aif.ru counter
79402

Актёр Александр Балуев: я всё понял и про Голливуд, и про ту жизнь в целом

«Смотрю – Джордж Клуни снимает рубашку и в тяжёлых сапожищах прёт полтора километра по этой горной тропе до лагеря. Вот это трудолюбие!», - рассказывает Александр Балуев.

Александр Балуев.
Александр Балуев. © / Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Мы привыкли видеть этого актёра исключительно в образе «человека в военной форме». Однако сам Балуев признаётся, что играть военных устал, и с удовольствием рассказал «АиФ» о своей новой работе:

Александр Балуев: Я сейчас снялся в картине у Егора Кончаловского. Рабочее название – «На Луне». Полный метр! Редкое событие – в моей жизни и вообще в жизни кино.

«Негодяем я не был!»

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Почему для вас-то, Александр, редкое? У вас фильмография большая – на три страницы!

– Потому что сегодня полный метр снимают редко – в основном идёт сериальная продукция: хуже, лучше, длиннее, короче…

У Кончаловского я играю деда. Дожил! (Смеётся.) И я бы даже сказал, что мне это дело понравилось. Да и сама история интересная: главный герой, молодой человек, абсолютно безбашенный, совершает проступок, за который его должны посадить. Его отец, представитель сформировавшейся в последнее время касты всемогущих, прячет его на выселках, где живёт некий странный человек. Этот странный человек – я.

– Да, вы в образе деда – действительно редкий случай! Ведь режиссёры в основном предлагают вам роли военных. У вас есть объяснение, почему так происходит?

– Я вообще человек невоенный по внутреннему своему устройству. К примеру, я ленивый, очень много откладываю на потом или на никогда… У меня масса недостатков с точки зрения общества. Масса! А вот отец мой был кадровым военным. Может, это меня так по касательной зацепило… Не знаю.

– Вы один из немногих российских актёров, которые снимались в Голливуде. Чем принципиально отличается их съёмочный процесс от нашего?

– Принципиально – ничем. А вот в целом американская кинопродукция играет очень большую роль в их жизни. Кино для них – это не развлечение. Неслучайно же говорят, что кино сделало Америку.

В Голливуде я сыграл в ленте «Миротворец» (1997 г.) с Джорджем Клуни и Николь Кидман.

– Это тот, где вы сыграли «плохого» русского генерала?

– Да, мой герой – генерал. По сюжету я продаю ядерное оружие третьим странам – да, играю негодяя, мерзавца. Но я пытался, как мог, эту «негодяйность» не выпячивать ещё и «клюквой»: водкой, ушанками, балалайками. Я пытался показать человека, который пережил распад страны и не смог противостоять желанию заработать.

Но противостоять Голливуду с его вечными поисками врага нереально. Сначала их врагами были китайцы, сейчас – русские. И на этом фоне действуют американцы – пусть изредка и они нарушают закон, зато неизменно спасают мир.

– На себе такое негативное отношение вы тоже чувствовали?

– На рабочей площадке этого ничего и в помине нет! Я Николь Кидман сперва даже не узнал: сидит маленькая рыженькая женщина…

А Клуни – очень трудолюбивый парень. Он тогда, в конце 1990-х, был очень толстым. Это был период, когда он играл в сериале «Скорая помощь» и не знал, как ему из этой сериальной обоймы выскочить. Клуни тогда делал всё, чтобы похудеть. Съёмки шли в горах Македонии. Объявляют: обед. А наш лагерь разбит выше, к нему надо лезть по тропе несколько километров. Поэтому нам подгоняли электрокары, как в гольф-клубах, чтобы артисты не перетрудились. Смотрю: Клуни снимает рубашку и в тяжёлых сапожищах прёт полтора км по этой горной тропе до лагеря. Вот это трудолюбие!

«Они разные, эти миры!»

– Вы упомянули фильм, в котором пытались сыграть человека, пережившего трагический распад страны. Как вы думаете, сейчас мы эти разногласия, раздиравшие бывшие советские республики, смогли преодолеть?

– Очень по-разному. Если мы думаем, что в СССР всё было гладенько и только в перестройку таким махровым цветом зацвело, – это не так. Конфликты, противоречия и раньше были, а в 90-е это всё таким образом на поверхность вышло.

– Но удастся ли нам всем научиться мирно сосуществовать?

– Это очень сложный вопрос. Пока удаётся – пока! Но у меня очень много вопросов. К властям, например. Почему так широко открыты двери для приезжих? Люди же не приехали просто поработать на недельку и уехать обратно. Нет, они остаются здесь. Адаптируются ли или создают анклавы, как это сейчас происходит в Европе, к сожалению? Как Германия, которую заселили десятки тысяч турецких граждан. Хорошо это? На мой взгляд, под вопросом.

Я человек гостеприимный, я не против туристов. Но это уже вопрос не гостеприимства, а некоей экспансии. И если мы будем закрывать глаза, то в будущем это, мне кажется, может обернуться очень большим недопониманием. Знаю, про что говорю. Мы картину «Кандагар» про лётчиков, попавших в плен к талибам, снимали в Африке, в Марокко. Так вот, в столице Рабат, где мы жили, эти различия не так заметны. Но когда мы выезжали в горы – у нас съёмочная площадка была в реальной деревне, – всё становилось по-другому. Там до сих пор люди живут в этих домушках-каменках 1,5 м высотой с крошечными окошками. В этом домике умещается вся семья и домашняя живность. Чтобы ребёнок пошёл в школу, из дома сперва надо выгнать осла, а потом уже мальчишка с ранцем к автобусу выходит. Мечети, призывы на молитву… В какой-то момент я поймал себя на мысли, что никакой общности между мной и этим миром не может быть. Они разные, эти миры! Наверное, они и должны быть разными, и не надо пытаться совместить их.

– К вопросу про разные миры. А вы почему не захотели закрепиться в том, западном, мире? Вы же в Голливуде достаточно снимались.

– У меня было там фильма четыре. Но я всё понял: и про Голливуд, и про ту жизнь в целом. Понимаете, когда я туда попал, мне было под 40 лет. Для того чтобы ассимилироваться, идеально выучить язык, понадобилось бы лет 10–15. Если бы я туда попал лет в 14, может, и сказал бы сам себе: остаюсь и стану мировой звездой! Потому что в 14 лет глупый был. Но в 40 лет я понимал, что оставляю здесь и что мне светит там. Что никогда я не буду играть там Достоевского. Что, возможно, настоящая драматургия, что-то серьёзное, связанное с Россией, там и будет сниматься. Но всё равно это так далеко от той хорошей литературы, которая есть у нас и по которой, к счастью, снимается кино.



Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Владимир Богатырев[vkontakte]
    |
    09:31
    25.08.2019
    1
    +
    -
    Так наша главная проблема - приезжие? Не местное ворье, разграбившее страну и остановившее ее развитие буквально во всех областях жизни?
  2. Сергей Бабкин[vkontakte]
    |
    20:12
    24.08.2019
    1
    +
    -
    респект Балуеву я думаю точно так же наш человек!
Комментарии (5)
  1. Сергей Бабкин[vkontakte]
    |
    20:12
    24.08.2019
    1
    +
    -
    респект Балуеву я думаю точно так же наш человек!
  2. Сергей Бабкин[vkontakte]
    |
    20:17
    24.08.2019
    0
    +
    -
    когда я посмотрел фильм Жена керосинщика я уже тогда все понял про Балуева наш человек
  3. Владимир Богатырев[vkontakte]
    |
    09:31
    25.08.2019
    1
    +
    -
    Так наша главная проблема - приезжие? Не местное ворье, разграбившее страну и остановившее ее развитие буквально во всех областях жизни?
  4. Цер Цердум[vkontakte]
    |
    13:10
    27.08.2019
    0
    +
    -
    Владимир Богатырев[vkontakte]: согласен, наша главная проблема, как в прочем и для остального Мира - это все граждане, которые нарушают закон.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. В каких парках можно будет привить питомца от бешенства?
  2. Зачем государство создает еще один ресурс с данными о населении?
  3. Какие выплаты получат столичные ветераны к годовщине битвы под Москвой?


Самое интересное в регионах