aif.ru counter
274

Владимир Винокур: «Я не боюсь быть смешным»

Эта встреча была ярким событием в жизни артиста. Стоит ли говорить, что потом на творческой дороге Владимира Натановича было много известных и талантливейших людей, которые так или иначе повлияли на его личность. Немало было и мест, где Винокур успел себя реализовать: он работал в цирке на Цветном бульваре, в Московском театре оперетты, в ансамбле «Самоцветы», был артистом концертно-гастрольного объединения РСФСР «Росконцерт». И, наконец, в 1989-м Владимир стал художественным руководителем Московского театра пародий В. Винокура, который позже получил статус государственного. В настоящий момент известный пародист продолжает оставаться, как говорят в народе, его «худруком» и очень даже успешно. Ни сам артист, ни его театр не нуждаются в представлении.

«АиФ»: - Почему очень много юмористов и сатириков вашего поколения по профессии начинали строителями, инженерами различного профиля… Может научились в жизни подмечать что-то такое?

В.В.: - Дело в том, что я работал строителем, первое образование – строитель, я окончил факультет Промышленное и гражданское строительство. Строительная лексика нормативная вызывает улыбку и помогает мне. Я стараюсь всю свою жизнь заменять то, что я знал в юности, и выходит это смешно. Притом что многие говорят, что их коробит творчество «Камеди клаб» или других молодых артистов, но, сидя на кухне женщины отдельно – мужчины отдельно, рассказывая анекдоты, все равно употребляется ненормативная лексика. Какой анекдот может быть с заменой текста? Поэтому я это использую, но не в полной мере, а подразумевая и делая вид, что это не так, и это смешно. Все равно человек, сидя в зале, знает, что я недоговариваю.

В строительстве много комических ситуаций и вообще ситуаций, и я использовал это в полной мере в творчестве. Просто мы ленимся подмечать что-то, все, что есть смешное, – из жизни. То, что выдумывают, – это не правда и не смешно. Когда я работаю с авторами, говорю: это не реально, этого не может быть. Люди не могут смеяться над тем, чего не может быть. А вот близкую ситуацию – отношения мужчины и женщины, к любимой теще… Это человек воспринимает.

«АиФ»: - Владимир, вы из обычной семьи, ваша дочка родилась в семье уже известного человека, по своему опыту как считаете лучше, когда ребенок растет в полном достатке , ведь это дополнительный стимул или, когда приходится везде самому пробивать себе дорогу?

В.В.: - Конечно, мы все, кто приехали побеждать из разных городов, были голодные, одержимые и хотели это сделать. Но есть и другой вид творческих людей. Я с уважением отношусь к дочери, потому что она могла бы расслабиться и спокойно тусить в клубах. Но она вдруг увлеклась цирком «Дю Солей», вдруг залезла на 10-метровую высоту без страховки, работает в кольце, на трапеции. Она одержимый человек, она говорит: хочу, чтобы обо мне говорили не как о дочери Винокура, а как о личности. Она летает там. Начинает танцевать внизу, а потом идет наверх. Много здоровья стоило мне, жене, моим друзьям, когда на показах у Юдашкина или во Дворце съездов она иногда взлетает. Но она победитель по натуре. Она все время работает. Не знаю, смог ли я бы репетировать в театре, как она репетирует, а потом после 6-часовой репетиции садится и едет в цирк и репетирует там. Она начала в 18 лет. Цирковые говорили, что в династиях цирковых с 5-6 лет занимаются. Она же поздно начала, как они считают. И сегодня прошло 6 лет, и она чувствует себя там как дома. Когда я ее ругаю, говорю: хватит, - она говорит: там я чувствую себя увереннее, чем внизу. Вот она достойна уважения как артистка, молодая женщина и личность. У нее проект будет во Франции, спектакль «Апокалипсис». Ее отобрали в числе 10 танцоров из Большого театра. Она пришла домой и радуется, говорит: хорошо, что они не знают, кто такой Винокур.

Замолвить словечко можно при сдаче экзамена в институт. Она окончила ГИТИС, продюсерский факультет. Но в балете спротежировать человека, которому не дано, невозможно. Обмануть можно себя, но обмануть зрителя нельзя. Как бы мы ни делали немыслимые проекты – «Фабрика звезд», но невозможно за 3 месяца сделать человека профессиональным. Я говорил, что это и движение, вокал, речь. Это очень много компонентов, которые за 3 месяца немыслимо получить. Если сказать – вы звезды, они заболевают этим, потом это пагубно на них отражается. Когда приходят на эстраду, они беспомощные. Потому что в мозгу сидит, что они звезды, а основной судья – зритель, он или принимает, или нет. Это очень жестокая жизнь, где побеждает все равно мнение человека, который заплатил деньги и пришел в зал. Он доверил, а если доверие не оправдано, никогда больше не придет.

«АиФ»: - Владимир, а вы с детства не боитесь быть смешным? Были ли в вашей практике случаи, когда вы шутили, а зал совсем не смеялся?

В.В.: - Я не боюсь быть смешным. В школе стал лауреатом конкурса в Курске, и меня послали в Артек, там я участвовал в международном фестивале и стал там лауреатом за исполнение песни «Бухенвальдский набат». И медаль мне вручал Гагарин. Одна ситуация в моей жизни была. Меня, молодого артиста, пригласил Арканов на выступление в Дом ученых. И я обалдел, знаю, что монолог вызывает смех с первой фразы, а тут - тишина. Я с ужасом отработал, и только потом узнал, что это было чествование известного ученого, там были пожилые люди со слуховыми аппаратами, которые они включали только когда друг с другом разговаривали. А тут вышел неизвестный человек, и они отдыхали, спали в это время.

Как юмористу живется с балеринами? Тяжело ли ему далось открытие своего театра? Почему Винокур и Лещенко стали реже выступать вместе? Об этом и многом другом читайте здесь!

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы