aif.ru counter
01.06.2015 19:26
6233

«Об "Агате Кристи" речи быть не может». Глеб Самойлов о роке и аудитории

Глеб Самойлоff & The Matrixx.
Глеб Самойлоff & The Matrixx. © / Максим Богодвид / РИА Новости

АиФ.ru провёл эксперимент, отправив на интервью с музыкантом представителя его «целевой аудитории». В годы своего расцвета группа братьев Самойловых «Агата Кристи» пользовалась небывалой популярностью у подростков. С тех пор аудитория группы повзрослела, но один из её лидеров и младший из братьев Глеб Самойлов создал новый проект «The Mаtrixx». В новую команду вошли барабанщик Дмитрий Хакимов и гитарист Валерий Аркадин из бывшей группы «Наив», а также Константин Бекрев — в прошлом лидер калининградской группы «Мир Огня», отвечающий за клавишные партии, бас и бэк-вокал. Сами музыканты называют свой стиль «неопостготика». АиФ.ru решил посмотреть, что получится из общения музыкантов с представителем целевой аудитории, и отправил на интервью 14-летнюю начинающую журналистку.

Полина Колесниченко: Здравствуйте, меня зовут Полина, мне 14 лет.

Глеб: Вау!

— Это моё первое интервью, и мне очень приятно, что я беру его именно у вас. Скажите, а вы можете вспомнить себя в 14 лет?

Глеб: Да, примерно помню. Я как раз в 13–14 лет начал активно сочинять музыку. Кстати, часть этой музыки до сих пор, видно, ждала своего часа, а теперь появляется в качестве инструментальных композиций. В том числе и в альбоме «Резня в Асбесте»: например, «Реквием по Асбесту».

Константин: А я в этом возрасте убегал из дома и играл в подвале на нашем первом органе.

— Органе?

Константин: Да, электрооргане. При этом не пил, не курил. Но начинал как раз знакомиться с рок-музыкой. Вначале на клавишных. На гитаре научился позже, лет в 18 лет. Ну и пел, конечно.

Дмитрий: Я себя в этом возрасте смутно помню… А, в 14 лет я впервые пошёл на рок-концерт!

Участники группы Глеб Самойлов The Matrixx
Участники группы «Глеб Самойлов & The Matrixx». Фото: РИА Новости/ Роман Кульгускин

— И чей же это был концерт?

Дмитрий: Группы «Автограф», ДК «ЗЛК» в Текстильщиках.

— А теперь давайте перешагнём через 30 лет. «The Matrixx». Пятилетний юбилей группы. Как вы можете оценить результат этих лет?

Константин: Замечательный результат, я считаю. Мы делаем то, что нам нравится, и при этом умудряемся собирать залы, исполняя собственный материал. За эти пять лет мы, не играя песни, допустим, «Агаты Кристи», добились многого. И это очень приятно, поскольку я знаю, насколько сложно у нас в стране куда-то пробиться с не известным никому материалом, даже с таким артистом, как Глеб Самойлов, но без бренда.

Глеб: Я просто очень рад, что занимаюсь своим любимым делом, что у меня есть свобода для экспериментов. И что музыканты меня поддерживают в этом.

Дмитрий:  Я приведу пример: пять лет назад, когда мы ещё только начинали существовать, семь телеканалов могли крутить наши клипы, семь! Вот так мы начинали. Сейчас року даётся отказ везде!

— Да? Я просто телевизор не смотрю, поэтому не знаю.

Дмитрий: Но, к сожалению, все смотрят. Почему сейчас стали так популярны всякие «Дискотеки 80-х, 90-х»? Люди не знают новых имён и идут на то, что знают. А знают они то, что крутят по телевизору. То есть раскрутить в наше время нового артиста практически невозможно. И даже если ты поменял уже отлично раскрученный бренд «Агаты Кристи» на новый, то, на самом деле, ты начинаешь с нуля.

— Но это же своего рода вызов?

Дмитрий: Да это катастрофа! Приходится выкладываться на полную, а «выхлопа» очень мало. Это очень сложно и неблагодарно.

— Неблагодарно? А как же поклонники?

Дмитрий: Надо дать десятки, сотни концертов, чтобы хоть чуть-чуть двигать историю, выпускать альбомы, снимать клипы… Если бы мы существовали лет десять назад, мы бы, наверное, стадионы собирали при таком объёме усилий.

Глеб Самойлоff The Matrixx выступают на музыкальном фестивале Сотворение мира
Глеб Самойлоff & The Matrixx выступают на музыкальном фестивале «Сотворение мира». Фото: РИА Новости/ Максим Богодвид

— Менялась ли за эти пять лет ваша аудитория?

Константин: Я, в основном, вижу тех, кто стоит передо мной, первые несколько рядов, и они все те же самые. Самые молодые слушатели, от 14 до 20 лет, стоят в первых рядах, а кто дальше, те скрываются в дыму и в темени.

— А вы сами и ваша группа поменялись за это время?

Глеб: Все люди меняются, и мы тоже. Музыка менялась. Я не умею повторяться. Найти один какой-то стиль и продолжать в него рубиться — этого я не люблю. Вернее, не то, что не люблю, а это не моё. Разнообразие — мой естественный выбор.

— Интересно, если бы ваша группа была человеком, то каким?

Константин: Очень мрачным и при этом юморным и очень взрослым человеком.

Глеб: Сложно сказать. Группа «The Matrixx» — это четыре абсолютно непохожих личности, каждая из которых самобытный артист и на сцене, и в жизни. Каждый из нас действует по своим инстинктам и импульсам, но мы как-то всё равно совпадаем.

— Как возникла идея альбома с таким «киношным» названием — «Резня в Асбесте»?

Константин: Это всё придумал Глеб. В какой-то момент он сформировал у себя в голове из тех песен, которые раньше уже были написаны, какую-то концепцию и придумал назвать её «Резня в Асбесте». Это полностью его идея, мы тут руку не прикладывали. Концепт всего альбома принёс он. А как возникла идея — ну, знаете, как шутка, изрядная доля юмора в этом есть. То есть, не надо воспринимать слишком серьёзно.

— У вашей группы очень мрачный образ, но почему-то именно он находит отклик в душах подростков. Как вы думаете, почему?

Глеб: А это надо у них спрашивать. То есть у вас.

— Я могу ответить, если интересно.

Глеб: Давайте!

— В вас есть некоторая радикальность. А подростки часто ощущают себя радикалами, максималистами. Думаю, вы помогаете им почувствовать себя понятыми.

Дмитрий: А мне кажется, что сейчас тренд на мрачность практически отсутствует. Это уже непопулярно и неактуально. Просто какое-то количество людей притягивается к нам с помощью наших неимоверных усилий, старых заслуг Глеба и так далее. На самом деле, мы совершенно не в тренде, вообще. Мы не в то время появились. Лет бы семь назад, когда ещё эмо существовали, мы были бы популярны. А сейчас… Мы существуем вопреки. У нас всё совершенно не так, как принято сегодня. И, несмотря на это, мы живём. Нас слушают. Нам надо памятник за это ставить.

— Вы уже сделали себе памятник сами — своей музыкой. Но насколько вы счастливы?

Глеб: Я ещё не знаю даже, счастлив ли я. А уж насколько… Счастье — это то, что ты осознаёшь уже потом.

Константин: Счастье не может быть некоей постоянной величиной. Это какая-то искра, какое-то мгновение, когда ты чувствуешь, что счастлив прямо сейчас. Через секунду всё изменилось. Поэтому я не могу сказать, что я счастлив или нет.

Дмитрий: Я 25 лет профессионально занимаюсь музыкой. Одновременно у меня несколько групп, в одной группе пишу песни, в другой — давнишний участник, директор и всё вместе. За всё время у меня выпущено больше 30 альбомов с разными исполнителями. Я занимаюсь любимым делом, моя жизнь получается разносторонней, я не зациклен на какой-то одной группе. Мне нравится, как я живу. Да, я счастлив.

— И не могу напоследок не задать вопрос, ответа на который ждут многие поклонники творчества Глеба Самойлова. Сможем ли мы однажды услышать «Как на войне» и «Сказочную тайгу» в вашем с Вадимом исполнении?

Глеб: Нет. Эти песни не имеют никакого отношения к формату группы «The Matrixx». А о восстановлении группы «Агата Кристи» никакой речи быть не может. Для этого есть очень веские причины, о которых я сейчас предпочёл бы не говорить.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество