1884

Энциклопедия страхов: путеводитель по фильмам ужасов для Хэллоуина

Кадр из фильма

АиФ.ru не только расскажет, какие фильмы посмотреть в ночь ужасов, но и научит, как прослыть знатоком и отличить Дракулу от Крюгера.

Считается, что кинематограф родился с 1896 году, когда братья Люмьер показали в Париже «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота». Если это так, то фильмы ужасов являются ровесниками всего кинематографа. И дело не только в том, что эта короткометражка повергла зрителей в панику, просто в том же году Жорж Мельес представил «Замок дьявола», в котором летучая мышь вдруг превратилась в Мефистофеля, после чего кадр заполонили призраки, скелеты и ведьмы.

«Носферату. Симфония ужаса»: первые страхи

Кинематографисты начала века быстро смекнули, что в их распоряжении куда более широкий арсенал выразительных средств, чем у их театральных коллег, но небольшой хронометраж первых фильмов вынуждал авторов снимать кино, предельно насыщенное спецэффектами того времени. В результате доминирующими темами стали научная фантастика и ужасы. Правда, до покорения космоса оставались добрые полвека, и выкручиваться приходилось в основном монстрами.

Фото: Кадр из фильма «Носферату. Симфония ужаса», 1922 год

Первые спецэффекты были допотопными – монстры отличались от людей лишь неподходящей одеждой да отклеивающимся гримом. Впрочем, даже в таких условиях некоторые мастера смогли произвести впечатление на почтенную публику. В начале XX века «Голем» Вегенера и «Кабинет доктора Калигари» Вине начали закладывать фундамент кинематографа – стиль первых немецких ужастиков позже вдохновлял Орсона Уэллса и Тима Бёртона.

Главным же шедевром того времени стал «Носферату. Симфония ужаса» Фридриха Вильгельма Мурнау 1922 года. Немецкий экспрессионист использовал на съёмках ряд киноприёмов, направленных на то, чтобы поддерживать пугающую атмосферу и постоянно держать зрителя в напряжении – позже это назовут «саспенсом». Для одной из сцен режиссёр задрапировал карету белыми полотнищами, после чего снимал эпизод в негативе. В итоге это дало уникальный кадр движения кареты ночью в окружении белых деревьев. Актёр Макс Шрек был с ног до головы загримирован и представлял собой худощавое с длинными ногтями зрелище, что на тот момент казалось крайне реалистичным. Этот фильм в итоге не только стал классикой «хоррора», но и изменил анатомию вампиров – именно в «Носферату. Симфония ужаса» вампир впервые умер от солнечного света.

Альтернативные варианты: «Кабинет доктора Калигари» (реж. Роберт Вине, 1920) и «Призрак Оперы» (реж. Руперт Джулиан, Эдвард Седгвик, Лон Чейни, 1925 год).

«Дракула»: ужастики показывают зубы

В начале 30-х годов фильмы ужасов продолжали развивать вампиры. Компания Universal попыталась рискнуть и снять крупнобюджетный «хоррор», для чего пригласила оператора Карла Фройнда, работавшего ранее на съёмках антиутопии «Метрополис», и режиссёра нескольких успешных фильмов с Лоном Чейни Тода Браунинга. На роль Дракулы был приглашён театральный актёр Бела Лугоши, ранее игравший графа в театре.

Фото: Кадр из фильма «Дракула», 1931 год

Создатели фильма очень детально подошли к проработке главного персонажа – у него впервые появился плащ, а волосы были в духе времени элегантно зачёсаны назад. В отличие от Носферату, Дракула в исполнении Белы Лугоши обладал хорошими манерами и уверенно держался в светском обществе.

Премьера картины состоялась в День Святого Валентина – 14 февраля 1931 года. «Дракула» имел парадоксальный успех – зрители и критики устроили авторам обструкцию, они сочли ленту «кощунственной и развратной», но, тем не менее, раз за разом шли в кинотеатр. Universal же кассовые сборы предпочла реакции публики и наснимала целую серию ужастиков. В том же году на экраны выходит «Франкенштейн», годом позже – «Мумия», а в 1933-м – «Человек-невидимка». Фактически, именно классическая серия фильмов ужасов сделала Universal мейджором киноиндустрии.

Секрет парадоксального успеха «Дракулы» заключался в том, что это было первое кино, где источник всех бед порой выглядел как обычный человек. Дракула посещал светские приёмы, был очарователен в беседах и вообще со всех сторон казался милым парнем – абсолютная противоположность очевидной с первых кадров нечисти вроде Носферату. С этого момента фильмы ужасов начали распространять страхи на бытовой уровень, пугая зрителя тем, с чем теоретически они могли бы столкнуться у себя дома.

Альтернативные варианты: «Доктор Джекилл и мистер Хайд» (реж. Рубен Мамулян, 1931), «Франкенштейн» (реж. Джеймс Уэйл, 1931), «Уродцы» (Тод Браунинг, 1932).

«Психо»: страхи проникают глубже

К пятидесятым годам фильмы ужасов начали понемногу исчерпывать себя – сюжеты о вампирах и монстрах уже подходили к концу, а технологии за идеей ещё не поспевали. Режиссёрам и сценаристам пришлось искать новые способы устрашения зрителя, и в итоге они решили обратиться к первоисточнику страха – психологии.

Фото: Кадр из фильма «Психо», 1960 год

После Второй мировой войны публику не могли напугать вампиры, общество столкнулось с куда более пугающими людьми и явлениями. На этой волне продюсерам пришла в голову идея, что зрителя проще напугать тем, что человек контролировать не способен. Кроме того, ставя главного героя в положение зависимого персонажа, зритель будет оставаться в напряжении каждую минуту – ведь случиться может всякое. Ключевым отличием «хорроров» новой волны стало смещение акцентов – теперь в роли протагониста выступает не положительный персонаж, а отрицательный: теперь инопланетяне и серийные убийцы сами охотятся за главным героем, хотя прежде агенту по недвижимости, чтобы по-настоящему влипнуть приходилось отправляться в Трансильванию и наивно не замечать странностей графа.

В картине Говарда Хоукса «Нечто из иного мира» герои сталкиваются с существом внеземного происхождения, японские кинематографисты на гора выдают фильмы об ужасах мутации под воздействием ядерного излучения, в «Психо» Альфред Хичкок натравливает на героев неуравновешенного маньяка, а Роман Полански в «Ребёнке Розмари» пугает зрителя неравнодушными к Сатане соседями.

На волне новых сюжетов жанр фильмов ужасов широко разрастается, пересекаясь с триллером и научно-фантастическими мотивами. Во многом «хоррор» становится свойством, а не направлением фильма. Впрочем, классика тоже обретает второе дыхания благодаря студии Hammer Film Productions, переснявшей «Дракулу», «Франкенштейна» и другие канонические фильмы в старой эстетике, но в цвете и с переработанными сюжетами.

Альтернативные варианты: «Вторжение похитителей тел» (реж. Дон Сигел, 1956), «Проклятие Франкнштейна» (реж. Теренс Фишер, 1957), «Ребёнок Розмари» (реж. Роман Полански, 1968).

«Техасская резня бензопилой» на «Улице вязов»: ужас подручными средствами

К концу шестидесятых режиссёры и продюсеры начали пускать в ход весь имеющийся в доступности арсенал технологий – бензопилы, ножи, хоккейные маски и прочий скарб, от которого главный герой по-прежнему защититься не может. Сценарий и здравый смысл начали постепенно растворяться в литрах кинокрови. Если уважающее себя европейское кино всё больше концентрировалось вокруг «авторского видения» и соответствующих фильмов, то американский кинематограф остался верен старой идее – развлечению зрителя и эмоциональным встряскам.

Фото: Кадр из фильма «Техасская резня бензопилой», 1974 год

В 1968 году на экраны выходит «Ночь живых мертвецов» Джорджа Ромеро, тремя годами позже – религиозный триллер Кена Рассела «Дьяволы», а в 1975 году – «Челюсти» Стивена Спилберга. Общая канва сюжета в этих картинах закладывалась уже на первых минутах, после чего на зрителя сыпались трупы.

В конце концов, тенденция развилась в классические фильмы 80-х – «Техасская резня бензопилой» и «Кошмар на улице Вязов». В отсутствие планомерно развивающегося сюжета, авторы тщательно создавали атмосферу кино, где каждая сцена была подчинена общему настроению картины и постоянному действию, зрелищному даже в отрыве от контекста.

Через некоторое время фильмы ужасов стали привлекать в основном подростков, превратившись из самодостаточного жанра в нишевое кино с чётко определённой целевой аудиторией и нескрываемыми претензиями на коммерческий успех. Впрочем, это не помешало таким фильмам как «Кошмар на улице Вязов» и «Омен» стать самобытным явлениям, созданным мастерами с уникальным почерком.

Альтернативные варианты: «Хэллоуин» (реж. Джон Карпентер, 1978), «Пятница, 13» (реж. Шон С. Каннингэм, 1980), «Восставший из ада» (реж. Клайв Баркер, 1987).

«От заката до рассвета» ужастиков: комедии на костях

Дешевая кровь и сомнительные сюжеты лишили фильмы ужасов всякого престижа. В этой нише оставалась горстка специалистов, но даже их воображения хватало лишь на эксплуатацию зомби, сатанизма и безумия. В ответ на это уже в 80-х годах начал формироваться кластер студий, неприкрыто высмеивающих подобное кино. Одним из флагманов движения стала студия «Трома», выпустившая жанровые хиты «Токсичный мститель», «Сержант Кабуки-мэн» и другие. Во главу угла авторы возводили художественный китч и чёрный юмор, выставляя напоказ минимальные бюджеты своих проектов.

Фото: Кадр из фильма «От заката до рассвета», 1996 год

«Трэш»-фильмы начали обрастать фанатами и приобретали всё большую популярность, поскольку в отсутствие претензий на широкий прокат авторы могли себе позволить изрядную долю остроумия. У продюсеров крупных студий до этого момента ещё оставалась совесть, однако и они заметили, что некоторая доля контролируемого абсурда и намеренного преувеличения могут оживить жанр.

В 1996 году на экраны вышли сразу два суперхита – чёрная комедия Роберта Родригеса и Квентина Тарантино «От заката до рассвета» и слэшер Уэса Крэйвена «Крик». Если первый фильм с серьёзным лицом иронизировал на тему нашествия вампиров, то во втором это происходило уже неприкрыто – «Крик» напичкан отсылкам к классическим фильмам ужасов и метаюмором. «Крик» позже породил целую серию продолжений, а чёрный юмор «От заката до рассвета» спровоцировал последующий всплеск комедий-ужастиков – «Зомби по имени Шон», «Грайндхаус», «Зомбилэнд», «Затащи меня в ад» и других.

Альтернативные варианты: «Каннибал! Мюзикл» (реж. Трей Паркер, 1996), «Крик» (реж. Уэс Крэйвен, 1996), «Страшилы» (реж. Питер Джексон, 1996).

«Пила»: клаустрофобия «хоррора»

Конец XX века в кино ознаменовался резким техническим прорывом, а спецэффекты «Матрицы» стали чуть ли не визитной карточкой прогрессивного конца десятилетия. Не обошёл стороной прогресс и фильмы ужасов. После долгого периода бутафорской крови режиссёры и сценаристы начали искать новые выразительные приёмы и пространства.

Одним из передовых на тот моментов фильмов стала картина «Куб», снятая Винченцо Натали в 1997 году. Источником всех действий в кадре стала гигантская постройка, разделённая на множество замкнутых комнат, оснащённая лезвиями и ядами, откуда группа людей пытается найти выход. Отличительной чертой картины стала изолированность персонажей – зритель вместе с героями оказывался один на один со злом в ограниченном пространстве. Это не только вывело уровень взаимоотношений зрителя с фильмом на новый уровень, но и позволило глубже прорабатывать персонажей и подтягивать к картине психологическую подоплёку. В широком смысле, это позволило вывернуть жанр наизнанку – если раньше ужас вмешивался в реальность, то теперь реальность, ощущаемая героем, была вписана в созданный сценаристом ужас.

Фото: Кадр из фильма «Пила», 2004 год

В 2001 году на экраны выходит мистический «хоррор» «Другие», где на протяжении всего фильма Николь Кидман в одном и том же доме воюет с призраками. Двумя годами позже по экранам всего мира триумфально прошёл триллер «Пила» Джеймса Вона – сюжет первых двух картин развивался в замкнутом пространстве. 

Новый виток развития ужастиков привлёк к жанру деятелей считающегося высоким кинематографа – Ларс фон Триер снимает ленту «Антихрист» о сходящей с ума в уединённом доме семейной паре…

Альтернативные варианты: «Куб» (реж. Винченцо Натали, 1997), «Мгла» (реж. Фрэнк Дарабонт, 2007), «1408» (реж. Микаэль Хофстрём, 2007).

«Ведьма из Блэр»: ужас, который рядом с вами

После технических прорывов создатели ужасов ищут новое направление развития. Им становится съемка в стиле «докьюментари» — трясущиеся камеры, «домашнее» качество картинки. Совершим революцию хоррором считают «Ведьму из Бэр» — историю о трех студентов, пропавших в лесу во время съемок документального фильма. Сама картинка — собственно фильм, с якобы найденной пленки из камеры студентов. В «Ведьме» нет спецэффектов, весь ужас создается потусторонними звуками и почти полным отсутствием действия, а финал многие зрители до сих пор считают одним из самых жутких.

Кадр из фильма Фото: Кадр из фильма «Ведьма из Блэр», 1999 год

Следующим прорывом стало «Паранормальное явление» — фильм о семье, которую мучает призрак в доме, так что они решают заснять его на камеру. Тут-то и начинается самое страшное. Ужастик получил несколько продолжений и известность во всем мире, а псевдодокументальные съемки окончательно стали одним из инструментов работы мастеров фильмов ужаса.

Альтернативные варианты: «З/Л/О» (реж. Мэттью Беттинелли и др., 2012), «Одержимая» (реж. Уильям Брент Белл, 2012), «Искатели могил» (реж. Братья Вишес, 2010)

На данный момент фильмы ужасов всё ещё находятся на подъёме, для устрашения используя новые формы кино. Не стоит на месте и развитие технологий, так пока авторами «хорроров» не использованы все возможности трёхмерной съёмки, а идущие сейчас эксперименты на тему создания интерактивных фильмов и вовсе грозят изменить взаимодействие авторов и зрителей. Ну а пока нам и без того есть чего бояться.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы