871

Выходные на ММКФ: польский хардкор и «самый опасный» Добрыгин

Актер, режиссер Григорий Добрыгин.
Актер, режиссер Григорий Добрыгин. © / www.globallookpress.com

В прошедшие выходные на Московском кинофестивале показали один из самых ожидаемых фильмов программы, американскую шпионскую драму Антона Корбейна «Самый опасный человек» с российским актёром Григорием Добрыгиным, а также античную трагедию по-польски, документальную ленту Вима Вендерса и экранизацию романа Кормака МакКарти, снятую Джеймсом Франко. АиФ.ru делится впечатлениями от увиденного.

Русские в Гамбурге

Ещё до открытия фестиваля было очевидно, что наибольший интерес зрителей и журналистов вызовет единственная американская картина в основном конкурсе — экранизация романа Джона Ле Карре «Самый опасный человек». Причин несколько: режиссёром фильма стал фотограф Антон Корбейн, дебютировавший в кино в 2007 году с биографический фильмом «Контроль» о недолгой жизни солиста Joy Division Яна Кёртиса. Помимо этого, главного героя картины сыграл Филип Сеймур Хоффман, для которого этот фильм, как оказалось, стал одним из последних — актёр ушел из жизни в феврале 2014 года, всего через пару недель после премьеры фильма на фестивале «Сандэнс». Но российской публике, несомненно, хотелось посмотреть ещё и на соотечественника Григория Добрыгина в его первой «западной» картине, пусть и в эпизодической, но ключевой роли — того самого «опасного человека». В российский прокат картина должна выйти в сентябре 2014 года.

Корбейн, надо сказать, собрал на съемочной площадке поистине звёздный актёрский состав, где даже те, кто появляется в кадре на считанные минуты, — лица и имена узнаваемые. Робин Райт, Рейчел МакАдамас, Уиллем Дефо, Нина Хосс, Мартин Вуттке — все они встречаются в Гамбурге, где активную работу по борьбе с террористической угрозой ведёт команда шпионов под руководством Гюнтера Бахмана (Хоффман). Их цель — араб-меценат Абдулла, который под предлогом гуманитарной деятельности якобы спонсирует боевиков Аль-Каиды. Прямых доказательств этому нет, а потому очень кстати может быть появление в городе загадочного юноши по имени Исса Карпов (Добрыгин), чеченца, прибывшего в Германию в поисках убежища. Американцы требуют на всякий случай немедленно арестовать молодого человека, не дожидаясь, когда тот раскроет истинную цель своего визита, Гюнтер же, напротив, настаивает на том, что стоит понаблюдать — Карпов может быть полезен в поимке более «крупной рыбы» в преступном мире.

Ждать и наблюдать приходится ровно два часа — местами затянутый и не всегда достаточно напряжённый, как того требует жанр, фильм увлекает лишь возможностью насладиться видеорядом из крупных планов, в которых видна рука фотографа, да игрой Хоффмана. Его Гюнтер — грузный, не выпускающий изо рта сигарету, уставший шпион-сквернослов, магическим образом «вытягивает» сцены одну за другой, будь то статичные беседы в кабинетах начальников разведки или динамичная погоня по улицам Гамбурга с заходом в ночной клуб. Злом, с которым, как Давиду с Голиафом, приходит сражаться герою Хоффмана, оказываются в итоге не террористы, а коллеги-американцы — недальновидные, прямолинейные и могущественные, как иллюстрация к пословице «против лома — нет приёма». Хитроумный план с вербовкой всех подряд — от крупного банкира (Дефо) до сердобольной блондинки-адвоката (МакАдамс), внедрением и прочими шпионскими приёмами оказывается карточным домиком, который рушится руками своих же. Выглядит вполне правдоподобно и убедительно: те, кто делают мир безопасным местом, порой действуют не менее жёстко, чем те, кто эту опасность несёт, — без человеческих жертв, пусть даже не со смертельным исходом, не обходится ни там, ни там. Что до актёрской игры, то все, от Робин Райт до Уиллема Дефо, — не более, чем статисты вокруг Хоффмана, без которого картина вряд ли бы имела художественную ценность. Не зря Григорий Добрыгин, в одиночку представлявший «Самого опасного человека» в Москве, вспоминал, как на съёмочной площадке коллеги, затаив дыхание, наблюдали за тем, как отыгрывает финальную сцену Хоффман — один, посреди площади, крича в бессильной злобе. И в его крике трагедии, кажется, больше, чем в потенциальной террористической угрозе.

«Он почти не здоровался на площадке и был в каком-то своём мире, но когда мы заканчивали проект, он совершенно по-другому общался и говорил какие-то добрые слова, — поделился Добрыгин впечатлениями от работы с Хоффманом. — Когда мы встретились на дорожке перед прессой (на фестивале «Сандэнс» — прим. ред.), он обнял меня, а после премьеры сказал, что я большой молодец, что я боролся и сделал что-то хорошее и стоящее. И после его слов мне всё равно в общем-то, что скажет кто-то другой».

Что касается самого Добрыгина, то его персонаж — молчаливый, сутулый, запуганный юноша в капюшоне и с бородой, чьё прошлое и будущее так и остаются туманны. То ли и правда самый опасный человек, то ли, как и большинство персонажей здесь, просто пешка в большой игре. Сам актёр рассказал, что даже небольшое количество экранного времени в случае с этим фильмом — подарок не только для него, но и для остальных актёров, которым посчастливилось поработать и с Корбейном, и с Хоффманом. Подготовка к роли, тем не менее, была серьёзной.

«Книгу Ле Карре я прочёл еще до утверждения на роль, — рассказал актёр. — Второй этап подготовки заключался в погружении в исламский мир. Сначала в Москве я побывал в мечетях, потому что ответственность велика, когда ты примеряешь на себя чужую религию. Потом были консультанты в Гамбурге, я присутствовал на всех служениях, омовениях — была подробная и интересная работа».

На вопрос о том, тяжело ли было расставаться с бородой — а по ходу фильма герой Григория Добрыгина действительно сбривает бороду — актёр ответил, что даже посвятил этому стихотворение, читать которое, впрочем, отказался. Зато поделился планами на будущее: сейчас актёр готовится к ещё одной роли в фильме по книге Ле Карре «Такой же предатель, как и мы» британского режиссера Сюзанны Уайт. В этот раз Добрыгин сыграет однозначно отрицательного персонажа — всё так же русского — а его партнёрами по съёмочной площадке вновь станут звёзды мирового масштаба, Юэн МакГрегор и Стеллан Скарсгард. Впрочем, как признался Добрыгин, сам он мечтает продолжить режиссёрскую карьеру и уже задумывается на первым полнометражным фильмом — документальным кино, ради которого актёр в скором времени отправляется в путешествие в Лондон.

Молодые и жестокие поляки

В отличие от создателей фильма «Самый опасный человек», авторы ещё одного конкурсного фильма ММКФ — польской криминальной трагедии «Хардкор диско» — прибыли в Москву в более полном составе. Картину представили Кшиштоф Сконечный, актёр, снимавшийся у Вайды и Агнешки Холланд, для которого фильм стал режиссёрским дебютом, а также исполнители главных ролей Марцин Ковальчик и Жасмин Полак.

Фильм начинается со знакомства их персонажей — девушки из богатой семьи и молодого человека, оказавшегося на пороге её дома якобы для встречи с родителями. Герои проводят вместе день и ночь, и Марцин (юношу зовут так же, как и играющего его актёра) очень быстро становится своим человеком в семье Олы. Ничем хорошим для родителей и дочери это не заканчивается.

Снятая в мрачных, холодных, серых тонах, картина всю дорогу «притворяется» криминальным триллером с убийствами, сексом, наркотиками и рок-н-роллом, вместо которого, впрочем, — современный польский поп и хип-хоп и Анна Герман с «Варшавой в розах» в качестве финального аккорда. Неспешное, построенное в основном на длинных планах с минимальным количеством монтажных склеек действие разворачивается в мегаполисе, лишь иногда напоминающем Варшаву, — по сути, место не имеет значения, как и криминальная составляющая, которую можно считать не более, чем визуальным фоном. Гораздо важнее то, что режиссёр в каком-то смысле оставляет за кадром: зрители должны сами прочитать между строк то ли историю о человеческой мести за ошибки прошлого, то ли рассказ о высшем возмездии, впрочем, за те же ошибки. Сам режиссёр, говоря о фильме, сравнил его с античной трагедией — истории о конфликте человека с высшими силами.

«Небо здесь — рассказчик, наблюдатель, который не вмешивается. Представителем высших сил становится главный герой, который приходит в этот мир и в этот мир вмешивается, и остальные смотрят в него, как в зеркало. Говорить о том, кем он является, сложно — возможны разные интерпретации», — рассказал Кшиштоф Сконечный.

Посмотреть повторный показ фильма на ММКФ можно будет 24 июня, в 21:45, в 9 зале кинотеатра «Октябрь».

«За скобками» основного конкурса

Как это бывает в случае со многими фестивалями, внеконкурсная программа оказывается едва ли не интересней основной. В особенности на ММКФ, где в главном соревновании, по правилам, могут принимать участие лишь фильмы, премьеры которых ещё не прошли в Европе. А таких после Канна, Венеции и Берлина, к сожалению, остаётся немного. В этом году, впрочем, много интересного можно отыскать в параллельных программах фестиваля. Например, документальную ленту Вима Вендерса «Соль Земли», посвящённую бразильскому фотографу Себастьяну Сальгадо. Снятая в чёрно-белом цвете, эта картина — удивительной красоты история о человеке, чьи фотографии не одно десятилетие рассказывают миру о том, что творится в самых удалённых и труднодоступных его уголках.

Уехав вместе с молодой женой из родной Бразилии, задыхающейся под гнетом военной хунты, Сальгадо, бросив перспективную карьеру экономиста, первую половину жизни провёл в путешествиях по лагерям беженцев в Африке, наблюдая за нечеловеческими страданиями одних людей и нечеловеческой жестокостью других, бродя с караванами истощённых изгнанников по выжженным пустыням и заваленным трупами городам, по раздираемым войной и безразличием властей странам. Лучше любых слов, как правильно понимает Вендерс, — снимки самого Сальгадо, которые он делал, превозмогая ужас, чтобы показать, что творится там, куда не ступала нога «белого человека». Вместе со зрителями на свои фотографии смотрит, спустя многие годы, и сам автор, не скрывая слёз — проведя полжизни в местах, где жизни нет, фотограф на добрый десяток лет отложил камеру, вернулся в Бразилию и посадил в родной деревне лес. И лишь после того, как маленькие ростки стали крепкими деревьями, вернулся к работе. Правда, снимать решил не людей, а природу — там, где она ещё сохранилась в почти первозданном виде, в джунглях и за полярным кругом, там, где есть животные, менее жестокие, чем человек, там, где людей нет вовсе, и у Земли ещё есть шанс.

Приятно удивил в этот раз и вездесущий Джеймс Франко — самый плодовитый кинематографист, человек-оркестр, снимающий по дюжине фильмов в год, снимаясь в них сам, да ещё и рискуя браться за экранизации самых сложных литературных произведений. На ММКФ показали картину Франко, в прошлом году участвовавшую в Венецианском конкурсе, — «Дитя господне» по роману Кормака МакКарти. Главный герой этой истории о чистом и беспощадном насилии — Лестер Баллард, деревенский изгой, по ходу действия доходящий до уровня в прямом смысле пещерного человека. Картина — во многом моноспектакль актера Скотта Хейза, чью речь разобрать почти невозможно, который рычит и кричит от боли, страха, гнева, не расстаётся с ружьём и опускается на самое дно — от невинного похищения курицы до целой горы трупов.

На зависть многим режиссёрам, бравшимся экранизировать МакКарти, Франко справляется с задачей, перенося на экран отталкивающий мир романа без прикрас, но тонко и с умом отбирая сцены, разделяя их на главы, позволяя рассказчику зачитывать текст МакКарти за кадром, пуская титром цитаты из книги — одним словом, оставляя большую литературу видной и значимой.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы