aif.ru counter
11.03.2017 00:03
6067

Михаил Жванецкий: политика — это спор, в котором не рождается истина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. Сквозь тернии — в Крым 08/03/2017
Михаил Жванецкий.
Михаил Жванецкий. © / Эдуард Кудрявицкий / АиФ

Дискуссия есть, но...

Андрей Максимов: Михаил Михайлович, сейчас каких-то по-настоящему острых политических новостей становится всё меньше и меньше. Это хороший признак или плохой?

Михаил Жванецкий: Когда у нас с вами меньше острых политических вопросов, это хороший признак. Но вот у политиков по телевизору по-прежнему очень много дискуссий. Но что интересно: дискуссия есть, а спора нет. Никто из них ни разу не сказал: «Я был неправ». Все правы! Где тогда должна рождаться истина, если спора нет?

Я был недавно на торжестве у одного губернатора. Жириновский и Зюганов сидели вместе, нормально всё время разговаривали. Но зато по телевизору что между ними творится! Жириновский крепко поливает Зюганова, Зюганов молчит. Потом Зюганов отпускает колкость в адрес Жириновского, тот кричит... Шоу! А потом они мирно садятся за стол. Политика, мне кажется, — это спор, в котором не рождается истина.

— По данным «Левада-центра» за год число людей, которые положительно относятся к Сталину, выросло с 37 до 45%. То есть почти каждый второй житель нашей страны к нему относится положительно.

— Мне кажется, когда долго сидишь на мягком, хочется жёсткого. К сожалению, я заметил: у нас голова работает, только когда ягодицы работают. Когда ты стоишь, вряд ли что придёт в голову. А сядешь — ягодицы включились, и в голову что-то умное пришло. Почему-то есть железная связь между этими двумя частями тела. Поэтому большинство, сидя на мягком, мозги не смогло включить. Эта вся тоска по Сталину... Они, конечно, забыли, что Сталин подслушивал. Всё, что говорилось ночью, всё, о чём шепталось, — всё это оказывалось каким-то образом утром в доносах. Сгоняли всех на стройки...

Действительно, было очень много построено, но всё почти делали заключённые, всё это подневольный труд. Только Любовь Орлова могла поехать в Париж за перчатками. Остальные женщины клали шпалы, таскали опоки в литейном цеху. Но самое главное — Сталину не удалось накормить население. Еды же не было! Скручивали производителей, которых называли кулаками. Но из ликвидированного всё равно до магазинов не доходило ничего. За что мы его любим?! Вот это отношение к жратве для меня очень характеризует наших правителей.

Мы как-то удивительно быстро забыли, что такое пустые полки в магазинах. Эмбарго вводят, санкции. А тем не менее всё проникает — и устрицы из Белоруссии, и кальмары. Нас не победить. А вот диктаторы не могут никак народ прокормить, потому что еда требует свободного рынка.

— Дело ведь не только в еде. Сталин уничтожил миллионы.

— Тем, кому кажется, что сейчас не хватает жёсткой руки, заявляю: если только появится такая, мы с вами будем сидеть раздель­но и тихо. Многие — в камерах. А пока я стою и говорю свободно, и из нашей передачи не вырезается ни одного слова.

Надо жить и наслаждаться! Время хорошее. Кто кому служит? Иногда кажется, что народ служит правительству. Иногда кажется, что правительство служит народу. Но самое главное — что они действуют сообща, народ и партия едины!

Люди стали умнее!

— В России на 15% сократилось количество официальных браков. Люди не хотят оформлять отношения. Это хорошо или плохо?

— Ну ёлки-палки, конечно! Сейчас люди стали умнее! На сколько процентов, говорите, сократились походы в загс?

— На 15, Михаил Михайлович.

— Значит, было 16. (Смеётся.) Все эти быстрые свадьбы с пышными нарядами всегда близки к разводу. Люди ведь притираются, сближаются постепенно. Официально регистрировать отношения нужно через годы. Когда вы уже точно не можете с этим человеком расстаться. Он вам необходим, потому что оказался толковым, умным. Уже и ты не хочешь её отпустить, и она не против того, чтобы ты её не отпускал. Я почти всегда говорю о себе. Мы с Наташей долго жили вместе, и нам оставалось только утвердить это. И мы утвердили — без всякого торжества, тихо, спокойно. Два свидетеля, мы — и всё.

— В сетях сообщили: с международных рейсов убирают стюардесс, которым больше 40 лет. А вы себя надёжнее, комфортнее чувствуете с молодыми бортпроводницами или с опытными?

— Это глубоко ошибочное мнение, что со стюардессой можно как-то себя чувствовать. Я в последнее время летаю в бизнес-классе, потому что сам не плачу за билет — платят те, кто меня приглашает. Конечно, приятно, когда очаровательное юное существо возле тебя приседает и говорит: «Что будете кушать? Вот вам меню». Но мне нравятся, как ни странно, более опытные стюардессы. Во-первых, опытные меня знают, а человек известный очень остро нуждается в том, чтобы его узнали. Если не признают, всё время хочется спросить: «Как, вы меня не знаете?» Очень избалованность прёт. Ты понимаешь, что это нескромно, но иногда дико удивляешься и огорчаешься, если чувствуешь: не знает, и всё! С более опытными стюардессами у меня такого не бывало. Недавно, когда я летел в Берлин, одна бортпроводница мне рассказала историю. Оказывается, она была стюардессой в самолёте, которым я летел выступать несколько лет назад в Анталию по приглашению каких-то наших богатых людей. Она попросила меня набросать несколько слов её знакомому парню. «Знаете, что вы написали мне?» — спрашивает. Оказывается, «Костя, женись на этой стерве». Я выпил, конечно, тогда. Но самое смешное, сказала стюардесса, мы уже вместе 7 лет. Конечно, какое юное существо могло бы вспомнить такую вещь!

— Британские учёные выяснили: мужчинам, чтобы дружить, надо обязательно встречаться. А женщинам достаточно общения по телефону, им необязательно видеться лично. Что думаете вы на этот счёт?

— Женская дружба не хуже мужской и не слабее. У моей жены много подруг, и она дружит с ними очень внимательно. Всегда привозит из заграничной поездки какие-то сувениры для них, какие-то шарфы, сумочки. Другое дело, как мне кажется, мужчина с женщиной дружить не может. Я, например, не могу. Как бы ни вращал этот вопрос — нет. Ни так, ни эдак ты дружить не сможешь.

— Но вы же рассказывали в нашей программе, что вы ближайший друг тренера Татьяны Тарасовой.

— (Всплёскивает руками.) А как вы думаете, почему Татьяна Анатольевна была у нас дома?! А почему она посылала цветы моей маме? А почему мы пошли к Анатолию Тарасову, этому страшному человеку? Он сидел в кресле спиной к нам. «Знакомься, папа». А он и руку не протянул... Андрей Маркович, я, если что говорю, говорю со всей ответственностью!

— То есть вы в дружбу между мальчиками и девочками совсем не верите.

— Если только в четвёртом классе.

Вопросы от читателей «АиФ»

Сделал операцию по восстановлению зрения. Приятно всё видеть чётко. Но, с другой стороны, я обнаружил: жена у меня страшная. Что делать?

Виктор, Астрахань

— Тут ведь вопрос не только с женой! Теперь во многом придётся сложно. Ого-го, сколько обнаружите интересного, когда включите новости по телевизору! Мало ли какие рожи и морды увидит читатель «АиФ»... Мы потратили столько лет на то, чтобы привыкнуть к ним. А тут... Бедный. Такой стресс.

Почему столько красивых девушек не замужем? А вот дурнушкам удаётся каким-то образом найти себе мужей. В чём разгадка?

Ирина, Мытищи

— Они более доступные, а мужчина не в силах отказаться. Мужчины всё-таки ценят возможность не сразу жениться — это для нас главное. Но потом привыкаем... И спустя время на её вопрос «А не пожениться ли нам?» ты отвечаешь «Я не думал об этом». И вскоре идёшь в загс. Женщина чуть-чуть более лёгкого поведения выйдет замуж не со скоростью пули, но быстрее женщины строгой. Та может просидеть очень долго. Недоступные будут долго ждать. Тоже, наверное, дождутся. Но времени жалко — всех нормальных разберут.

Дорогие читатели! Ваши вопросы для Михаила Жванецкого присылайте корреспонденту Ольге Шаблинской по адресу О.shablinskaja@aif.ru

Оставить комментарий (21)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество