «Школу номер 13 в микрорайоне Артём разбомбили, рядом там жили. При чём здесь школа?».

Их переезд из Славянска в Таганрог (Ростовская область граничит с украинской Донецкой областью) организовала коммунистическая партия.

До последнего момента беженцы не знали, куда их везут, но им было неважно: главное — подальше от пуль и разрывов снарядов, лишь бы уберечь детей.

«Собирались несколько раз выезжать: на узлах сидим, а рядом стреляют — успеваем только пригибаться», — говорит Лилия Власова.

Наконец выехали одним большим автобусом и двумя микроавтобусами. Очередное унижение им пришлось пережить на украинско-российской границе — таможенники стали язвительно придираться: «Зачем и куда едете?»

«В автобусе жарко и душно было, поэтому вышла на посту подышать, но таможенники не разрешили, потребовали зайти в автобус. А нам до поездки сказали — лучше их не нервировать, поэтому сильно не спорила», — продолжает рассказывать староста.

Въехали в Россию ночью. Когда увидели буквы «Россия», все облегчённо вздохнули.

«Родственников у меня в России нет, и я планирую вернуться домой после окончания боевых действий. Понимаю, что ждут руины, работы нет, но там остался муж защищать город», — резюмирует Лилия, парикмахер по профессии.

А вот 30-летней Оксане Васильевой с 6-летней Владой возвращаться некуда — их дома в Славянске теперь нет, в него попал снаряд, и все разнесло в щепки.

«Буду обустраиваться здесь, в России, — сдержанно говорит она. — Даже и не знаю, что меня ждёт».

Оксана Васильева с дочкой решила остаться в России. В Славянске у неё ничего нет дом разбомбила украинская Национальная гвардия
Оксана Васильева с дочкой решила остаться в России. В Славянске у неё ничего нет — дом разбомбила украинская Национальная гвардия. Фото: АиФ-Ростов / Колбасин Виталий

Штаб

Наслаждаться сервисом славянцам некогда — необходимо оформить все документы.

Своеобразный ситуационный штаб организовали в холле местного кинозала. Несколько представителей Управления федеральной миграционной службы (УФМС) оформляют бумаги, пачка украинских паспортов со свидетельствами о рождении детей аккуратно лежат стопочкой на столе.

«Документы у всех в порядке. Сейчас необходимо в самые короткие сроки зарегистрировать людей в статусе беженцев, чтобы они получали пособия на детей», — объясняет представитель УФМС.

Здесь же директор Центра занятости населения города Таганрога Вера Котова принимает женщину с маленьким ребенком. Как выяснилось, они приехали из Донецка на поезде и просят убежища.

«Сейчас главная задача — провести анкетирование прибывших, узнать их потенциал, затем предложим им места работы. Это может быть не только Неклиновский район, но и вся область», — обрисовала обстановку директор ЦЗ.

В ситуационном штабе с беженцами ведут собеседование на предмет трудоустройства
В ситуационном штабе с беженцами ведут собеседование на предмет трудоустройства. Фото: АиФ-Ростов / Виталий Колбасин

Мирные вертолёты

Славянцы в первое утро, когда вышли из номеров, испугались. Услышали знакомый, предвещающий недоброе звук мотора, а потом увидели в небе патрулирующий вертолёт. Инерцию страха за одну ночь не вылечишь. Вертолёты нацгвардии Украины, стрелявшие ракетами по больницам и жилым домам, они хорошо запомнили. Но сейчас летали другие боевые машины, которые их защищали. Позже им сказали, что рядом находится российский военный аэропорт.

Взрослые и дети Славянска ещё вздрагивают от гула вертолёта
Взрослые и дети Славянска ещё вздрагивают от гула вертолёта. Фото: АиФ-Ростов / Колбасин Виталий

Это была первая мирная ночь за последние месяцы. Их встретили, накормили, уложили спать.

«Нам, честно говоря, даже неудобно от такого тёплого, чуткого внимания ростовчан», — просят передать благодарность всем славянцы.

Первое, что утром попросили беженцы, — электрический чайник. Через несколько часов чайники стояли во всех комнатах.

Детям раздали раскраски, пластилин, мелки, а вечером показывают им мультфильмы на большом телевизоре. Ребятня мигом обследовала территорию Таганрогского залива (к нему ведут ступеньки вниз по аллее), а некоторые даже попробовали искупаться. Пляж здесь песчаный, дно пологое.

Условия проживания в корпусах лагеря сравнимы с курортными: в номере душ с горячей водой, кровати со свежей постелью.

В таких комфортабельных коттеджах живут женщины с детьми
В таких комфортабельных коттеджах живут женщины с детьми. Фото: АиФ-Ростов / Колбасин Виталий

Староста Лилия использует свободное место в комнате под склад гуманитарной помощи, которую уже успели передать славянцам донские жители.

«Хотелось бы попросить, если возможно, передавать вещи для детей 57 лет, особенно обувь, — говорит она. — Вот вчера малышня бегала, ноги в дождь промочили, а запасной обувки нет».

Заходим в столовую. На обед официанты накрыли 78 порций: первое блюдо — борщ, второе — курица с вермишелью, на третье компот и яблоки.

В меню на обед донской борщ, столовая работает весь день готовят завтрак, обед и ужин
В меню на обед — донской борщ, столовая работает весь день — готовят завтрак, обед и ужин. Фото: АиФ-Ростов / Колбасин Виталий

В санчасти лагеря пусто.

«Оказана помощь 4-летней девочке, у которой поднялась температура. Женщине с сахарным диабетом предоставили лекарство», — рассказывает дежурный врач Ольга Хруленко.

На большой стенке корпуса, на самом видном месте, волонтёры аккуратно крепят слово «Дружба» из шести больших букв. Стену буравят длинным сверлом электрической дрели, чтобы висело долго, прочно.

Волонтёры постарались крепко закрепить символичное слово Дружба
Волонтёры постарались крепко закрепить символичное слово «Дружба». Фото: АиФ-Ростов / Колбасин Виталий

Читайте также: Как русский фермер помог семье беженцев с Украины →

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах