Примерное время чтения: 29 минут
17398

«Это маньяки». Вадим Казаченко объяснил, как людей на Украине сводят с ума

Вадим Казаченко.
Вадим Казаченко. Из личного архивa

Заслуженный артист РФ Вадим Казаченко, отмечающий 60-летие 13 июля, в интервью aif.ru рассказал, как на Украине с 90-го года внедряли бандеровскую идеологию, за что родственники называют его «захватчиком», что думает о президенте Зеленском и его соратниках, как относится к песням Макаревича*, почему начал карьеру с «жалостливых» песен, кто придумал ему сценический образ, а также о том, как будет праздновать юбилей.

Владимир Полупанов, aif.ru: — Вадим, что у вас сегодня хорошего происходит в жизни?

Вадим Казаченко: — В нашей жизни сейчас не так много хорошего, к сожалению, в связи с большой тревогой. Наши с супругой Ириной родные и близкие разбросаны по странам и континентам. Какая-то их часть осталась на территории, как я ее называю, «404» (бывшей УССР). Порвалось множество дружеских и родственных связей. Люди, с которыми ты читал одни и те же учебники истории, с кем вместе рос, проходил через какие-то события, вдруг оказались «по ту сторону» с хорошенько «промытыми» мозгами. Еще вчера они обнимались, целовались, пожимали руку, организовывали мои концерты и съемки на Украине, приезжали сюда на работу, а после начала СВО стали говорить мне: «Вы не люди, а рабы. А мы свободные», — и т. д. В общем, всю эту методичку украинских ЦИПсО.

Вадим Казаченко
Вадим Казаченко. Фото: Из личного архивa

— У вас, человека, родившегося в Полтаве, очень непопулярная позиция, с точки зрения украинцев. Не боитесь, что, помимо порванных связей, вас еще и травить будут?

— Это и так происходит с 2014 года. Фразу «Ваши танки едут на нас» я впервые услышал весной 2014 года. В это время танки «товарища Турчинова» (и. о. президента Украины с 23 февраля по 7 июня 2014-го — прим. ред.) ехали из Киева в Донбасс. И никаких российских войск там тогда не было.

А сегодня родственники и бывшие друзья по телефону впрямую называют меня «захватчиком». К весне 2022 года из всех родственников и знакомых, которые оставались на Украине, со мной в нормальном человеческом контакте остался всего один человек, который отдает себе отчет в том, что на самом деле происходит, а не грозит мне небесными карами. В 2014 году отвалилась первая часть этих людей — украинские дяди, тети, племянники. Друзья-товарищи на Украине до февраля 2022 года еще сохраняли какое-то здравомыслие, мы даже могли шутить по этому поводу, по-дружески подкалывать друг друга. А с конца февраля 2022 года при попытках позвонить я мог услышать: «С вами, агрессорами, убийцами и захватчиками, разговаривать не о чем».

Фото: Из личного архивa

— Честно говоря, не планировал трогать эту болезненную тему в юбилейном интервью с вами.

— А куда деваться. Может быть, если бы мне было сегодня 30-35 лет, я бы на этом меньше концентрировался. Но мне уже 60 лет. Это сумасшествие началось в 2013 году и потом только нарастало. Мне уже тогда было 50 лет. Пройти мимо этого уже было невозможно.

«Он заблудился, потерял под ногами землю»

— Вы не боитесь, что человека, с кем у вас остался контакт, вычислят? И ему мало не покажется за то, что общается с «агрессором».

— Я же имен не называю. И потом, мы же эзоповым языком умеем разговаривать еще со времен советской власти. Этому языку мы учились в том числе и по песням группы «Воскресение» или, не к ночи будь помянут, Андрея Макаревича.

— Честно говоря, сейчас почему-то не тянет переслушать песни Макаревича, на которых я сам вырос. Какое у вас отношение к его творчеству?

— Я рос на разных песнях, в том числе и на песнях Макаревича. Я пел их еще в военном училище. Это часть моей жизни, часть пути на эстраду. Я поступил в 1980 году в военное училище и настроил себя, что буду не музицировать, а заниматься спортом, учиться военному делу. А после окончания училища стану лейтенантом, командиром взвода зенитных самоходных установок ЗСУ 23-4 «Шилка». Буду служить Родине и защищать ее.

Фото: Из личного архивa

Но случилось так, что на первом курсе мне в приказном порядке поставили задачу организовать при училище ансамбль. Я выполнил приказ. Чтобы показать характер, я выбирал репертуар, который тогда казался протестным: в том числе и песни из репертуара «Машины времени»: «Черно-белый цвет», «Марионетки», «Кого ты хотел удивить» (цитирует). Вот такие песни мы играли в училище. А на втором курсе я оттуда ушел. Потому что желание заниматься музыкой перевесило, кстати, при полном отсутствии у меня музыкального образования. Просто я всю жизнь работаю в этой сфере — начиная с 19 лет.

К песням Макаревича у меня стал угасать интерес уже в 80-х, потому что появились свои. Бывая в те годы на выступлениях «Машины времени», я отмечал, что вживую все звучит совсем не так убедительно и честно, как на записи. Со временем я стал относиться к его песням еще равнодушнее. Макаревич позиционировал себя как оппозиционера власти. А потом мы все увидели фотографии, на которых вся грудь Макаревича увешана государственными орденами и медалями. Наблюдали его застолье с первым и последним советским президентом Горбачевым, совместное фото с Ельциным, который ему вручал медаль в Кремле, на концерте Пола Маккартни Андрей Вадимович сидел вместе с Путиным, встречался с Дмитрием Медведевым. Выходит, вся эта оппозиционность была всего лишь коммерцией. В конце концов он превратился в буржуа, у которого есть какие-то свои ТВ-программы, компании, ресторанный бизнес и т. д.

Ни одной песни Макаревича я не слышал уже давным-давно. Хотя у каждого из нас в памяти могут возникать строчки из его песен, поскольку, говоря сегодняшним языком, они стали чуть ли не мемами, крылатыми фразами. Но вы совершенно правы — и у меня после февраля 2022 года произошло полное отторжение, потому что человек занял антироссийскую позицию. Видимо, его бизнес очень серьезно пострадал. Не знаю, на что можно было жаловаться в его случае.

— «Вижу тявканье по поводу уехавших — Аллы, Максима*, Чулпан, Земфиры*... Это Россия уехала от вас... Потому что Россия — они, а не вы», — написал Макаревич на своей странице в соцсетях. Как можно относиться к этим словам?

— Иронично. Он заблудился, потерял под ногами землю, поэтому переоценивает свою значимость. Ему стало казаться, что это он и «есть Россия». Для подростков моего времени такие музыканты были значимыми фигурами, а потом они перешли в разряд ретро-ностальгии. В этом смысле Макаревич не одинок, многие артисты заблуждаются на свой счет. Артист становится известным только потому, что на него реагирует публика — покупает записи, ходит на концерты. То есть наш народ, который и является Россией, сделал популярным его в какой-то период времени. И сегодня точно не эти люди являются солью земли русской.

Андрей Макаревич говорит, что Россия уехала куда-то. А другая женщина, тоже не чующая ног под ногами, Лайма Вайкуле, говорит, что она кормила весь Советский Союз. Если вы кормили СССР, почему сегодня сами себя не можете прокормить, а клянчите деньги у Евросоюза или США с Великобританией? У людей явно что-то с головой и психикой. Эти артисты участвуют в когнитивной войне, которая идет уже давным-давно, начиная с 90-х годов. Люди, продвигающие подобные нарративы, — просто враги России и российского народа.

Фото: Из личного архивa

«Украина — это поле боя в большой войне, которая идет не первый год»

— Когда вы в последний раз были на родине?

— Своей родиной я считаю СССР, а на Украине последний раз я был в 2015 году с концертами. А уже в 2016-м при Порошенко меня внесли в базу сайта «Миротворец» (запрещен в России — прим. ред.). И мне запретили туда въезд. В прошлогодних списках Геращенко я тоже фигурирую начиная с 25 февраля, как человек, который поддерживает Россию и Путина и вообще на стороне РФ. Так что я к этому привык, и бояться мне нечего.

— Вы понимаете, что сегодня происходит на Украине?

— Украина — это поле боя в большой войне, которая идет не первый год. Они к этому давно готовились, а теперь реализуют все гадости, которые им пришли в голову. Пудрят мозги людям, обвиняя Россию в нападении. Но при этом забывают, что начиная с 90-х внедряли на Украине бандеровскую идеологию. Эта западенская зараза расползлась раковой опухолью по всей Украине и отравила минимум половину, а то и три четверти населения. Людей просто свели с ума. Общаясь иногда в соцсетях с украинцами, я недоумеваю, как миллионы людей можно было так перепрограммировать, перепрошить, вбить в головы идиотские идеи и версии их собственной истории. С помощью каких технологий можно было отменить День Победы, снести памятники советским воинам, освобождавшим Украину от немецких фашистов? Теперь они заявляют: мы не будем праздновать День Победы, потому что это праздник «захватчиков».

Один из моих подписчиков в соцсетях рассказал, как однажды ждал у пограничного перехода между Донбассом и территорией, подконтрольной Украине, одного человека. И случайно в машине поймал по радио аудиотрансляцию украинского телеканала. Слушал то, что там говорят, на протяжении нескольких часов подряд и сам чуть не сошел с ума. Вы не представляете, что они там несут! А ведь это украинцы слушают на протяжении пары десятков лет в агрессивной форме со всех сторон. Поэтому, наверно, можно свести с ума миллионы людей, даже самых здравомыслящих, при помощи таких вот «окон Овертона».

— На ваш взгляд, есть противоядие от этой раковой опухоли?

— Лекарство одно, и это одна из целей спецоперации — денацификация. Она включает в себя, конечно, и смену власти. Нужно убирать эту власть, которая продолжает накачивать и убивать людей. Это не национализм, за который они хотят выдать свою идеологию. Это натуральный нацизм — когда одна часть людей (титульные украинцы) кричит о том, что они «понад усе» (превыше всего). А всех остальных надо убивать.

— «Москаляку на гиляку», «резать русню» — эти призывы на Украине давно же звучат?

— Конечно. Мы же все видели видео, снятое еще в 2015 году, на котором отец спрашивает трехлетнюю дочь: «Что ты будешь делать когда вырастешь?» — «Я буду резать русню», — отвечает ребенок. А за ее спиной монитор со свастикой. В украинских соцсетях недавно выложили опрос на тему «Что вы больше всего ненавидите в этой жизни?» Молодые люди от 14 до 20 лет отвечают: «Мы больше всего ненавидим русню». Это и есть нацистская идеология, построенная на ненависти к определенной группе людей по национальному признаку. Россия пришла в Донбасс, чтобы помочь людям защитить себя от уничтожения. Обратите внимание, представители киевского режима никогда не говорят о людях, они говорят только о территориях Донбасса, Крыма и т. д. И продолжают настаивать — собирайте чемоданы и уезжайте.

Фото: Из личного архивa

Главный аргумент в этих народных дискуссиях звучит так: «Какой у нас нацизм, если наш президент — еврей?» Моя первая жена была еврейкой, нынешняя супруга Ирина из Одессы, тоже еврейка. Сейчас многие евреи говорят о том, что Зеленский не еврей, а натуральный жидобандеровец. Потому что он поддерживает ту идеологию, благодаря которой массово уничтожали евреев во время Второй мировой войны.

Когда Зеленский баллотировался на пост президента, он заявлял: «Я принесу вам мир». Это был основной тезис его предвыборной программы. И что в итоге? Своими действиями он лишь приблизил то, что сегодня происходит на Украине. Именно Зеленский и вся эта шобла, которую он собрал вокруг себя (Ермак, Подоляк, Буданов, Залужный), — главные преступники, с удовольствием нанявшиеся на работу по уничтожению бывшей УССР, ее населения и убивающие россиян. Достаточно посмотреть на лица этих людей. Это же маньяки — какое-то нацистское отребье и зверье. Глава Офиса президента Украины Андрей Ермак заявил: «Нет хороших и плохих русских, все они должны быть уничтожены», — вот его главная мысль. Это говорит человек, мама которого родилась и выросла в Ленинграде. В Санкт-Петербурге до сих пор живет его родная тетя. Я уверен, они сами понимают, что они нацисты.

— По вашей информации, что происходит со свободой слова на Украине?

— После начала СВО Зеленский, Ермак и далее по списку прикрутили все гайки. На Украине сегодня тотальная диктатура. Люди пропадают в подвалах СБУ. Сколько там просидел Медведчук? До сих пор никто не знает, куда исчез журналист и политолог Дмитрий Джангиров, высказывавший противоположную точку зрения. Таких журналистов, политологов, блогеров, сгинувших в казематах СБУ, сотни, если не тысячи. Часть из них убежала с Украины. Из нормальной свободной страны (как они говорят) люди не бегут и не пропадают там.

Людей все 30 лет так называемой независимости кормят переписанной историей, придуманными фактами. Я даже в своем детстве, живя в Полтаве, слышал: «Наша Украина кормит весь Советский Союз». Поэтому в том, что происходит сегодня, для меня нет ничего нового.

Фото: Из личного архивa

— Люди, конечно, устали от этой повестки.

— А без нее никак. Вы спросили, чем мы сейчас живем. Для нас с Ириной это боль и трагедия. Мы не можем отмахнуться от этого. Когда Дмитрий Гордон (признан террористом в РФ, заочно арестован Басманным судом Москвы по обвинению в распространении фейков о ВС РФ — прим. ред.) возбудил народные массы против меня, заявив о том, что украинец Казаченко называет столицу Украины Куевом, поддерживает Путина и российских агрессоров, я напомнил ему, что вообще-то я русский человек. В моем свидетельстве о рождении синим по зеленому в графе «национальность» написано — «русский». Я родился в Полтаве — в СССР, но вся моя семья по маминой линии из Подмосковья.

Мои бабушка и дедушка работали на Ивантеевской хлопкопрядильной фабрике. Из Ферганы, где они находились в эвакуации во время Великой Отечественной войны, взяв двух маленьких детей, они переехали в Полтаву, чтобы восстанавливать разрушенное войной народное хозяйство УССР. Моей маме на момент Великой Отечественной было всего 3 года. А ее старшему брату — 5. Я знаю украинский язык, потому что учил его в школе. Но в нашей семье никто никогда не разговаривал на украинском. Я русский человек, который родился на Украине и при первой возможности вернулся в Россию в 1985 году. С тех пор живу и работаю в Москве. На Украине считают меня «предателем и агрессором», а здесь украинцем потому, что родился в Полтаве и фамилия у меня заканчивается на «о». Поэтому мне прилетает со всех сторон. (Улыбается.)

Фото: Из личного архивa

«Бесценный опыт 80-х, который нарабатывался в ресторане, варьете, на свадьбах...»

— И все-таки давайте про музыку. Песни «Больно мне, больно», «Прощай навеки», «Бог тебя накажет», «Последняя свеча», ставшие вашими визитными карточками, вы спели в молодости. Мир должен был сиять позитивными красками. Откуда такой пессимизм в столь юном возрасте?

— Я исполнитель — певец, а названные вами песни — всего лишь один из периодов моей длинной творческой жизни. В силу каких-то обстоятельств могли стать популярными и какие-то другие. Но первыми в моем репертуаре стали грустные песни — «Прощай навеки» и «Больно мне, больно».

— Но начинали вы, насколько мне известно, совсем с другой музыки — рока. Ведь так?

— В этом году исполнилось ровно 40 лет с момента, как я записал первые песни в составе полтавской рок-группы «Угол зрения». Да, они были совершенно другими. Это была авторская музыка с широким жанровым диапазоном. Автором песен был небезызвестный Вячеслав Янко, написавший в 1984 году для группы «Угол зрения» песню «Весна», вошедшую в мой первый сольный альбом в 1993 году. Это была самая «легкая» песня в моем репертуаре, когда я работал в рок-группе.

Потом пару лет мы работали в Москве в ресторанном варьете. В 1987 году нас всем составом пригласили на работу в легендарный ансамбль «Фестиваль», который плотно сотрудничал с Максимом Дунаевским, Владимиром Быстряковым. «Фестиваль» записал музыку к таким фильмам, как «Д'Артаньян и три мушкетера», «Ах, водевиль, водевиль…», «Летучий корабль», «Карнавал», «Трест, который лопнул», «Зеленый фургон» и др. Почти два года мы колесили по стране в составе этого ансамбля. И я пел совершенно другие песни.

— Почему вы ушли из этого легендарного коллектива?

— К осени 1988 года у участников группы пропал энтузиазм, который был в 83-87-х годах. Появились другие проблемы, желания. О музыке стали думать меньше. И я снова вернулся на работу в ресторан туркомплекса Измайлово. К тому времени у владельца варьете было уже три площадки в корпусах А, В и Д. И я переходил из одного в другой и пел по 2-3 песни. Пел «Весну» и другой ресторанный репертуар, даже на английском языке. В конце ноября 1988 года у меня появилась еще одна сольная песня «Прощай навеки». Собираясь в Москву, я гулял по Полтаве. И зашел в гости к создателю будущей группы «Фристайл» композитору Анатолию Розанову и поэту Сергею Кузнецову. Сергей — мой одноклассник, с которым мы в 8-м классе школы начинали музицировать в школьном ансамбле «Эврика». «Прощай навеки» (чуть позже появились еще две — «Принцесса» и «Уходишь ты») стала первым экспериментом, предложенным мне Розановым, когда он узнал, что я не связан обязательствами ни с одним из местных ансамблей. У нас тогда был свой провинциальный кодекс чести. Музыкантов нельзя было переманивать из одной группы в другую.

В новогоднюю ночь с 1988 на 1989-й я впервые спел в программе варьете «Прощай навеки». После окончания праздничной новогодней программы музыканты начали играть по заказу. Я сидел рядом со сценой и наблюдал, как через каждые 10-15 минут кто-то подходил и заказывал музыкантам «вот ту новую песню, которую парень только что нам спел». Тогда она прозвучала в ресторане раз 15.

— А если не секрет, сколько тогда платили за песню на «заказ»?

— Порядка 10-15 рублей. Бывали ситуации, когда кто-то уже что-то заказал, а какому-нибудь «южному гостю» срочно понадобился медленный танец. «Подождите, — говорят ему, — у нас впереди два оплаченных заказа». «Я вам заплачу сколько надо, но играйте медленный танец», — говорил он. И тогда цены возрастали. Мы работали там в период невероятной популярности песни «Сюзанна». Первый раз, когда заказывали эту песню, мы старательно играли в нужном темпе. На второй и третий раз увеличивали его. В один из вечеров нам пришлось исполнять эту песню 7-8 раз подряд. Начиналась она с одного темпа, а заканчивалась в два раза быстрее и с меньшим количеством куплетов. Бесценный опыт 80-х, который нарабатывался в ресторане, варьете, на свадьбах, позже пригодился мне, когда я попал в телевизионные шоу «Один в один», «Три аккорда», где нужно было менять голос, представать в другом образе. И, конечно, он очень пригодился мне в работе в составе группы «Фристайл» и в моей сольной карьере.

— А какова была истинная причина вашего ухода из «Фристайла»?

— Чтобы не вдаваться в ненужные подробности, скажу просто. Зубы на меня точились давно. Прежде всего потому, что я был пришлый человек, извне, не из их круга. К тому времени я жил в Москве, куда переехал из Полтавы. Сыграла свою роль и ревность со стороны, Царствие ей Небесное, Нины Кирсо, супруги основателя группы Анатолия Розанова (умерла в возрасте 56 лет 30 апреля 2020 г. от перенесенного в 2018 году инсульта — прим. ред.). Музыканты «Фристайла» за спиной Анатолия жаловались мне на низкую зарплату и неуважение со стороны руководителя. Они обратились ко мне, как к своему адвокату, чтобы я поговорил с Анатолием по поводу их прав. Я понимал, что это дело неблагодарное, но пару раз я попробовал с ним поговорить на эту тему. Розанов сказал: «Вадик, не лезь не в свое дело. Ты своей зарплатой доволен? Ну, вот и работай. Твое дело песни петь. Мне важен солист, а кто у меня там будет “танцевать” на гитаре (так он выражался) и сидеть за барабанами, для меня непринципиально».

После этих разговоров он обвинил меня в том, что я лезу не в свое дело, тяну на себя одеяло, и заявил, что меня надо уволить. Спустя много лет, в 2003-м, у нас с Анатолием состоялся разговор на эту тему. И он подтвердил мои догадки, что угроза увольнения была всего лишь шантажом в попытке «поставить меня на место». А тогда, в 1991-м, он уволил меня демонстративно, в присутствии всего коллектива. Музыканты группы, покидая Москву накануне нового, 1992 года, говорили мне: «Ты приезжай в Полтаву. Пока будем ехать, мы с Розановым поговорим, убедим его передумать. Все наладится». «Хорошо», — сказал я. И приехал 31 декабря в Полтаву. 1 января стал звонить музыкантам. «Когда соберемся, поговорим?» — спросил я. Выяснилось, что по дороге им поговорить не удалось. К тому же Новый год, праздничные дни, не до этого. Мне стало все понятно. Поэтому 2 января я сел в машину и уехал обратно в Москву.

Фото: Из личного архивa

«Одна часть страны по-прежнему любит, другая пишет — “сбитый летчик”»

— Когда вы почувствовали свою востребованность в качестве сольного исполнителя?

— Сразу после ухода из «Фристайла», зимой 1992 года. Розанов с группой уехал из Москвы в Полтаву, отказавшись ехать в гастрольный тур продолжительностью полтора месяца. В середине января на меня стали наседать организаторы с просьбой поехать вместо «Фристайла» и отработать концерты, на которые были проданы все билеты. Конечно, деньги были нелишними, но главной причиной для меня был интерес зрителей. Я поехал, но поставил условие, чтобы на афишах было указано, что это не концерт «Фристайла», а мой сольный. Было объявлено, что все, кто хочет, может сдать билеты. Организаторы сказали мне потом, что никто не жаловался и билеты никто не сдал. В феврале закончился гастрольный тур. А с марта я уже стал работать как сольный исполнитель, выпустив в апреле песню «Весна» — первую, с которой я вышел к публике после ухода из «Фристайла».

— Когда вас называют «звездой 90-х», зовут выступить на ретро-дискотеках — это обижает?

— Не обижает. В апреле этого года я выступал на юбилейном концерте «Ретро ФМ» при полном зрительном зале. Публика знает всех исполнителей и поет вместе с нами эти песни. В нашей стране удивительным образом сочетается любовь публики к «ретро-музыке» и возрастным исполнителям, поющим всем знакомые с детства песни, и негативное отношение со стороны части журналистов. Одна часть страны тебя по-прежнему горячо любит, другая пишет гадости, мол, «сбитый летчик». Конечно, всегда проще повесить ярлыки вместо того, чтобы прийти на концерт и приятно удивиться.

Часть песен, которые в 90-е казались плаксивыми или жалостливыми, на моих концертах вживую всегда звучали и звучат совсем по-другому. У людей открываются глаза. «Мы бы никогда не подумали, что живьем на концертах эти песни могут ТАК звучать», — часто говорят зрители, а сейчас и посетители моего Ютюб-канала, где можно найти записи песен разных лет.

— Иногда мне кажется, что Стас Михайлов перенял вашу манеру исполнения. Мне это только кажется?

— Я нормально отношусь ко всем коллегам. Но не только вам так кажется. Когда появились первые записи Стаса Михайлова, мне звонили многие знакомые и спрашивали: «Вадик, ты новую песню выпустил?» Я послушал и ничего похожего не нашел. Но людям со стороны виднее. А Стасу желаю крепкого здоровья, благополучия и успехов.

— В старом клипе на песню «Белая метелица» вы одеты в майку с цепочками на груди, шаровары и красные сапоги. Как возник этот сценический образ?

— Этот стиль я называю «голь на выдумку хитра» (смеется). Помимо шароваров с красными сапогами, у меня были еще перчатки. Сначала черные, а потом перешел к белым. Все это я сам придумал. Майку с цепочками сшила девушка, с которой мы тогда жили и вместе ездили на гастроли. Она ее сшила из подручных средств — из своего платка, частей кожаных сумок и т. д. Этот «фирменный стиль» я использовал с 1987-го по 1994-й, вплоть до своего первого большого сольного концерта в ГЦКЗ «Россия».

— Как будете праздновать юбилей?

— Заморачиваться не будем. Соберем с супругой узкий круг друзей и устроим небольшое семейное застолье. С одной стороны, хочется праздника, и люди его хотят. С другой стороны, из головы не идет, что где-то происходят жуткие события, умирают люди. Поэтому сегодня даже поется по-другому. Так что громкого праздника не будет. На мой взгляд, это не ко времени. С другой стороны, сцена — это то место, где я чувствую свою нужность. Люди по-прежнему ходят на мои концерты. Значит, жизнь проживаю не зря. Уверен, что когда закончится СВО, еще будут яркие позитивные события и встречи с теми, кто интересуется мной и песнями, которые я пою людям уже 40 лет. Вот тогда мы и отпразднуем мой юбилей концертами по нашей большой стране. Желаю всем нам победы в противостоянии с врагами, желаю, чтобы наши воины вернулись домой живыми и здоровыми, желаю всем нам мира и благополучия! До встречи!

Фото: Из личного архивa

* — Физическое лицо, признанное иноагентом в РФ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах