aif.ru counter
21.01.2014 00:05
2325

Дмитрий Харатьян: «Испытание славой проходило тяжело. Но как-то пережил»

Дмитрий Харатьян.
Дмитрий Харатьян. © / www.russianlook.com

21 января «заслуженному» гардемарину Дмитрию Харатьяну исполняется 54. Сам актер из-за возраста не переживает и по-прежнему полон сил. АиФ.ru публикует интервью артиста, которое он дал четыре года назад, накануне своего 50-летия.

Галин «Розыгрыш»

Валентина Оберемко, «АиФ»: Дмитрий, отмечая 40-летний юбилей, вы говорили, что эта цифра вас пугает. А 50 лет какие эмоции вызывают?

Дмитрий Харатьян: В 40 лет меня пугала не цифра — поверье. 40-летний рубеж для мужчины — опасная дата. Эта закономерность, как ни печально, подтверждалась даже примером моих знакомых, которые ушли из жизни, после того как отметили 40-летие. Я, кстати, тот день рождения не отмечал. Просто сидел дома и принимал звонки с поздравлениями. Сам же возраст меня никогда не расстраивал. 45 лет я назвал «полным приводом». А сейчас у меня ощущение золотого периода в жизни: я ещё здоров, полон сил, энергии, многого ещё хочу и многое уже умею.

Но, конечно, как это бывает, в детстве мне хотелось быть старше, а сейчас, когда вырос, тянет назад — в детство, в пионерский лагерь «Метеор», где я спел свою первую песню, откуда началась моя дорога в актёрскую профессию. Ведь именно из «Метеора» меня привела в кино девочка Галя, которая страстно хотела быть актрисой, но одна боялась ехать на пробы фильма Владимира Меньшова «Розыгрыш». Я поехал поддержать её, меня заодно с Галей тоже сфотографировали. Уже потом Меньшов мне рассказывал, что перед ним тогда лежали стопки с фотографиями актёров. Одна — с теми, кто выбыл из кастинга, а другая — с теми, кого ещё нужно попробовать. Так вот, Меньшов мою фотографию то в одну, то в другую стопку перекладывал. Но всё-таки положил во вторую, хотя сам не знал, какую роль может мне предложить. В итоге дал мне главного героя.

Игорь Грушко – первая роль Дмитрия Харатьяна в кино. Кадр из фильма «Розыгрыш», 1976 год.

— Благодаря Гале вы звёздной болезнью не заболели?

— Известность ко мне пришла рано — в 17 лет. Наверное, поэтому испытание славой действительно проходило тяжело. Но я это как-то пережил.

То, что на улице стали узнавать, сначала было приятно, а потом стало доставать. Когда люди бросаются на тебя, вешаются на шею, это раздражает. Одна поклонница как-то приехала ко мне домой с Украины. Поставила на пороге чемоданы и сказала: «Дмитрий, я хочу на вас жениться». Пришлось объяснять, что «жениться» на мне не надо, потому что я уже давно женат.

Романтика позади

— Немудрено, что девушки за вами толпами всегда бегали. Ведь самые запоминающиеся ваши герои — исключительно романтики.

— Вот уж нет! Я был и обаятельным мерзавцем, и скромным негодяем. В общем, кем только не был. Я начинал романтиком, но романтизм свойствен больше молодым людям, верящим в идеалы, в любовь, добро, дружбу. А мне всё-таки уже 50 лет. Не могу сказать, что с годами я стал желчным, но тем не менее многие иллюзии меня уже покинули. И наши гардемарины для меня — герои минувших лет. Мне неинтересно всю жизнь оставаться Алёшей Корсаком. Понятно, что Корсак — самая яркая моя работа. Но надеюсь, что помимо этой роли у меня было что-то ещё яркое, запоминающееся. Вот сейчас, к примеру, готовится любопытный проект, где я сыграл возрастную роль. Это 24-серийная сага «Вера, Надежда, Любовь». История нашей страны, показанная через жизнь семьи потомственного хирурга Виктора Строева, моего героя. Я его играю в возрасте от 30 до 83 лет.

— У вас в биографии есть не только сыгранные яркие герои. Но есть и такие роли, которые вы не сыграли. Например, фильм Никиты Михалкова «Родня». «Ваша» роль тогда досталась Олегу Меньшикову.

— Мои кинопробы проходили вместе с Нонной Викторовной Мордюковой. А в тот день хоронили Высоцкого. Михалков с Мордюковой задерживались на панихиде. Я же сидел и ждал их на «Мосфильме». Они приехали, мы стали пить чай, они болтали между собой без умолку, а меня как будто заклинило. Я чувствовал себя ужасно скованно, хотя второй режиссёр перед встречей с Михалковым меня предупредил: «Ты не переживай! Считай, что ты уже утверждён». Но моя зажатость, видимо, не приглянулась Михалкову, поэтому он взял на роль Меньшикова.

Дмитрий Харатьян и Семен Фарада в фильме «Гардемарины, вперед!» 1987 год.

Но всё-таки главная роль, которую я не сыграл в кино, — это роль Пушкина. Как-то мне позвонила ассистентка Марлена Хуциева и сказала, что Марлен Мартынович хочет попробовать меня в своём фильме. Я спросил: «Интересно, а в роли кого?» Она ответила: «Пушкина». Я подумал, что меня разыгрывают, и сказал: «Вы знаете, сегодня всё-таки не первое апреля. Вы меня давно живьём видели? Какой же я, блондин, Пушкин?» Но меня всё-таки уговорили прийти на пробы. В итоге гримёры потрудились так, что, глядя на меня, все говорили: «Ну вылитый Александр Сергеевич!» Но в Госкино меня в роли Пушкина всё-таки завернули, сказали Хуциеву: «Марлен Мартынович, как же так можно?! Пушкин — гений русского народа. А тут его играет какой-то подросток, да ещё с фамилией Харатьян».

— Вы недавно признались, что только в последние годы поняли, что семья — это самое главное в жизни.

— Да, это правда. Раньше я свою семью так не ценил. Наверное, важно, насколько вовремя приходят в твою жизнь семейные обязательства. У меня в биографии всего два брака. В первом браке я был совершенно не готов ни к женитьбе, ни к рождению ребёнка. И, конечно, от ответственности за жену, за дочь радости тогда не получал. Эту радость и удовольствие я пытался искать в работе или в чём-то ещё. Семья для меня не стояла на первом месте, хотя все обязанности супруга и отца исполнял честно. А сейчас с опытом ко мне пришли мудрость и осознание прописных истин, что семья — это моя главная радость в жизни.

Материал впервые опубликован 20 января 2010 года.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество