aif.ru counter
16.11.2014 00:08
34293

Игорь Петренко: «Поражает фатальная обречённость на повторение истории»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Рубль в свободном плавании 12/11/2014
Игорь Петренко.
Игорь Петренко. © / www.russianlook.com

Пустая пена

Сергей Грачёв, «АиФ»: Игорь, похоже, сегодня мы вновь пере­живаем время серьёзных перемен. Что из происходящего в стране и мире тебя больше всего поражает и удивляет?

Игорь Петренко: (Задумывается.) Поражает фатальная обречённость на повторение истории. Как будто есть какие-то невидимые рельсы, с которых локомотив цивилизации свернуть никуда не может, как бы мы того ни хотели. Удивительно, что ни личный, ни общечеловеческий опыт в итоге не играет практически никакой роли. Есть рельсы - и изволь двигаться только по ним! И никто почему-то не задумывается о том, что пройдёт какое-то время, 10, 20 или 100 лет, и конфликты закончатся. И люди снова будут вынуждены смотреть друг другу в глаза, сидеть за одним столом, ездить в гости с культурными обменами, их свяжут общие идеи и переживания. Как же легко мы всё забываем! То ли это от утраты связи поколений, то ли ещё от чего-то… Не знаю.

Удивляет то, с какой лёгкостью, оголтелой радостью многие сегодня начинают навешивать ярлыки, поднимать огромное количество ненужной пены. Поражает абсурдность происходящего. Причём это очень жёсткая, жестокая абсурдность. Вот смотрю, например, в новостях сюжеты о том, как люди сносят памятник Ленину. Что это?! Зачем?! Молодёжь, которая вышла этот памятник рушить, понятия не имеет ни о Ленине, ни о том периоде истории. Но нет… Люди выходят, тратят своё время на то, чтобы раскрошить бетон и камень. Я вообще считаю, что памятников должно быть как можно больше, чтобы народ помнил и понимал своё прошлое. Мне вообще было бы очень интересно очутиться в месте, где стояли бы памятники всем, кто хоть как-то повлиял на ход истории.

— А меня удивляет, как политические события до неузнаваемости меняют хорошо знакомых тебе людей. 

— Это правда. В моём окружении такие люди тоже есть, и их немало. Более того, некоторые из них ещё вчера занимали совершенно противоположные позиции! Думаю, есть несколько причин того, почему так происходит. И одна из них в том, что радикальные взгляды и позиции сегодня очень хорошо подпитываются пропагандой и глобальной информационной войной. То, что эта война вовсю идёт, уже ни для кого не секрет. Люди в своих взглядах зачастую опираются на эмоции, на слухи. Они всё время ждут подвоха. Это неист­ребимое человеческое желание подглядеть, где фокусник прячет кролика. А ещё радикализм в общест­ве опирается на комплексы и личные поражения отдельных людей. Крича во всё горло, например, «Крым наш!» или «Крым не наш!», человек таким образом просто само­утверждается, самореализуется. Он начинает чувст­вовать себя сильнее, увереннее, но при этом не задумывается, за счёт чего это происходит, какой ценой.

— А насколько всё это общественное, мировое напряжение может быть опасно в глобальном смысле?

— Это очень опасно. Все прекрасно понимают, что мир сейчас ходит по краю. Энергия копится, копится, и в определённый момент она должна иметь какой-то выплеск. Это как нарыв, который рано или поздно должен лопнуть. Опять же, понимая цикличность истории, с ужасом начинаешь думать о том, что большинство всех войн происходило в начале того или иного века. Но если раньше орудиями войн были луки и стрелы, танки, пулемёты, мины, то сегодня этим орудием могут стать ядерные кнопки. Но страшно не только от этого. Возьмите чудовищные события в Одессе. Люди, спасаясь от огня и дыма, выпрыгивали из окон, а те, кто стоял внизу, добивали их палками. Когда человек становится способен на такое - это пострашнее ядерного оружия. Что с этим делать?! Как на это влиять?! Непонятно…

Красивые слова?

— Принято считать, что искусство способно менять человека к лучшему, влиять на умонаст­роение людей. Порой кажется, это красивые, но пустые слова.

- Нельзя сказать, что искусство вообще или классическая литература в частности однозначно способны изменить этот мир. Но та же классика способна заставить человека задуматься. Искусство может тормозить, ускорять - в общем, регулировать какие-то процессы в обществе. И это не просто красивые слова. Это правда. Литература или кино, например, обращаются не столько к разуму, сколько к душе, к эмоциям. А эмоции способны заставить людей что-то переоценить, переосмыслить.

— К слову о классике: недавно ты принял участие в масштабном международном онлайн-марафоне «Читаем «Анну Каренину» вместе с сотнями политиков, актёров, общественных деятелей. А нужны ли такие популистские проекты?

— Лично для меня было большой честью оказаться сопричастным к мировой культурной жизни. Я достаточно ленивый человек, чтобы участвовать в каких-то перформансах. Но в данном случае я почувствовал себя частью прекрасной идеи, замысла. Не могу сказать, что «Анна Каренина» - моя настольная книга. Но суть не в этом. Это была акция, направленная на созидание и сближение. А это те вещи, которых нам всем сегодня так не хватает.

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество