141

«Макс Пэйн»: образцово плохое кино в худших традициях Голливуда

Казалось бы, нишу игровых экранизаций давным-давно облюбовал печально известный режиссёр Уве Болл. О том, насколько действительно печальна слава этого персонажа, отлично говорит его послужной список: «Бладрейн», «Фаркрай», «Один в темноте», «Постал» — это только некоторые из его, так сказать шедевров, умудряющихся почти во всех возможных киношных рейтингах получать немыслимо низкие оценки. В среде киноманов имя Болла даже стало нарицательным — для обозначения кино не то что на любителя, а, скорее, для мазохистов. Хотя, в существовании подобного феномена есть и свои плюсы: если в титрах очередной кино-новинки его имя не значится, смотреть фильм можно, не боясь заработать хронический рвотный рефлекс.

Но, как известно, на каждое правило есть своё исключение. Создатель «Макса Пэйна» Джон Мур если и не претендует на то, чтобы заграбастать славу Болла, то в ряду его достойных конкурентов занимает точно не последнее место. Ещё бы, такой-то талантище! Ведь каким недюжинным мастерством и фантазией надо обладать, чтобы так искусно и окончательно угробить такую, казалось бы, беспроигрышную комбинацию! Вы думаете, легко снять отвратительно унылое кино по популярнейшей компьютерной игре-стрелялке? Думаете, легко превратить вечно любимый архетип обиженного жизнью честного копа в безынтерсную куклу в исполнении Марка Уолберга? Трудно, должно быть, очень трудно, но наш герой Мур со всеми задачами справился на «отлично».

На самом деле, первое, что вызывает изумление — это жанр фильма. По аналогии с первоисточником можно было предположить, что «Макс Пэйн» — это как минимум экшен, как максимум боевик с элементами триллера. Ан нет, не угадали. От всего вышеперечисленного в фильме остались только жалкие намётки, на которые, видимо, с трудом хватило скромного бюджета в $35 миллионов и фантазии двух сценаристов. Да и то, выглядят все эти потуги настолько жалко, что возникает ощущение, будто на экран они попали по ошибке.

Если вы хоть издалека видели оригинал, то знаете, что должен делать главный герой. Правильный ответ — расправляться с плохими парнями: быстро, много и очень изобретательно. Благодаря этому, кстати, игра и заработала большую часть своих поклонников: при условном однообразии игрового пространства и действия, она завораживала свободой выбирать способ и даже скорость расправы с врагом. В фильме же врагов как-то подозрительно мало, мрут они вяло и без энтузиазма, и даже знаменитое slo-mo не спасает. Как раз наоборот: замедленные кульбиты Пэйна с двустволкой в руках выглядят настолько замедленными, что успевают наскучить ещё до момента выстрела.

В общем, представьте, что кто-то где-то снимал хороший боевик в стиле «Матрицы» и «Пристрели их» и вырезал из него всё лишнее: скучные разговоры, пешие переходы от одной дислокации к другой, многозначные «гляделки» и, самое главное, — глубочайшие переживания главного героя и многократные пережевывания этих переживаний. И вот весь этот мусор сложили вместе, слепили так, чтобы более или менее всё было по порядку, и получили полтора часа тягомотины, несправедливо названные «Максом Пэйном». Причём порой, при всей грубости и прямолинейности сюжета, из экранной логики явно выпадают какие-то элементы, и зрителю, не знакомому с игрой, придётся самостоятельно лепить мало-мальски удобоваримую историю из всей этой мешанины. Это как читать «Войну и мир» в 8-страничном кратком изложении. На глубину мысли Толстого игра, конечно, не претендует, но даже вся масса персонажей, органично существующих на компьютере, в такое короткое экранное время просто не укладывается. Слезоточивый внутренний мир Пэйна разбухает к концу фильма всё больше и больше, унылое лицо Уолберга мелькает в разных ракурсах, но с завидно одинаковым выражением, и остальные герои так и не дотягивают до полноценных персонажей. В результате безынтересный Пэйн копошится в кучке неправдоподобных полуличностей, которые отваливаются от него так же быстро и немотивированно, как и появляются.

Ну и конечно, нельзя не сказать про тот пафос, с которым преподнесена семейная трагедия и самопожертвование Пэйна. Понятно, что сама соль персонажа — в этом, но, как известно, если кого-то чем-то перекормить, ничем кроме тошноты это не закончится. Так и в этом кино. Чего только стоит эпизод, когда персонаж выбирается из ледяной реки и... орёт во всю глотку. Невольно вспоминаются сразу все части «Годзиллы», «Кинг-Конг» и другие чудища. Тут Мур явно пошёл по стопам мастера Уве.

Хотя, все лавры за создание этого муторного «экшена без экшена» нельзя отдавать только Муру. Есть чем гордиться и нашим соотечественникам: последний гвоздь в гроб «Макса Пэйна» вбила на удивление отвратная русская озвучка. На удивление — потому, что в таких масштабах наши «спецы» не лажали, пожалуй, очень давно. Взять хотя бы самого Пэйна: голосом главный герой похож на какого-то сериального злодея-мутанта. Знаете, когда в недорогом кино кто-нибудь падает в обязательно секретный реагент и превращается в монстра? Правда, Пэйн кроме студёной водицы за весь фильм нигде больше не купался, но вот голос почему-то именно такой. А поскольку скидки на мутацию нет, остаётся только версия с хронической изжогой. Её, кстати, подтверждает и бессменно угрюмое лицо Уолберга, которое в финале наконец озаряется «лучом солнца золотого». Но — о бессмысленном пафосе смотрите выше.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы