3342

Народный артист Виталий Зикора: быть сантехником стало стыдно. А почему?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Получится ли совместно бороться с терроризмом? 18/11/2015

«Узнают, что ты сантехник, слесарь или дворник, - позора не оберёшься! Другое дело - бандит, чиновник или хоть юрист какой-нибудь…»

Сегодня Виталий Зикора - народный артист России. Он играет в «Ленкоме», снялся в фильмах «Штрафбат», «Адмиралъ», «Знахарь» и др. А начинал он свой профессиональный путь... слесарем-сантехником, работал на сельских стройках Иркутской обл. «АиФ» поговорил с актёром о том, как менялось в новой России отношение к рабочим профессиям и почему быть сантехником стало стыдно.

«Совковая» зависть

Сергей Грачёв, «АиФ»: Виталий Григорьевич, когда речь заходит о людях рабочих профессий - да о тех же сантехниках, рисуется малопривлекательный образ работяги. Даже в кризис далеко не все готовы браться за физическую работу, притом что потребность в таком труде высокая. У вас этот моральный барьер был?

Виталий Зикора: Я рос в другое время. Мы по-иному воспитывались, и для нас, мальчишек, желание работать было нормальной потребностью. Потребность эта была не такой, какую сегодня испытывают, по моим ощущениям, молодые люди, желающие стать юристами, менеджерами, экономистами. Мы стремились схватиться за любую работу, чтобы скорее начать помогать родителям. У меня мать инвалид. Она лишилась ноги, когда принимала товар при разгрузке вагона. Ей назначили пенсию по инвалидности не то 14, не то 17 рублей. Деньги мизерные. Когда после окончания ПТУ я получил аванс первой зарплаты, выслал матери 50 рублей (а зарплата была около 200 руб.). Она мне написала тогда: «Сынок, ты там не приворовываешь? Откуда такие большие деньги?» (Смеётся.)

Но кроме чувства долга перед семьёй мотивировали и другие вещи. Кино, например. Было много фильмов про производст­во, про работяг. Да, далеко не все эти картины были хорошими, но в них были герои, которые выполняли и перевыполняли какие-то планы, не боялись никакой работы. И мы хотели быть похожими на них. Сегодня хотят быть похожими на других героев. Недавно ими были бандиты, а сегодня, я слышал, молодёжь мечтает выбиться в чиновники, поскольку им воровать даже проще, чем бандитам.

- Но давайте говорить честно: быть сантехником и в советские годы было непрестижно, а сейчас тем более.

- Престиж заключался не в том, чем ты занимаешься, а в том, насколько ты профессионален. Если ты действительно специалист своего дела, значит, ты востребован, тебя ценят, в твоём доме достаток. Я из ПТУ вышел с третьим разрядом. В моих планах было дойти до шестого разряда, а потом на мастера выучиться. Вполне нормальные амбиции. Не было какой-то обречённости. Не было тоски, зависти к тем, кто устраивался по-другому. Наоборот, было стремление скорее окунуться во все эти производст­венные процессы с их пылью, грязью. И вопрос денег стоял даже не на втором месте. 

- В этом есть какое-то лукавство. Что значит «деньги были неважны»?!

- Притом что денег всем не хватало, говорить об этом было неудобно. Никто не спрашивал друг у друга о размере зарплаты. Мы стыдились даже думать о том, что деньги - это важно. Чест­ное слово! Государственная политика была заточена на то, что главное - это честь, уважение, совесть, а вовсе не деньги. Государству выгоднее было такими воспитывать граждан - только и всего.

Шмонать бабок

- Я вам пример из сегодняшней жизни приведу: знаю человека, который, выучившись на сварщика, пошёл работать регистратором в дорогой отель. Хотя сварщиком его приглашали в несколько мест с окладом чуть не в два раза выше, чем в гостинице. Выходит, решающим фактором не всегда являются деньги…

- Сегодня людей, а молодёжь особенно, привлекает всё блестящее. Как сорок или ворон. Сказать друзьям, что ты работаешь сварщиком, пусть и за очень достойную зарплату, как-то вроде и неловко. А менеджер в отеле - с униформой, бейджиком и прочими делами - кажется чем-то солидным и значимым. Человек решает для себя, что так он в каком-то почти высшем свете крутится. Да ни черта подобного! Я, когда смотрю на здоровых лбов, которые в форме и со стартовым пистолетом на боку стоят в магазинах, ничего, кроме чувства брезгливо­сти, не испытываю. Ты здоровый мужик! Иди на токаря, на сантехника выучись и зарабатывай деньги человече­ским трудом! Но нет, ему нравится бабок шмонать, следить, чтобы, не дай бог, никто буханку хлеба не вынес. Ему кажется, что он здесь - власть. Как только в стране поменялись ценности, поменялось и отношение к труду, к профессиям.

Вот у меня сейчас под окнами рабочие трубу варят. Грязные, чумазые, в робах… Думаю, зар­плата у них не меньше, чем у среднего юриста. Но вряд ли они кому-то хвастаются, что работают трубоукладчиками или сварщиками. Идут прохожие мимо этих работяг и как будто сквозь них смотрят. Они - эти рабочие - для них с землёй сровнялись. Как листья, которые ветер иногда шевелит. Тени какие-то, люди в чёрном...

Вот это ощущение - что рабочие не люди - незаметно приклеилось ко многим профессиям. И вчерашний выпускник скорее предпочтёт на шее у родителей сидеть, чем на пару месяцев метлу в руки взять. Ему же надо, чтобы в костюме, при галстуке, а не в спецовке. Стало важнее казаться кем-то, чем быть на самом деле. Но этим самообманом невозможно тешиться вечно. Рано или поздно жизнь щёлкнет по носу.

- Одно дело - Москва, Питер, и совсем другое - провинциальные города. В родном Иркутске вы видите такой же сдвиг ценностей?

- Блестящие атрибуты красивой жизни, которые, увы, стали ориентирами, проникли всюду. Казалось бы, Иркутск, Забайкальский край - это тайга, охота, рыбалка, это где-то вдалеке от всей мишуры… Но нет. Социальный раскол прошёл через всю страну. Куда бы ты ни приехал, везде увидишь особняки нуворишей, власть имущих и их детей, которые рассекают на дорогих авто и чувствуют себя хозяевами жизни. Но, даже если бы это было не так видно, есть телевидение, которое во всех красках показывает жизнь богатых и знаменитых. Естественно, молодой человек начинает думать только о том, как бы ему если не заработать, то урвать, украсть, пробиться. 

- А стоит ли вообще беспокоиться по этому поводу? Есть рынок, есть понятия «спрос» и «предложение» - они и расставят всё по своим местам.

- Само собой не получается… Сколько лет уже говорится о нехватке квалифицированных рабочих рук, а ситуация никак не меняется. Вы думаете, реанимировать производство, вывести сервис на качественно иной уровень можно, сидя в кабинетах? Нет, так не бывает. Чтобы изменить отношение, без мощной пропаганды не обойтись. Нужно найти героя, над которым бы не посмеялись, которому бы поверили. Но если в период революции, во время войны и в послевоенный отрезок истории этих героев нашли достаточно быстро, то сейчас это никак не получается. И, пока не на кого будет равняться, даже деньги не сыграют решающей роли.

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы