aif.ru counter
3210

Марина Блейк: «Жизнь – гениальный драматург!»

«АиФ. Здоровье» № 26. Создано лекарство от рака лимфы 28/06/2012
Фото: kinopoisk.ru

Да, она долгое время жила и работала в Англии, но при этом оставалась русской, что называется, до мозга костей.

Два года назад Марина вернулась в Москву и сразу же начала сниматься. За это время на центральных каналах прошли сериалы «Побег», «Танец нашей любви», фильмы «Вторая любовь», «Последний аккорд». А в этом году состоятся премьеры сразу нескольких картин с участием актрисы. Ее героини очень разные, но все хотят одного – любви. И в конце концов она к ним приходит. А есть ли она в жизни самой актрисы?

Английская любовь

«AиФ. Здоровье»: -  Марина, вы много лет прожили в Лондоне. Что вас туда поманило?

М.Б.: – Любовь меня поманила в Англию, а я за ней… Мы познакомились во ВГИКе на первом курсе. Он оператор, я актриса. Он прекрасный человек, и я буду всегда ему благодарна за то, что он любил меня и был моим мужем.

«AиФ. Здоровье»: -  Обидно, что закончилась любовь?

М.Б.: – Ну что вы?! Как можно обижаться. Любовь ведь – это дар божий. Сколько бы раз мы ни влюблялись, каждый раз любовь прекрасна, и каждый раз она разная. Надо быть благодарной за каждые отношения в нашей жизни.

«AиФ. Здоровье»: -  После расставания вы решили вернуться в Москву?

М.Б.: – Не сразу. Когда моя дочь поступила в Эдинбурге в университет, я проводила ее в Шотландию и подумала: все, я свободна, могу прыгать в поезд и ехать. Могу рискнуть побороться за свое счастье быть актрисой, быть самой собой, разговаривать на своем языке.

Сейчас я вернулась в Москву, и началась совершенно другая история в моей жизни. Свершилось чудо! Я встретила человека, которого я так отчаянно искала все эти годы, я нашла свою любовь, свою половину. И сейчас мне не нужно жертвовать собой, своей карьерой, уезжать из страны, расставаться со своими друзьями и семьей. Сейчас все легко и просто. Я счастлива, но самое главное, хочу, чтобы он был счастлив. Наверное, это и есть настоящая любовь. Просыпаться и благодарить небеса за то, что мой мужчина очень близко ко мне, за то, что мы вместе.

«AиФ. Здоровье»: -  Интересно, а что люди берут с собой, уезжая в другую страну?

М.Б.: – Не знаю, кто и что берет, а я взяла с собой 15 томов Достоевского, 8 томов Набокова, полные собрания сочинений Чехова, Тургенева. Но это – не главное. Мы, русские, впитали в себя всю нашу грандиозную культуру, мы мощные, мы эмоциональные. И это не только культура. Я уверена, вы меня поймете: знаете же, каков на вкус хлеб бородинский с молоком… Когда я чувствую этот запах… такого нет больше нигде! Это же только русские просят привезти им с родины черного хлеба. О, а наши пельмени! Это что-то феерическое и специфическое! Я всегда была очень русская! Мне было так хорошо и интересно здесь! Я никогда не хотела уехать.

Дочки-матери

«AиФ. Здоровье»: -  Как вы воспитывали свою русско-английскую дочь?

М.Б.: – У моей дочери русская мама и английский папа. Она росла, как девочка-леди, получила настоящее английское воспитание. Тогда мне казалось, что невозможно требовать от четырехлетнего ребенка безупречного поведения и манер, рановато учить есть с ножом и вилкой. Я думала, как каждая русская мама: лишь бы поела, не голодала. Какой еще нож! Но муж был непреклонен, и лет с четырех-пяти дочь прекрасно справлялась с шестью столовыми приборами и пользовалась салфеткой и ножом для рыбы. Чудеса английского воспитания – жесткость! Сейчас я за нее спокойна: она может пить чай с английской королевой и вести разговоры о погоде.

Зато, когда мы приезжали в Москву, моя маленькая леди отрывалась по полной со своей любимой двоюродной сестрой. Девочки могли пойти на чужой огород горох у соседей пособирать, на речке накупаться до синевы, пиявок половить, с бабушкой покапризничать, одним словом, свобода! Моей дочери очень повезло, она из двух культур взяла самое лучшее.

«AиФ. Здоровье»: - Как ваша дочь ориентировалась в языках – как понимала, что здесь мы говорим на русском, здесь – на английском?

М.Б.: – Во всех двуязычных семьях есть такая проблема: дети очень ленивы. Они схватывают быстро, но говорят так, как им проще. Если их постоянно не подталкивать, не поправлять, не держать руку на пульсе, то они утекут, как вода сквозь пальцы. Когда мы переехали в Англию, дочери было три года. Мой муж четко сказал, что он с ней будет разговаривать на английском, а моя задача – учить ее всему, что связано с Россией, и разговаривать на русском языке. В итоге она инстинктивно к маме обращалась на одном языке, а к папе – на другом.

«AиФ. Здоровье»: - Неужели никогда не путалась?!

М.Б.: – Конечно, путалась! Я встречала ее из школы, и она начинала мне что-то рассказывать на английском, я ее останавливала: девочка, у тебя русская мама, не говори по-английски! Ей это не нравилось до слез, но я не уступала. Как говорится, не мытьем, так катаньем. Теперь я горжусь, что я не проиграла это сражение за великий

и могучий русский язык.

Детство с разбитыми коленками

«AиФ. Здоровье»: -  А каким было ваше детство?

М.Б.: – Прекрасным! Я была очень хорошей девочкой, но во мне был сильно развит дух противоречия, и я всегда, как себя помню, хотела быть актрисой. А еще меня мальчики очень любили. Я была непоседой, своей среди них и, конечно, постоянно крутила романы. Причем с первого класса. Помню, никак не могла выбрать между двумя мальчишками – блондином и брюнетом. Андрюша был блондин, а Дима брюнет, и они оба за мной ухаживали. Длилось это года два с перерывом на летние каникулы.

«AиФ. Здоровье»: -  Даже представить не могу, как это выглядело…

М.Б.: – Романтично. Я выходила из школы, и они шли за мной вдвоем до самого дома. Они не дружили, были скорее соперниками, но я не помню, чтобы они дрались. Просто молча шли со своими портфельчиками… И я до сих пор не могу понять, кто из них мне нравился тогда… И, кстати, я так и не смогла определиться, кто мне больше нравится – блондины или брюнеты. Сейчас, наверное, нравятся умные. У меня есть определенный идеал мужчины, и я точно знаю, что меня в них привлекает. Мой папа был необыкновенно красивым мужчиной. В нем была античная красота, рельефные бицепсы, мускулы… Кстати, он и меня заставлял отжиматься. Он сына хотел, а родилась я. Так что со мной папа всегда обращался, как с мальчиком…

Кино, любовь и жизнь

«AиФ. Здоровье»: - Многие любители «экшенов» и детективов с нетерпением ждут продолжения сериала «Побег», где вам отведена отнюдь не положительная роль…

М.Б.: – Да уж! Валентина Федоровна Кочеткова – совсем не идеал женственности. Она, кандидат в президенты, жаждет власти. Не многие рискнут играть в политические игры и соперничать с мужчинами. Если честно, я боюсь таких персонажей, как баронесса Маргарет Тэтчер. Хотя, когда выйдет второй сезон, зрители поймут, что и она – женщина слабая, которой хочется не только власти, но и любви. Кстати, после политических интриг, зловещих планов, покушений на нее она… впрочем, дождитесь и сами все увидите.

«AиФ. Здоровье»: -  Это единственная премьера нынешнего года?

М.Б.: – К счастью, нет. В этом году у меня будет много интересных премьер. Например, сериал «Лектор». Я играла там агента английской разведки, женщину типа «Джеймс Бонд». Очень была рада встретиться на площадке с главным героем этого сериала Димой Певцовым, моим любимым партнером еще со времен спектакля «Ночь нежна» (Театр Луны).

С нетерпением ожидаю премьеры фильма «Дело следователя Никитина», где я сыграла роль жены легендарного наркома НКВД Ежова. Где-то я играю маленькие роли, где-то главные, но каждая роль – это судьба человека, неравнодушной женщины. Она сомневается, ошибается, хочет любить и быть любимой. Я думаю, что это будет близко и понятно каждой из нас.

«AиФ. Здоровье»: -  Насколько я знаю, совсем недавно вы закончили сниматься в драматической истории «Пять звезд». Расскажите о ней.

М.Б.: – Во‑первых, хочу сказать, что эти съемки подарили мне встречу с замечательными и яркими актрисами: Еленой Яковлевой, Татьяной Лютаевой, очаровательной Анфисой Чеховой. История наших героинь хоть и драматическая, но забавная. Скажу только, что все женщины, оказавшиеся в одно время в одном замкнутом пространстве, связаны с одним мужчиной, который находится рядом. В одном фильме сразу несколько женских историй, судеб… Видите, опять очень женская тема…

«AиФ. Здоровье»: – Неужели все женщины так несчастны, а настоящих мужчин нет вовсе?!

М.Б.: – Не забывайте, что мы говорим об историях драматургических, где есть закон жанра, где существует кульминация, развязка и чаще всего happy end для зрителя. Но я знаю по своему опыту, что happy end случается и в жизни. Знаю, что жизнь удивительная и непредсказуемая. Лучше всякого гениального драматурга.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы