222

«Кинотавр», день второй: Татьяна Лазарева призналась, как страшно умирать

Директор фестиваля Ситора Алиева еще на пресс-конференции в Москве за месяц до открытия «Кинотавра» волновалась, как сочинская публика примет вырыпаевский «Кислород» - больно уж провокативная у него пьеса получилась (несколько лет она шла на московской театральной сцене). Но волноваться-то ей надо было не за сочинскую публику – здесь «Кислород» приняли прекрасно, бурными – и искренними – аплодисментами. Волноваться придется прокатчикам – за то, как примут этот фильм власти придержащие и прежде всего – Церковь. Потому что у Вырыпаева получился не фильм-провокация, а фильм-скандал.

Сюжет – проще не бывает. Простой парень Саня из маленького Серпухова полюбил рыжеволосую Сашу из большой Москвы. Так полюбил, что зарубил лопатой свою жену – некрасивую девушку с темными волосами. Только счастья у Саши с Саней все равно не получилось – она умерла от таблеток-психотропов, он – от аллергии на поле с коноплей. Это – то, что на поверхности. А в глубине – рассказ о том, что важнее всего на этом свете – любовь. Она – кислород, без нее, как и без кислорода, не выжить. Мы все эту любовь ищем. И не находим. И умираем, одинокие. Мысль глубокая, но не скандальная.

Скандал в том, КАК Вырыпаев про это рассказывает и КАК показывает. Это не фильм даже в традиционном понимании этого слова – это десять клипов, десять саундтреков. В основе каждого – одна из библейских заповедей: не убий, не прелюбодействуй, не суди, да не судим будешь… Но актеры – их всего двое: полячка Каролина Грушка и наш Алексей Филимонов – в стиле рэп начитывая историю Саши и Сани, показывают, как наша нынешняя абсурдная жизнь выхолащивает эти заповеди до полного нуля.

Зрительный зал после просмотра разделился на тех, кто принял фильм безоговорочно и на тех, кто увидел в нем балансирующую на грани фола пропаганду наркотиков и попрание всего святого. Как бы то ни было, но равнодушным «Кислород» точно не оставит никого.

ЦИТАТА: «Каким вместительным должно быть сердце мужчины, чтобы в нем уместились все женщины, которых он мысленно возжелал». «Когда любишь, но не клянешься, - это дерьмо собачье, Ане любовь. Когда клянешься, но не любишь, - это немецкое порно. Когда любишь одного, а встречаешься со многими мужчинами, - это уже русский кинематограф с его фильмами про поля и березы». «Кого люблю, того и бью» - такая надпись должна быть на поясах у шахидов».

Довел до абсурда происходящее и Иван Дыховичный в своей ленте «Европа-Азия». А как может быть по-другому в стране, которая раскорячилась на два континента. И в Европу со своим рылом не сунемся, и для Азии мордой не вышли… Что остается? Пить, бить и воровать. В «Европе-Азии», как ни странно, две самые яркие роли сыграли непрофессиональные артисты: Сергей Шнуров, которому достался некий бизнесмен Кеке, угодивший в скверную переделку где-то на трассе Екатеринбург-Москва, и Татьяна Лазарева, бандитка с фантазией, эти неприятности всем. Проезжающим по трассе, устраивающая. «Для меня это первая роль в фильме, - призналась Татьяна. – И мне все очень понравилось. Кроме одного – мне очень не понравилось умирать по сюжету, на ее героиню пытаются «наехать» бандиты из конкурирующей группировки). Знаете, когда в кино людей убивают, им, то есть нам, актерам, приходится падать на матрасы. А они очень тонкие. И их очень мало! Так что смерть в кино – очень неприятная штука!»

ЦИТАТА: «Напитки у них какие-то… Гиннес, портер… Черные. И души у них черные. А наша… У нее даже цвет наш, родной – как слеза. Так что что про водку говорить? Люди сами говорят, когда выпьют. У них душа говорить начинает!»

А завершился день спецпоказом «2АССА2» Сергея Соловьева. Сергей Александрович вспоминал, как 20 лет назад он вместе со всеми стоял в толпе, махал руками и подпевал Цою про то, что мы ждем перемен. А Борис Гребенщиков тогда подарил ему первый – раритетный – диск «Аквариума» чуть ли не 1978 года издания с надписью «Отцу новой русской стагнации». «Тогда я удивился: «Боря, что, с ума сошел?» А теперь я понимаю, что Гребенщиков не только в музыке и поэзии хорошо понимает, но и в политике тоже». А Сергей Маковецкий, сыгравший во второй «Ассе» роль режиссера Горевого, признавался, что на съемочной площадке больше всего всем мешал… Сергей Соловьев.

«Когда я прочел сценарий, то сказал Сергею Александровичу: «Мне все очень понравилось. Только почему у меня роль такая маленькая?» - «Понимаешь, - ответил он. – Я вообще-то ее писал про себя. Поэтому поскромничал» - «Не скромничайте, Сергей Александрович, расширяйте роль!» - сказал я. А вообще, на площадке перепуталось все: мы ведь одновременно снимали и «Ассу», и то, как мой герой Горевой снимает «Анну Каренину». Больше всех при этом мешался Соловьев – он постоянно попадал в кадр. А когда его просили уйти, обижался: «Это же я фильм снимаю!» И пытался руководить съемками вместо меня. Я же вообще не знал, что мне нужно делать. «А ты все за Соловьевым повторяй, - посоветовал мне оператор. – Он кричит «Мотор», и ты кричи «Мотор», он кричит «Начали», и ты кричи «Начали». Мне только надо было вовремя переключаться: когда он кричал «Таня!», я – как играющий роль режиссера Горевого должен был кричать все той же Друбич «Алика». «А я все удивлялся, - что это за эхо на съемочной площадке», - сказал мне потом Соловьев».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы