6091

Юрий Лоза: «Мяуканье, кряканье, рэпы-шмэпы не уходят в народ»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. И куда с рублем податься? 11/11/2020
Юрий Лоза.
Юрий Лоза. © / www.globallookpress.com

В интервью АиФ.ru музыкант заявил, что ему предложили за деньги «накрутить» просмотры клипа «Плот», рэп не имеет отношения к искусству, творчество Шнурова похоже на «голую задницу», а мы живем в эпоху победившего КВНа и это плохо.

Владимир Полупанов, «АиФ»: Юрий Эдуардович, как вы себя чувствуете?

Юрий Лоза: Я чувствую себя неплохо. Бог миловал. Но мои музыканты уже полгода сидят без работы. Один концерт на Урале переносится уже в четвертый раз. В этот раз на декабрь. Слетели концерты в других городах, потому что ввели антивирусную рассадку в зрительных залах — через одного. Зрители едут на концерт в переполненном общественном транспорте. А в зале их рассаживают в шахматном порядке. Давайте уже введём какую-нибудь логику. Если вы рассаживаете зрителей через одного, то и везите через одного. Если зал заполнен наполовину, это покрывает только начальные расходы — аренду зала, аппаратуры, света, расходы на рекламу, услуги билетеров и т. д. Ни о каких заработках речи быть не может.

— Некоторые музыканты говорят, что во время пандемии у них появилось время для записи новых песен, которые давно вынашивали.

— Музыкант не может всё время сидеть дома или на студии и записывать песни, которые потом не сможет спеть на концерте. Артист должен выходить к зрителям. Иначе кому эти песни нужны? Если бы я знал, что мне никогда не придется выходить к зрителям, я бы, наверное, бросил это занятие.

— Многие музыканты сегодня проводят онлайн-концерты. Это выход из ситуации? Этот формат приживется в эпоху «самоизоляции»?

— Онлайн-концерты музыканты проводят от безысходки. Лишь бы хоть как-то спеть и сыграть. Если придумают способ, как зарабатывать на онлайн-концертах, то это еще можно будет как-то рассматривать. Но пока это не форма заработка, а просто попеть для себя. На живые концерты люди ходят, чтобы послушать живую музыку. Сидя дома, человек не может воспринимать музыку так же, как он воспринимает ее на концерте в зале. Дома он может в этот момент лежать на диване и смотреть параллельно футбол.

— Какую помощь государство могло бы оказать музыкантам?

— Мы сами о себе позаботимся. Разрешите только проводить концерты. И потом, откуда у государства лишние деньги и по какой тарифной сетке их распределять?

— Этот год самый неурожайный на музыкальные события?

— Этот век неурожайный. В прошлом в музыку приходили люди со своим видением мира, приёмами, новыми наработками. В этом веке пришло поколение пользователей, которые ничего своего не создают, а придумывают новые названия для вчерашних котлет. Самая популярная программа на телевидении «Голос» построена на каверах (перепевках — Ред.) известных хитов. Авторское начало из музыки уходит. Все пользуются тем, что придумано до них. Мы живем в стране, которая потребляет культурный «секонд хэнд». Почему я так уверенно об этом говорю? А вы посмотрите, сколько песен, созданных в этом веке, ушло в народ. Раньше каждая «Песня года», «Рождественская встреча», каждый «Новогодний огонек» давали стране десяток хороших песен. А за последние 20 лет? Ни одной. Всё это мяуканье и кряканье, рэпы-шмэпы — вся эта фигня не уходит в народ. Самое знаковое событие последних лет (произошло в 2017-м — Ред.) — рэп-батл между Оксимироном и Гнойным. Пусть кто-нибудь мне напоёт что-нибудь из их батла, который собрал 48 миллионов просмотров в интернете. Когда мне говорят, что какая-то дамочка выпустила песню и её просмотрели 20 миллионов, я не верю. Пользователей интернета не так много.

— По официальной статистике, только в России 90 млн, в мире — миллиарды. И в то, что клип на песню «Скибиди» группы Little Big посмотрели 470 млн пользователей, тоже не верите?

— Чушь собачья! Всё накручено и перекручено. Существуют определенные технологии. Мне самому предлагали: «Дай немного денег, и первые 100 тысяч просмотров твои. Для начала». Я ответил: «Мне мёртвые души не нужны».

— У вашей песни «Плот» 5 млн просмотров на YouTube. Не накручено?

— А как вы думаете? Она существует уже почти 40 лет. И только 2 млн пластинок с этой песней было продано. Её поют, перепевают и продолжают слушать. А кто-нибудь может мне напеть песню «Скибиди»? Спросите у прохожих на улице в любом городе: «Кто знает песню „Плот“?» Думаю, мало таких, которые не знают. А потом попросите напеть «Скибиди». Никто не напоёт, уверяю вас.

— Сегодня люди чаще смотрят клипы, а не слушают песни. Например, не каждую песню «Ленинграда» можно напеть, а клипы смотреть интересно.

— У меня в книге «Научу писать хиты» написано: «Ребята, зачем вы ходите на концерты, где нет музыки, поэзии, вокального и исполнительского мастерства? Ответ: за эпатажем». В клипах Шнурова много эпатажа.

— Разве на одном эпатаже можно выстроить карьеру? Рано или поздно такая карьера должна закончиться.

— Должна, но не заканчивается же. Вот опять, условно говоря, снимаем штаны и показываем голую задницу. У каждой новой голой задницы каждый раз будет новый миллион просмотров, хотя одна ничем не отличается от другой. Чем отличается одно порно от другого? Ничем. Но люди это продолжают смотреть. То же самое и с эпатажем. Такова человеческая природа.

— Человечество хочет развлекаться. Поэтому у видеоплатформы TikTok, где публикуются смешные ролики, такая популярность. Разве нет?

— Так и есть. Сейчас ржака вышла на первое место. Есть расхожая шутка, не моя, но она мне нравится: когда мы жили в стране «развитого социализма», нам говорили, что пройдет 30-40 лет, и мы будем жить в стране «развитого коммунизма». Прошли годы, и мы живем в стране развитого КВНа.

— А видите в этом что-то плохое?

— А что в этом хорошего, скажите?

— Умение острить, самоирония — это признак ума. Разве нет?

— Какая самоирония? В рекламном ролике серьезного банка фигурирует один из современных комедиантов (Павел Воля — Ред.). Он говорит: «Настоящий успех — это когда очень смешно». Я смотрю на это и думаю: «Ребята, вы совсем с ума посходили?» Разве успех в банковской деятельности — это когда смешно? Успех — это когда надежно, выгодно, перспективно. А смех не имеет никакого отношения к банковской деятельности. Никому не смешно, если банк лопнет или его активы упрут. Спросите у любого вкладчика, который стоял в очереди, чтобы получить хоть какую-то компенсацию после того, как банк лопнул, — смешно ему или нет?

— Вначале над коронавирусом и самоизоляцией много смеялись, иронизировали. Была написана масса песен на эту тему. Как вам кажется, мы их потом, когда выйдем из этого, захотим переслушивать?

— Я вообще против песен, которые написаны на какую-то заданную тему. Революционные песни, песни про комсомол, по поводу событий, вируса и т. д. Все они будут жить, только пока тему муссируют и пережевывают. Есть общечеловеческие темы: о любви, о стране, о дружбе. Вот они будут жить долго. А песни, написанные на злобу дня, быстро умирают, как только сменится повестка. Их выбросят на свалку истории до следующей пандемии.

— Почему, по-вашему, при таком накопленном богатстве музыки и ее доступности люди чаще выбирают худшие образцы?

— Молодежь будет создавать себе своих кумиров даже в том случае, если достойных на самом деле нет. У Танича есть такие строки: «Я его слепила из того, что было. А потом, что было, то и полюбила». Молодые всегда будут лепить себе кумиров из того, что под рукой. Если совсем перестанут талантливые люди появляться, то будут лепить кумиров из бездарей. Что уже и происходит. Почему? Посмотрите на систему существования медиа, которые отвечают за музыку, телевидение, развлекаловку. С моей точки зрения она выглядит так: расплоди бездарностей, и на их фоне твоя посредственность покажется талантом.

— В вашем ответе я уловил «наезд» и на модных героев рэп-сцены. Среди них, по-вашему, совсем нет интересных? Ну хоть кто-нибудь достоин вашей похвалы: Элджей, Моргенштерн, Федук и т. д.?

— Рэп-исполнители не сочиняют «стишки» типа «Я помню чудное мгновенье», а рифмуют. Не сочиняют «сраные мелодии», а записывает треки, чтобы качало. Спросите любого рэпера, и вы от него услышите такие слова. Рэп — это особый вид субкультуры, который к искусству отношения не имеет. Набираются «кирпичики» в интернете под названием «лупы», под них подбирается ритмическая структура, на которую человек наговаривает текст, рифмует. Эта деятельность имеет право на существование, но какое это имеет отношение к нам, нашей истории, ментальности? Никакого. Это дань моде. Такая же, как в свое время расклешенные штаны и обувь сабо. Они же не стали нормой. Люди вернулись к обычным брюкам и удобной обуви. Помните сабо по 12 см? В них же можно было убиться. Но люди их носили, потому что было модно. Прошло время, и люди вернулись к корням. И мода на рэп — временное явление.

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы