aif.ru counter
16.04.2008 00:06
797

Павел Лунгин: «Иван Грозный - вечное искушение России»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. Объявит ли новый президент амнистию? 16/04/2008

Предыдущий фильм Лунгина «Остров» собрал солидную кассу в прокате и целую россыпь кинематографических призов. Успех «Острова» доказал, что такие категории, как совесть, душа, стыд, по-прежнему существуют, что годы реформ не превратили нас в законченных циников. А режиссёр уже с головой ушёл в съёмки ленты «Иван Грозный и митрополит Филипп». Главные роли в ней играют Пётр Мамонов и Олег Янковский. Что мы пытаемся найти, листая страницы истории России, вышел ли из Петра Мамонова настоящий самодержец и почему нам для счастья оказалось мало одной только сытой жизни, Павел Лунгин рассказал в интервью «АиФ».

В поисках смысла…

- Сейчас режиссёры углубляются всё дальше и дальше в историю: кто-то остановился на событиях 1612 года, вы - на царствовании Ивана Грозного, в мае выходит фильм про Александра Невского. Что мы пытаемся найти в этих старых летописях?

- Смысл. Мы живём в эпоху чудовищной потери смысла. Сегодня России предложено, прямо скажем, относительно сытное существование. Многие кричат о бедности, но это лицемерные крики. Потому что я помню совсем другую бедность: электрички, заполненные кровавым подтаявшим мясом, которое живущие в провинции люди вывозили из Москвы, помню очереди за колбасой, растягивавшиеся на несколько часов, а в очереди за машиной вообще можно было простоять всю жизнь.

Так что хлеб насущный у нас появился. Но в обмен на некоторую комфортность существования у людей отняли смысл жизни. Жить же только ради мира вещей, пусть даже супермодных, престижных, Россия не приучена. Человек не рождён для того, чтобы осознавать себя как небольшое, но рентабельное предприятие, в которое он вкладывает деньги, которые сам же и зарабатывает. По-этому люди отчаянно ищут, откуда и куда мы идём. И эти вопросы «кто я?», «зачем я существую?» становятся одними из главных для нас.

- Скорее, этими вопросами задаются люди, уже имеющие некий жизненный опыт. А молодёжь гораздо больше волнуют проценты по кредитам или наличие свободных мест на курортах Гоа.

- На самом деле никто нe знает, что волнует молодёжь. Молодые склонны копировать тот стиль жизни, который пропагандируют масс-медиа. А подросткам сегодня чуть ли не с детских лет навязывается образ человека покупающего, им внушают, что их главная задача в жизни - потреблять. Идёт страшная инфантилизация общества. По улицам ходят или ездят на дорогих машинах тридцатилетние дети - растерянные, не умеющие создать семью, не готовые принимать серьёзных решений. Они глупо, бессмысленно, бездарно тратят энергию. Вместо того чтобы образовывать новое государство, наполненное идеями, страстями, желаниями, они её выпускают, исследуя полки супермаркетов. И за этими весёлыми рингтонами и бесконечными блужданиями по миру мобильных телефонов скрывают свою неуверенность, несчастливость.

…вечности...

- Так, может, тут и могло бы помочь искусство? Выдернуть их из этой жизни, заставить хотя бы ненадолго остановиться, подумать. Или искусство не может изменить человека?

- Наверное, искусство не может изменить человека. Но в то, что оно помогает зрителю проявить себя, будит то, что в нём спит, о чём сам человек, может, никогда и не догадывался или боялся себе признаться, - в это я верю. Снимая «Остров», я думал, что делаю его для всех тех, кто ощущает себя немножко дураком - в этой стране, в этом мире. Для всех тех, кто порой чувствует себя слабым и бессмысленным, не победителем, не таким молодым, загорелым, с компьютером под мышкой и жвачкой за щекой, как герои бесчисленных голливудских картин. А оказалось, что «Остров» был востребован множеством людей. Вряд ли после его просмотра они стали лучше. Но зато поняли, что не одиноки. Что чувство стыда, чувство покаяния действительно существует и чувств этих не надо стыдиться... Может быть, искусство - это великая борьба против одиночества. И вечная сила искусства заключается именно в том, что всем одиноким оно протягивает руку.

- Но при этом считается, что художник только тогда может создать что-то вечное, значимое, когда он максимально одинок, что только в состоянии дискомфорта и можно творить.

- Ну, дискомфорт ты всегда носишь с собой. Это как горб - ампутации не подлежит!

Мне вообще кажется, что сейчас идея вечности вообще ушла на задний план. Сейчас мимо нас ежедневно проносится такой чудовищный информационный поток, что никто уже не станет искать на своём чердаке наброски Рембрандта или ноты Баха, никто не откроет заново импрессионистов. Чтобы открывать какие-то забытые произведения или хотя бы помнить об уже существующих, надо быть настроенным на вечные темы. Но на зрителя ежедневно обрушивается с экранов какой-нибудь новый пупок Бритни Спирс с инкрустацией из слоновой кости. И пупок этот затмевает всё. Телевидение убеждает нас в том, что самое интересное - это новости. Поэтому общество всё время что-то неистово покупает и ищет новостей. Хотя на самом-то деле новости - это самое неинтересное!

Но мне иногда кажется, что это лишь очередной виток и долго так люди не протянут. Цивилизация наша движется по синусоиде. Сейчас мы опускаемся. И не только Россия - весь мир. Так же растерянны и не понимают, как жить, люди во Франции, в Америке.

И это, кстати, опять-таки перекликается с эпохой Ивана Грозного. Путём каких-то сложных расчётов 1566 год каким-то образом рифмовался у них с числом Зверя - 666. И вся страна жила в полной уверенности, что приходят последние дни. И вот это чувство конца мира, конца света, ощущение, что в процессе ожидания Страшного суда всё позволено, оно странным образом нам близко. Видимо, сейчас мы, как и почти пять веков назад, вновь доходим до нижней точки. А потом начнём подниматься вверх - к жизни, наполненной каким-то смыслом.

…и любви

- Ваш Грозный - он кто: грешник, каратель, святой, сумасшедший?

- Он грешник, он святой, он каратель… Но прежде всего - художник! Вся жизнь его - юродство, скоморошество, постоянный театр. Грозный имел блестящее образование, писал музыку, стихи, был глубоко верующим человеком и хотел Руси только блага. И пришёл при этом к полному жизненному краху. Вообще тема Грозного - одна из основных для нашей страны, потому что именно он изменил всю российскую историю. Призрак его витает над нами до сих пор, то приближаясь, то удаляясь. Сейчас, слава богу, отдаляется. А бывало, подлетал очень близко. Иван Грозный - это вечное искушение России.

- По-вашему, призрак Грозного отдаляется. А многие, наоборот, мечтают о том, чтобы к власти пришёл некий современный его аналог и собрал бы то, что расползлось, развалилось за годы реформ. Ведь именно при Грозном, как утверждают историки, Московское княжество превратилось в Московское государство.

- Это и есть одна из тайн Руси. К ним ко всем - к диктаторам, к тем, кто так или иначе был связан с насилием и пролил моря крови своего народа, да к тому же Сталину! - Россия испытывает какую-то странную, немного мазохистскую любовь.

Но, на мой взгляд, Грозный тоже искал любовь. Он и опричнину-то создал именно для того, чтобы карать народ за отсутствие любви. Ему хотелось, чтобы его любили так, как любят Бога, - больше, чем самих себя. Но так, как хотел он, любить не мог никто. Поэтому и казнить можно было любого. Грозный стал первым царём в российской истории, который воевал со своим собственным народом. Хотя вроде бы ничего плохого-то и не хотел! Он просто дал себе никем и ничем не ограниченную свободу. Поэтому-то и ценна история взаимоотношений Грозного и митрополита Филиппа, о которой мы рассказываем в фильме. Ведь Филипп - человек огромного ума и таланта, калибра Леонардо да Винчи, архитектор, изобретатель - решился возвысить голос против «неправедной» царской воли. Такие моменты нечасто случались в нашей истории. И мне кажется, об этом надо задумываться. Или, как сказало бы новое поколение, «медитировать на эту тему»…

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество