aif.ru counter
158

Эмбер Херд: «Некоторые фильмы не снимешь, не запачкав руки»

Точеная блондинка с крутым норовом и – сюрприз – блеском интеллекта в глазах – что может быть лучше, для фильма, сознательно притворяющегося ширпотребом из категории Б, где много насилия, крови и драк, а герой Николаса Кейджа выкашивает толпы народа вооружением, которого хватило бы на армию какой-нибудь маленькой африканской страны. Ах да, еще персонаж Кейджа хлещет пива из окровавленного черепа только что убиенного супостата. Несмотря на кейджеву лихость, героиня Херд держит планку. Еще бы, ведь сама актриса родом из Техаса, где девушек сызмальства учат быть несгибаемыми леди, способными и реверанс отвесить и в обществе ковбоев не упасть в обморок от крепкого словца. А еще в свободное время Эмбер гоняет на «Мустанге» 68-го года, так что, собственным словам, ее участие в «Сумасшедшей езде» было предопределено.

Вопрос: - Что больше заинтересовало тебя в проекте – крутые тачки, которые ты обожаешь, или работа с Николасом?

Эмбер Херд: - Много чего: быстрые тачки, громкие взрывы, отличная музыка, убойные пушки, ну и возможность спасти мир на пару с Николасом Кейджем. Ну и как приятный бонус – возможность погонять на Charger 69-го года (классическая модель марки Dodge).

Вопрос: - Тебе и Нику прошлось много времени провести за рулем?

Э.Х.: - Да уж. Между прочим, многие автомобильные трюки я выполняла сама. Это очень зажигательно, так что я отлично провела время на съемках. Я и сама люблю быструю езду, так что с трудом могу представить себе роль лучше.

Вопрос: - Но тебе ведь еще драться приходилось…

Э.Х.: - Да, пришлось попотеть. Не хотела, чтобы все веселье досталось дублеру! (смеется).

Вопрос: - Тяжело было?

Э.Х.: - Это как в конце дня прийти домой уставшей, измотанной, опустошенной, всей в синяках и царапинах… Как-то так.

Вопрос: - Синяки, шишки, царапины…

Э.Х.: - Да уж. Я не одну ночь провела, маскирую все это «великолепие»! Но, знаете, «Сумасшедшая езда» - это такое кино, которое не снимешь, не запачкав ручек. Но зато на съемках получаешь кучу удовольствия. Понимаете, это уникальная возможность – подраться, пострелять, разгуливать в ковбойских сапогах. Отрываться, одним словом. В то же время – это серьезная работа. Ведь приходится играть персонажа, который выглядит и ведет себя, как плохиш, а на самом деле – положительная героиня. Да и приятно быть чувственным элементом такой жесткой истории.

Вопрос: - Как тебе работалось с Николасом Кейджем?

Э.Х.: - Ник – он с наполовину такой дзенский, а наполовину – безумец. В хорошем смысле слова. Мне кажется, именно такая смесь подходит для героя, которого играет Ник. Он сыграл много героев боевиков, и все они уникальны. Но герои у него всегда отличаются от обычных в жанре экшн. На площадке он по-настоящему раскрывает героя, описанного в сценарии. Ник может, так сказать, извлечь из сценария больше, чтобы герой получился по-настоящему живым.

Вопрос: - Ник тебя чем-то удивил?

Э.Х.: - Он заставил меня по-другому взглянуть на мою героиню, на отношения между ней и его героем. Связь между ними перестала выглядеть чем-то неестественным. Их отношения очень тонкие, герои очень трепетно относятся друг к другу. И я очень рада, что нам удалось передать это, ведь в подобных фильмах, где много крови и взрывов, чувственность отходит на второй план и отношениям не уделяют достаточно внимания. В нашем же случае романтика идет только на пользу. Отношения с Пайпер (героиней Херд) – заставляют сопереживать Мильтону (персонажу Кейджа), хотя в начале фильма у зрителя есть все поводы его ненавидеть. Он был плохим мужем, связался не с теми парнями, предал своих друзей. Но то, что он способен на такие искренние, нежные чувства, заставляет зрителя полюбить героя. И в этом огромная заслуга Кейджа.

Вопрос: - В фильме есть эпизод, где Кейдж пьет пиво и черепа врага…

Э.Х.: - (смеется) Один из лучших эпизодов фильма, правда? Это придумка Николаса Кейджа. В этой шутке – весь Ник!

Вопрос: - Ты играешь Шено, девушку Джонни Деппа в экранизации «Ромового дневника» Хантера С. Томпсона. Чего нам ждать от фильма, мы с нетерпением ждем его?

Э.Х.: - Еще бы! Я сама не могу дождаться его выхода. Я сама его еще не видела, но думаю, что фильм будет так же прекрасен, как он мне представляется. Я думаю, что оригинальный роман – настоящее произведение искусства. Хантера С. Томпсон – великий писатель и над романом он работал просто ожесточенно. Я думаю Брюс Дикинсон (режиссер фильма «Ромовый дневник») сделал то, что никто бы не смог сделать за него – во всем его безумном великолепии. А Джонни Депп – единственный актер, который мог сыграть Пола Кемпа (главного героя «Ромового дневника») с элегантностью, стилем и интимностью. Ведь Джонни был знаком с Томпсоном и лучше прочих представлял себе героя его романа. В нашем деле – редкая удача поработать с такими парнями как Джонни и Брюс. Он настоящие художники, которые хотят не просто отбыть номер, а создать произведение искусства. Они задают очень высокую планку.

Вопрос: - Отрадно видеть, что Дикинсон вернулся к работе…

Э.Х. – Это точно. Я большой фанат его фильма «Уитнейл и я». Мне кажется Брюс идеально подходит для того, что перенести стиль Томпсона на экран. Уж если кто и понимает безумие Томпсона – это точно Дикинсон.

Вопрос: - Чем Пол Кемп отличается от героя Джонни Деппа в «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе»?

Э.Х.: - Они совершенно разные. Когда Томпсон писал «Ромовый дневник», он еще не был тем гонзо-журналистом, который сочинил «Страх и ненвисть». Он, скажем так, был более наивным…

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы