839

Эммануил Виторган: «Гены – это все, что у меня есть»

«АиФ. Здоровье» № 34. За отпуск наш интеллектуальный уровень снижается на треть 25/08/2011
Эммануил Виторган. Фото: www.russianlook.com

Долголетие в наследство

«АиФ»: – Очень не хочется видеть знакомых с детства, любимых, красивых актеров стареющими, сразу начинаешь с грустью сознавать, что и твое время не стоит на месте… Но вы – редкое явление, над вами время будто не властно. Как вам удается так выглядеть? Это – гены?

Э.В.: – Ну, наверно, и гены в том числе, потому что все мои родные со стороны папы были крепкие и жили долго, дедушка ушел в девяносто девять, и то случайно. Он упал при переезде на новую квартиру: вошел и зацепился за порог. А мы все собирались широко отмечать его столетие, у него огромнейшее количество правнуков и праправнуков. И родители мои ушли из жизни, когда им было за восемьдесят лет. Гены, это вообще-то все, что у меня есть, потому что для здоровья я специально не делаю ничего, даже неудобно перед людьми, которые будут читать эти строки…

«АиФ»: – Но, может, вы не обращаете внимания на то, какой вы умеренный человек во всем? А это тоже путь к здоровью…

Э.В.: – У меня нет никаких пристрастий в еде, я – не гурман, я – дитя войны, для меня очень важно, чтобы была на столе картошка в любом виде, особенно в жареном, больше никаких обязательных пожеланий.

«АиФ»: – А спорт, движение?

Э.В.: – До десятого класса у меня был первый разряд по волейболу, по баскетболу, я даже был чемпионом Российской Федерации среди школьников по водному поло. Поступив в институт, я стал капитаном нашей институтской команды по волейболу…

«АиФ»: – Ну так это отличный заряд на многие годы!

Э.В.: – Но на этом, однако, весь спорт в моей жизни и закончился. Самое главное, чем я огорчаю своих родных и близких, я совершенно не слежу за своим здоровьем.

«АиФ»: – Наверняка у вас есть друзья или знакомые – врачи?

Э.В.: – Еще какое количество!

«АиФ»: – И вы их тоже не слушаете и не спрашиваете?

Э.В.: – Вся штука в том, что я дважды в жизни уже побывал на том свете. Один раз в детстве в седьмом классе с аппендицитом я пролежал в больнице три месяца (перитонит), со мной лежала мама. И второй раз – онкология (рак легкого) – меня вытащили врачи и Аллочка (Алла Балтер, вторая жена Э. Виторгана. – Ред). У меня было такое впечатление, что она знала об этой болезни больше, чем врачи, так она ринулась меня спасать! От меня скрывали, что у меня рак, я об этом узнал случайно, через полгода. Когда эта же беда с Аллочкой случилась, было тоже сделано все, но, к сожалению, не вытащили…

Самый главный город

«АиФ»: – Вы родились в Баку, а называете себя одесситом. Можете ли вы также сказать про себя, что вы – ленинградец, москвич?

Э.В.: – Безусловно. Более того, все города, в которых я побывал, тоже считают меня своим. Папа окончил одесский мукомольный институт, и его даже не взяли на фронт во время войны, потому что хлеб был по значимости приравнен к оружию. Мы с папой ездили по городам, в которых он, будучи главным инженером, восстанавливал хлебопекарную промышленность. Папа рано уходил и поздно возвращался, мама должна была ухаживать за тремя мужиками (у меня еще старший брат Вовка). Маму я обожал всю жизнь. Когда я приезжал на каникулы из Ленинграда, где учился в театральном институте, в Астрахань, где жили родители, обязательно сначала ехал к ним, хотя друзья меня уже встречали на вокзале и тянули в разные стороны. Я обожал с мамой танцевать. До сих пор я ощущаю мамино тепло… Так вот, самый главный город для меня – Астрахань. Там лежат мои родители. И там живет мой друг, с которым мы дружим до сих пор, с первого класса…

«АиФ»: – Это тот, из-за которого вы пошли в театральный институт?

Э.В.: – Тот самый, Юра Кочетков, его родители были актерами, заразили меня этой заразой, ведь в моей семье все были сплошь технарями…

Чувство свободы

«АиФ»: – Вы ведь сейчас находитесь в свободном плавании?

Э.В.: – Несколько лет назад я ушел из Театра им. Маяковского, сегодня у меня, громко говоря, свой Театр, и теперь я беру ту пьесу, которую я хочу, приглашаю того режиссера, которого я хочу. Это хороший период в жизни, я думал, что он будет более болезненный. У меня за это время была масса предложений из разных театров, на какую-то интересную роль я всегда готов, но входить в труппу, нет, не хочу. Очевидно, в жизни наступает такой момент, когда не хочется никому подчиняться.

«АиФ»: – Это бывает со всеми, кто почувствовал свободу, кому есть, с чем сравнивать…

Э.В.: – Да, и при этом ответственность, конечно, огромная, слава богу, что рядом со мной Ириша (третья жена. – Ред.), которая мне во всем помогает. На ее плечах и административные дела, и театральные, и офисные, а у нас же еще и две химчистки. Ириша внешне не очень похожа на Аллочку, но внутреннее сходство очень большое. Любая чужая беда – для нее повод броситься на помощь. Думаю, что сотрудники должны ее просто боготворить: она все помнит об их родителях, о детях, друзьях, всегда позвонит, всегда предложит помощь. У нас еще клуб друзей существует, который мы когда-то придумали с Аллочкой, восемнадцать лет назад.

«АиФ»: – Кто становится членом вашего клуба?

Э.В.: – Там собирается огромное количество людей самых разных профессий, хорошие знакомые, друзья. Мы очень благодарны Юрию Михайловичу Лужкову, что он сам вспомнил свое обещание об организации культурных центров и выделил нам дом. Его пришлось, правда, три года ремонтировать, и до сих пор мы в него вкладываем все средства, полученные мной за спектакли, концерты и съемки и выручку от химчистки, но зато теперь клуб находится в теплом и уютном месте. Мы старались, чтобы не было никакого официоза, и сегодня видим, с каким удовольствием люди приходят, общаются, для этого даже неважно наше присутствие.

Молодой прадедушка

«АиФ»: – В вашей жизни важную роль играют женщины: ваша мама, Аллочка, Ирина.

Э.В.: – Вы пропустили еще мою первую жену…

«АиФ»: – Вы общаетесь?

Э.В.: – Общаемся. На днях позвонила дочь Ксюша и сказала: «Папа, ты – прадедушка!» Моя внучка родила девочку!

«АиФ»: – Поздравляю! Здорово как: молодой прадедушка! Но ведь какое-то время назад вы не общались с дочерью?

Э.В.: – Да, когда я ушел из первой семьи к Аллочке, я нанес жене и дочери огромную обиду.

Результатом стало то, что мы несколько десятилетий не общались, мы с Аллочкой были даже вынуждены уехать из Ленинграда (попросила первая семья). Потом Аллочка была очень востребованной актрисой, была страшно занята, вдобавок появился Максимка, нашим сыном занималась в основном она, я тогда постоянно снимался, мотался, по три фильма в год и по двадцать спектаклей в месяц! А Ириша теперь все родственные связи восстановила и продолжает их держать в своих руках. Дочка уже была у нас, мы были у нее на Валааме, Ксюша там директор Дома культуры.

«АиФ»: – Максим тоже общается с ними?

Э.В.: – Конечно. У него двое замечательных детей, времени бы нам всем побольше, чтобы чаще встречаться. Не хочу выражаться выспренно, но появление Иришки в моей жизни дало мне второе рождение. После ухода Аллочки я думал, что все кончено, совсем все. Сегодня я очень хочу, чтобы люди, которые попадают в такие ситуации, понимали, что раз ты остаешься здесь, на земле, надо постараться эту жизнь прожить нормально. Спешить уходить не следует, мы все равно уйдем, но пока мы здесь – надо жить.

«АиФ»: – Пожелайте что-нибудь читателям нашей газеты.

Э.В.: – Пусть люди, читающие в названии газеты слово «Здоровье», чувствовали сразу, что их здоровье становится лучше, а для того, чтобы оно действительно становилось лучше, пусть читают не только одно название, но и все, что внутри.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы