aif.ru counter
784

Олег Чернов: «Хочу сыграть рыцаря в любовной истории»

«АиФ. Здоровье» № 46. Томатный сок защитит от инфарктов 17/11/2011

Слабости сильного пола

«АиФ»: – Насколько мужчина может позволить себе подчиниться женщине?

О.Ч.: – Насколько он ее любит. Когда мужчина и женщина начинают встречаться и ощущать мир вместе, они оба что-то перестраивают в себе. Прикрываться тем, что ты – мужик и поэтому будешь жить, как жил, а ты – женщина и приспосабливайся, не дело… Тогда это не любовь, а позволение любить себя. Так, увы, существует много людей.

«АиФ»: – Что вы готовы совершать для Нее?

О.Ч.: – Все что угодно! Когда приходит любовь, помимо страсти приходит огромная нежность и желание защищать, оградить от внешнего мира. Начинать надо с картошки из магазина, а уже потом решать за нее проблемы с газом, отоплением и прочие бытовые и мировые задачи. Когда полюбишь, женщина становится для мужчины ребенком.

«АиФ»: – А как же наша самостоятельность, порой завоеванная с большим трудом?

О.Ч.: – Я считаю, что женщины вынуждены быть самостоятельными, что их некому защитить. Надо быть рядом, чтобы помочь во всем. Женщине нужно все время говорить, что она – женщина, что она – любима… Мало кто из мужчин это понимает.

«АиФ»: – А вы, мужчины, по нашему, женскому разумению, нас вообще не понимаете!

О.Ч.: – Ремарк еще писал: мы женщин не знаем, а женщины еще не поняли себя сами, но уже понимают столько, что нам никогда не понять. Женщина – это планета, которой нужно доверять. И если Бог вдруг сводит тебя с женщиной и ты понимаешь, что задыхаешься от того, что ее нет рядом, наверное, самое неблагодарное – пытаться это все препарировать и анализировать. Иначе повторится сюжет «Крейцеровой сонаты», когда человек чуть было не сгорел от собственной ревности.

Мой дом там, где я

«АиФ»: – Ваша жизнь проходит между Питером и Москвой. Насколько вы легки на подъем?

О.Ч.: – Я очень легко переезжаю! Вся моя сознательная жизнь – это переезды из города в город: медицинское училище, медицинский институт, один театральный институт, другой театральный институт, потом были переезды из театра в театр. У меня было хроническое чемоданное настроение. Но я очень быстро приспосабливаюсь: если я селюсь в гостиницу, то пространство очень быстро становится моим.

«АиФ»: – Что вы для этого делаете?

О.Ч.: – Там должен быть я с элементарным набором нужных мне вещей: мой друг и соратник ноутбук, телефон… У меня есть рюкзак, я даже не до конца уверен, что знаю все его содержимое, но, забрось меня в любое место, и там найдется все необходимое.

«АиФ»: – Если обделить вниманием друга-компьютера, чем занимаетесь дома?

О.Ч.: – Мне приятно осознавать, что после разговора с вами я поеду на съемки, а вечером сяду в поезд до Питера и завтра у меня свободный день. Мне очень нравится лечь в постель и просто послушать себя, чего мне хочется.

«АиФ»: – И что шепчет внутренний голос?

О.Ч.: – Я очень люблю халву с холодным кефиром. Я могу ее тоннами есть! Правда, часто вообще могу забыть поесть.

«АиФ»: – И готовить себе тоже забываете?

О.Ч.: – Ну да. Но я могу приготовить, что угодно из чего угодно, даже, казалось бы, несовместимого между собой. Причем вкусно получается.

«АиФ»: – То есть если вам целого барана дать…

О.Ч.: – Я из него приготовлю плов. И обязательно суп. Я очень неплохо, как мне кажется, готовлю супы. В нашей семье готовил папа, и мне, видимо, передалась эта особая кулинарная интуиция. Включается фантазия и хочется сделать что-то особенно вкусное и накормить любимую женщину. Это особенное блаженство!

«АиФ»: – Ваша любимая не готовит сама, отдала пальму первенства вам?

О.Ч.: – Что вы! Я это делаю крайне редко. В основном готовит она.

«АиФ»: – И убирается тоже она?

О.Ч.: – Как бы я ни убирался, как бы ни старался, но приходит она и вроде ничего не делает, но сразу становится уютно, вещи на своих местах… Женщина одним своим появлением все раскладывает на места. Мне остается только удивляться.

«АиФ»: – А без женщины у вас холостяцкий хаос?

О.Ч.: – Если я остаюсь один, то мне надо, чтобы до всего дотянуться руками, лежа на диване… Иногда я просыпаюсь утром и нахожу с одной стороны гору фантиков от конфет, с другой – компьютер в рабочем состоянии. У меня всегда чувство стыда перед собой… Ну как же так можно?!

«АиФ»: – Вы мечтаете или ставите цели?

О.Ч.: – Мечтаю и ставлю цели. Все в моих руках. Хочется, чтобы было поменьше катаклизмов в моей жизни, работа, за которую мне не было бы стыдно. А мечтаю я больше о семейном благополучии, мне хочется, чтобы у меня была настоящая семья, женщина, которую я люблю… Хочу гнездо, мое пространство.

Морские дьяволы – войнушка для взрослых

«АиФ»: – Сейчас идет 5-й сезон сериала «Морские дьяволы». Сколько лет вы уже снимаетесь?

О.Ч.: – У нас показатель времени – Дашина (актрисы Дарьи Юргенс. – Авт.) дочка. Когда мы начали снимать, ей было чуть меньше года, а сейчас она уже во втором классе.

За годы съемок и мы выросли. Я представляю, если бы сериал начали показывать с первого сезона: мы там смотримся, как мальчики и девочка, играющие в войнушку. Хотя у нас и были консультанты по тому, как обращаться с оружием, проводили инструктаж по дайвингу. Поначалу мы все делали сами – погружались, ныряли, прыгали, стреляли. Сейчас добавились дублеры, мы сами не успеваем. И хочется, чтобы у героев была другая жизнь, с любовью, ненавистью…

«АиФ»: – Как вы попали в сериал?

О.Ч.: – Я к тому времени переиграл во многих ментовских сериалах, хотя была и многосерийная лав‑стори – сериал «Время любить». Очень чистая, романтическая история, и снято красиво. Жаль, что она вышла одновременно с «Бригадой», и ее не заметили. А попал в «Дьяволов» через кастинг. Одновременно пробовались две группы по пять человек. В одну попал я и Ванька Паршин, а в другой группе была Даша Юргенс. Ребята побегали, попрыгали по старому крейсеру на Васильевском острове, у меня же была совсем простая задача: как командир я сидел и давал указания. Потом из двух групп создали четверку.

«АиФ»: – Вы не задумывались, зачем так много «стрелялок» на нашем телевидении?

О.Ч.: – Думаю, народ их смотрит по инерции. К ним все привыкли, но удовольствия они никому не приносят. Десятилетие войн прошло, хочется чего-то созидательного. Уже пособирать бы камни. Но наша история про тех, кто ходит рядом с нами, ничем не выделяется, их профессия – Родину защищать, и в этом секрет популярности нашего сериала.

«АиФ»: – А где проходят съемки?

О.Ч.: – В Красном море, Финском заливе, озерах под Питером. В павильонах такого не снимешь.

«АиФ»: – О! Это, наверное, еще одна ваша детская мечта – погружение в настоящее море!

О.Ч.: – Скорее – возвращение в детство. Моя мама родом с Кубани, и у нас в Жданове, который сейчас Мариуполь, жили родственники. Я вырос на Азовском море. Я вспоминаю первую пойманную рыбу! Это был бычок! Мне дали подержать удочку, а я раз – и вытащил бычка. Мне было года четыре – пять.

История про любовь

«АиФ»: – Какую бы роль вам хотелось сыграть?

О.Ч.: – Мне не хватает человеческих историй. Я бы сыграл историю про любовь.

«АиФ»: – Тоже на семь лет?

О.Ч.: – Нет, такая история будет скучна зрителю. Я хочу локальную историю любви и чувствую, что смогу и по-актерски, и по-человечески.

«АиФ»: – Неужели и в театре не удается сыграть что-то подобное?

О.Ч.: – Я сейчас мало занят в театре. У меня есть одна роль в спектакле почти про любовь. Мы с режиссером, когда брались за эту постановку, решили, что будем играть про то, что женщина дается мужчине для того, чтобы свести его в могилу. Такой тогда был настрой. Но сейчас хочется чего-то другого: нежного, настоящего.

«АиФ»: – И в каких декорациях вы себя видите?

О.Ч.: – Сыграл бы какую-нибудь английскую классику, с рыцарями, доспехами… Знаете, никогда не снимался в костюмных историях, а хочется. Но если не получится так, то пусть просто будет хорошая история.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество