1010

Кинорабство: особенности профессии «сценариста-призрака»

Имя для представителя творческой профессии является не только визитной карточкой, но и брендом. Чем известней этот бренд, тем больше заработки его владельца. Однако, не все авторы, зарабатывающие на жизнь написанием книг и сценариев, могут похвастаться громкими именами. Наоборот, зачастую их имен никто не знает, а псевдонимы, под которыми они работают, являются собственностью издательств и телекомпаний.

Как попадают в «негры»

В пору расцвета детективной литературы расцвела и профессия «литературного негра». Под раскручиваемый писательский бренд набиралась команда авторов, которые за гонорары писали романы для серии. Естественно, все сливки славы выпадали на долю «заглавного» автора, про остальных никто не знал.

Сценарист, писатель Светлана Полякова:

— В начале своей писательской карьеры я сотрудничала с литературным агентством, где писала книги для серии под общим псевдонимом. Проще говоря, была «литературным негром». Продолжалось это недолго, около года. Затем владелица агентства решила издавать меня как самостоятельного автора, причем под моей настоящей фамилией, что было очень сложно — ведь раскрученная писательница по фамилии Полякова уже существовала на рынке.

В итоге моими романами заинтересовалось крупное издательство, и я стала сотрудничать с ними уже как самостоятельный автор. В принципе, если не задерживаться долго в «неграх», то это даже полезно — быстро осваиваешь профессиональные навыки. Но главное — вовремя стать самостоятельным автором.

Плюсы и минусы работы сценариста

В настоящее время, когда ситуация на книжном рынке из-за кризиса поменялась, иной раз участь писателя, выступающего под собственной фамилией, немногим отличается от «литературного рабства» — по договорам он обязан писать в сжатые сроки большие объемы, причем за столь скромный гонорар, что, иначе как рабством, такие условия не назовешь. Поэтому авторы, заработавшие себе имя на написании книг, и засветившиеся в книжном мире как стабильные и читаемые, уходят в сценаристы — заработки в киноиндустрии гораздо выше.

Однако, и здесь автор сталкивается с той же проблемой — отсутствии своего имени на выпущенной продукции.

Плюсы. Полякова: «Работа сценаристом на проекте гораздо более выгодна, чем писательство. Хотя, конечно, может быть и год безработицы — если нет заказов. Но писатели все равно охотно берутся за сценарную работу: фактически за один поэпизодный план сценария ты получаешь в два раза больше, чем за книгу. А ведь на книгу уходит минимум два-три месяца, а на поэпизодник — неделя-две».

Минусы. Полякова: «С авторством у сценаристов не намного лучше, чем у писателей. Все фамилии сценаристов пишут в «братской могиле» — мелким шрифтом в титрах. Я думаю, что по-настоящему фамилии сценаристов не интересны никому. У меня фамилию крупными буквами указали только в «Леснике» и в «Праве на правду».

Когда я ушла в сценарную работу, первым моим опытом стал сценарий для сериала «Безмолвный свидетель», студии «Дикси». Очень жаль, что этого сериала больше нет. К сожалению, телевидение — это мир шаблона, там не надо быть талантливым, там приветствуется однобокое мышление. Там есть какие-то мифические зрители, (мы их называем «тетя Фрося с сумкой, и мужик с пивом»), которым нужно смотреть только или сплошные «сопли и слезы», или — «драки и бегалки». На телевидении не поощряется что-то новое, а любая попытка сделать это новое, даже в рамках попсы, вырубается на корню.

Большинство моих друзей не смотрит наши каналы, их вообще нельзя смотреть. И непонятно, откуда взялось такое представление о зрительской аудитории? Мне кажется, просто сидят люди, которые ошибочно принимают себя за эту самую «аудиторию», и выбирают сценарии на свой вкус.

Сценарная работа более жесткая в смысле загруженности. Особенно, когда приходится работать на двух-трех проектах, и случаются дедлайны. Когда мы с коллегой писали сценарий для сериала «Право на правду», нам пришлось в сжатые сроки написать сразу тринадцать серий. А иногда, наоборот, просят сделать срочно, а потом ты неделями ждешь правку от редакторов.

Как «кидают» сценаристов и писателей

Есть у писателей и сценаристов и общая проблема — получить за свой труд не только гонорары, но и отчисления от продаж и показов. И если писатели здесь худо-бедно защищены, то сценаристов закон не оберегает.

Полякова:

— Часто авторов сериалов увольняют после первого сезона, и заменяют их на более дешевых и более... покладистых. Так что, я думаю, что известность сценаристу только вредит. Ведь бывает и так — фамилии сценаристов первого сезона ставят на серии, написанные другими сценаристами. Те, конечно, обижаются. Со мной такое было всего один раз, но вообще практика распространенная.

Режиссер и сценарист Рауф Кубаев:

— В моей практике было сотрудничество с недобросовестными продюсерами. Например, продюсер Эдуард Тополь уволил меня после того, как я снял и смонтировал ему картину «На краю стою». Для озвучивания он пригласил своего вгиковского товарища. А в начальных титрах фамилии режиссёра нет вообще. Написано: «Артур Смольянинов, Светлана Устинова, Марат Башаров в кинопроекте Э. Тополя «На краю стою». И три фамилии режиссёров в барабане в финале — моя, Тополя и его друга. Так никто в мире не делает.

Но обычно я всегда работаю с честными продюсерами. Мне, как режиссёру, дают сценарий — он сырой, его надо дорабатывать. Но его утвердил канал. Я работаю над ним, улучшаю, но часто не упоминаюсь в титрах как сценарист — только как режиссер. А сценаристы упоминаются, все, с кем заключен договор, и кто работал над сценарием.

Был, правда, и у меня печальный опыт. Есть такой фильм — «Личный номер». Сценарий к нему писал Рамиль Ямалеев, а я потом этот сценарий дорабатывал. Но в титрах нас нет — только режиссёр и продюсер. В случае с «Личным номером» я договором не озаботился, Рамиль тоже. И вот результат.

Полякова:

— Когда я писала книги, тиражные с продаж мне не платили. Это — частая практика, когда издательство не платит автору тиражные, или платит совсем минимум. Также, как и в раскрутку нового автора никто не вкладываются. Вкладываются только в издание книги.

Кубаев:

— Сценаристам и режиссерам нужно просто внимательно изучать договоры. Была бы воля Тополя — он бы снял мою фамилию с титров. Но он не мог это сделать — по договору. Зато мог обойтись без начальных титров и вставить фамилию других. Это ему подписанный нами договор позволил.

Проблема начинающих сценаристов в том, что они вообще не читают договор — лишь бы подмахнуть и получить аванс. А потом начинаются проблемы. Ну, и конечно, есть нечистоплотные продюсеры, которые даже при наличии договора могут обмануть. Доказать свою правоту ты можешь только тогда, когда ты позаботился об этом заранее.

Про роялти (отчисления с продаж, в случае сценаристов — с показов, прим. ред.), можно забыть. Сценарист получает только гонорар. К сожалению, в Гражданском Кодексе вознаграждение авторам предусмотрено только для композиторов — его ещё Тихон Хренников выбил у Хрущёва лично. Другим носителям авторских прав роялти Гражданский Кодекс не предусматривает. Это самодурство Хрущёва в отношении авторов, сценаристов и режиссёров — нигде в мире такого нет. Только у нас. Вот мы и хотим, чтобы Союз Кинематографистов России инициировал этот вопрос в Госдуме.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы