28119

И не друг, и не враг, а так... Как Чапаев и Фурманов Анку не поделили

Портрет Д. А. Фурманова работы Сергея Малютина, 1922 год.
Портрет Д. А. Фурманова работы Сергея Малютина, 1922 год. Public Domain

Говорим: Фурманов – подразумеваем: Чапаев. 130 лет назад родился человек, чье имя неразрывно связано с именем легендарного начдива.

Участник Первой мировой и гражданской войн, политический деятель и писатель, Дмитрий Фурманов прожил 34 года. А книги начал писать только в последние четыре. Из-под его пера вышли «Красный десант», «В восемнадцатом году», «Мятеж», цикл очерков «Морские берега».

«Такого не было!»

Но известен советским читателям Фурманов стал, по большому счету, лишь романом «Чапаев». Да и тому, по правде говоря, настоящую славу принес вышедший в 1934 году одноименный фильм братьев Васильевых. Благодаря киноленте личность Чапаева поднялась на невиданную высоту популярности. С годами появились легенды и мифы о герое гражданской войны.

Именно из картины с Бабочкиным, Кмитом и Мясниковой пришли герои анекдотов — Васильиваныч, Петька и Анка-пулеметчица. Благодаря фильму выросли тиражи романа, возрос интерес и к личности писателя. Даром, что сегодняшней молодежи имя Фурманова не скажет ровным счетом ничего. Дай Бог, если кто-то слышал о легендарном начдиве.

Большинство нахваталось «знаний» о Чапаеве из кинокартины. Совсем мало тех, кто открыл книгу. Хотя и она не документальная.

Много лет назад мне довелось общаться с дочерью Чапаева Клавдией Васильевной. Собирая сведения об отце, она долгие годы работала в архивах. И знала правду.

— Я не раз читала книгу Фурманова, общалась с чапаевцами, и они все возмущались: такого не было! делилась со мной Клавдия Васильевна. С братом и дочерью мачехи я поехала к Фурманову, и дочь Пелагеи сказала ему: «То, что вы написали, — брехня!» Так он даже не посмел выгнать нас. Лишь оправдывался: это художественное произведение, в нём может быть вымысел…

К слову, ординарца у Василия Ивановича не было. Друг Чапаева Петр Исаев, который якобы послужил прототипом Петьки, был начальником батальона связи, командиром этапного полка, потом комиссаром Балашовского полка. Они одногодки. У Петра была жена, двое детей. А Чапаев — командир. «Когда ему в любовь играть?! возмущалась Клавдия Васильевна. Вот и приписали любовную линию Петьке. Все испохабили, да еще близким неприятностей доставили».

Как Марусе придумали роман с Петькой

Да и Анку-пулеметчицу Васильевы произвели на свет по заказу Сталина: он считал, что фильму не хватает обычной женщины на войне. Режиссеры прослышали о лекторе общества «Знание» Марии Поповой, которая ездила по стране с рассказами о том, как ее впервые заставили стрелять из пулемета. И придумали ей отношения с Петькой.

В Анку Мария превратилась только потому, что Анной Никитичной звали супругу комиссара, впоследствии писателя Фурманова. Кстати, он сам мечтал, чтобы по его книге сняли фильм. Но не дожил до счастливого момента умер от менингита. И тогда за сценарий взялась его вдова.

Дмитрий Фурманов с женой Анной Стешенко, 1909 год.
Дмитрий Фурманов с женой Анной Стешенко, 1909 год. Фото: Public Domain

Познакомились Анна Стешенко и Фурманов во время Первой мировой, когда, окончив курсы сестер милосердия, она отправилась на турецкий фронт и попала в санитарный поезд. А он, прапорщик царской армии, уже служил там медбратом. В январе 1915-го они поженились. Но оформить брак смогли только после революции, подписав «Проект любовно-вольно-супружеских отношений».

Судя по документу, муж и жена не обязаны были «прилепляться друг к другу и становиться одной плотью». Однако, приревновав Анну, в какой-то момент Фурманов оставил ее и уехал на фронт. Комиссаром 25-й стрелковой дивизии, которой командовал Чапаев.   

Комиссару надлежало надзирать за политической благонадежностью командиров и красноармейцев. И делал это Фурманов весьма энергично. Здесь его успехи были куда выше лично-семейных.

Не успел он освоиться в дивизии, как к нему прикатила оставленная жена Анна (или, как звали ее близкие – Ная).  Хотя Чапаев даже высшему командному составу запрещал брать с собой жен. Разгорелся скандал. И, по рассказу Клавдии Чапаевой, между Фурмановым и комдивом произошел такой разговор:

Чапаев: А это кто?

Фурманов: Анна Никитична, моя жена.

Чапаев: Пусть возвращается домой.

Фурманов: Она не просто жена, а культработник. Будет спектакли устраивать во время затишья.

Чапаев: Пусть в другой дивизии устраивает. Но не здесь.

«Уберите либо его, либо меня»

Оба отправили в Москву телеграммы одного содержания: работать с ним не могу, уберите либо его, либо меня. Сверху приказали: оставаться на местах до особого распоряжения. Но, пока спецкомиссия добиралась до дивизии, случилось ЧП командиры бригад, полков и рот тоже стали вызывать жен. В результате, женщины переругались, столкнули лбами мужей: чей храбрее, кого начдив больше ценит. Какая уж тут война? Женщин бы разнять и успокоить...

— Отец был в шоке! рассказывала дочь Чапаева. Он и представить не мог, что такое может случиться на фронте. В 24 часа он приказал жёнам покинуть расположение дивизии. Так что, когда комиссия наконец доехала и разобралась в причинах ЧП, Валерьян Куйбышев телеграфировал в Москву: в скандале виноват только Фурманов, настаиваю на его отзыве и наказании.

Впрочем, существует и другая версия конфликта, из-за которого Фурманова перевели на Туркестанский фронт. Знала ли о ней Клавдия Васильевна? И если знала, смогла бы откровенно рассказать? Ведь по этой версии, ее отец, Василий Иванович, влюбился в Анну, как только она появилась в расположении дивизии. И сделать с собой ничего не мог. При этом Чапаев заверил комиссара, что «на жену своего товарища никогда не посягну. Мало ли, что у меня в душе. Любить никто не может мне воспретить».

Тут он был, безусловно, прав. Хотя любовный треугольник якобы имел место. И даже доказательное письмо Василия Ивановича Нае с подписью «Любящий вас Чапаев». Но, по словам Фурманова, ответных чувств Анна Никитична к комдиву не испытывала. Она была возмущена, считала его ухаживания низкими и наглыми.

В общем, в Туркестан Анна и Дмитрий отправились вдвоем. А в дневнике Фурманова появилась запись: «Я уезжаю. Со мной уезжает и Ная. Чапаев повесил голову, ходит мрачный».

Спустя два месяца Василий Чапаев погибнет. А через четыре года Дмитрий Фурманов опубликует роман о герое-начдиве. Где не будет и намека на личные обстоятельства...

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество