aif.ru counter
109

Диалог местоимений

АиФ Я хочу всё узнать! № 21 02/11/2004

Она его любила больше жизни, любила настолько сильно, что никто и представить себе не мог. Да она сама и не представляла масштаб этой слепой любви. В ее жизни всегда все было великолепно: она практически ни в чем не нуждалась.

У них была крыша над головой, еда, одежда, машина. В общем, денежные трудности испытывали достаточно редко. Это "достаточно редко" было исключительно его заслугой: приходилось вкалывать с утра до вечера, не брезгуя никакой работой, и все, чтобы прокормить ее. Он понимал, что нужно начинать с малого, а потом с помощью силы воли и желания все постепенно придет. Он шел к цели медленно, не торопясь, прекрасно осознавая, что всему свое время. Сначала была работа в морге, потом починка холодильников, потом куча разных дел, и так до тех пор, пока не удалось хоть как-то закрепиться в определенной сфере, чтобы начать обеспечивать ее так, чтобы она не нуждалась ни в чем. Со временем ему это удалось.

Она была уже классе в 5-м, может быть, чуть старше, но в один прекрасный день все словно оборвалось. Она всегда знала, как сильно он ее любит, но вдруг что-то изменилось. Он как будто разлюбил ее. В глубине души она знала, это не так, но душе было тяжело. Вернее даже, сначала она этого не замечала, но чем старше становилась, тем болезненнее воспринимала его высказывания, упреки и недовольства. Возможно, ее стали считать более взрослым человеком, ведь она этого так хотела. Она настойчиво требовала свободы. Отчасти получая эту свободу, она должна была вести себя соответствующе. Она претендовала на звание взрослой, она хотела быть независимой, но не хотела вести себя так, как этого требовал ее новый статус. Она сама была во всем виновата. Она сама заставила его поверить, что выросла. Но, не рассчитав свои силы, она ошиблась. Ошиблась настолько сильно, что заставила его поменять отношение к своей персоне. Он решил, что она "обманщица", что она не достойна уважения. Он, конечно же, не разлюбил ее, но отношение его кардинально изменилось. Долго не могла она понять, что случилось. Билась в истериках, тем самым еще сильнее ухудшая мнение о себе. Уже учась в старшей школе, она поняла, что же все-таки не так: он не любил слова, он предпочитал действия, а она слишком много говорила и значительно меньше делала. Она непроизвольно выработала стратегию: решила, что добиваться своих, пусть пока маленьких, целей, никого при этом в свои дела не посвящая. Был у нее, если можно так назвать, один талант. Всего один, но ей хватало. Она искренне верила, что это действительно талант, а не хобби, как об этом думали другие. Она все время трещала ему, что талантлива, но продемонстрировать боялась. Он думал, что она просто болтает и талант, о котором так упорно не устает трещать, просто миф. На самом деле, она боялась услышать критику из его уст. Для нее настолько была важна его поддержка, что боявшись просто-напросто ее не получить, она не могла доказать свое умение. Постепенно развивался комплекс, и никогда б не поборола она его, если бы не появился в ее жизни один человек. Этот человек пришел случайно и помог ей понять, что ее желания, касательно ее "таланта" вовсе не были ошибкой. Она начала заниматься собой морально и через некоторое время решила хоть чуть-чуть изменить свою жизнь. Она задумала одну вещь и сразу вспомнила обещание, данное себе же самой, никого в это не посвящать. Так и получилось. Она решила попробовать свои силы в одном деле и смогла добиться желаемого результата. Нет, она не получила какую-нибудь премию, она не выпустила собственный альбом стихов, она даже не выиграла школьную олимпиаду по химии. Она просто заставила его поверить в то, что все, что было ею сказано, - правда, а не глупое, беспричинное хвастовство. Неизвестно, насколько серьезно воспринял он новую для себя информацию, но результат все равно был очевиден: по крайней мере, стало ясно, что она далеко не единственная считает, что на что-то способна. Что-то изменилось, но не глобально. Появилось только чувство, будто она смогла доказать буквально какой-то мизер, не более, а суть проблемы была совсем не в этом. Конфликты стали вылезать наружу. Постоянный плач, крики, нереализованные, скрытые негативные эмоции. Хотелось уже, наконец, завязать со всем этим и восстановить уважение - любой ценой. Тяжело было осознавать, что это будет непросто. Сказать, что это ее не остановило, было бы типичной фразой для какого-нибудь модного бестселлера, более того, это было бы неправдой. Ей всегда казалось, что она целеустремленная, но на самом деле она просто слишком много хотела и не так много делала для этого. Она хотела доказывать и постепенно добиваться уважения, но торопиться действовать, кажется, не собиралась. Эти никому не нужные амбиции и излишняя эмоциональность, возможно, однажды и заставили его изменить свое отношение к ней. Главной ее ошибкой было максимальное количество слов. И минимальное количество действий. Даже при поступлении в институт она надеялась на него и в самую последнюю минуту поняла, что на данный момент ее судьба находится исключительно в собственных руках. Она не привыкла к работе. Вернее, чисто визуально, она знала, что делает, уверенно шла к той или иной цели. Но на самом деле за этим немногое стояло. Поняла она это уже позже и пыталась изменить свою жизнь. Она старалась завоевать его уважение. Знал бы он, как оно было для нее важно. Знал бы он, как уважала она, его! Никого на свете она не уважала так сильно, как его. Знал бы он, что при любом удобном случае она вспоминала его и ставила его в пример. Знал бы он, наконец, что он и был тем самым человеком, которому ей хотелось подражать. Она хотела быть похожей исключительно на него. Какие там кумиры?! Он был единственный кумир в ее жизни. Знал бы он, как переживала она за него в любой ситуации. Знал бы, как тяжело она переживала, когда он болел. Знал бы, как, не умея молиться, она стояла темной ночью у окна и, вытирая слезы и прося прощения за свою глупость у Господа Бога, она молила, "чтобы с папочкой все было хорошо". Если бы он только знал.

Он всегда говорил ей, что она самовлюбленная эгоистка, что она никого ни во что не ставит. Возможно, он был прав, но так могло казаться лишь со стороны. Она одна лишь знала, как она любила их, как она любила своих маму и папу. Она решила, что постепенно должна становиться самостоятельной и начала делать маленькие шаги на пути во взрослую жизнь. Она не стала взрослой физически, но стала взрослой морально. Она даже иногда думала, что ей уже далеко за 40, и именно от того у нее такие грустные глаза. Нет, никогда она не чувствовала себя ущербно. НИКОГДА! Просто иногда ей казалось, что она несколько одинока. На самом деле, она знала, что это вовсе не так. Она знала, что ее очень любит мама. Жаль только, мама не знала, что ее любовь была такой же сильной. Она просто с детства не привыкла к "телячьим нежностям". Для нее не это было главное. Для нее было главное то, что она знала, что безгранично любит маму и дико боится ее когда-нибудь потерять. Она знала, что была совершенно невыносимой дочерью, она знала, что отвратительно себя порой ведет, знала, сколько неприятностей доставляла, но она была такой и меньше любить маму от этого не стала.

Стараясь быть самостоятельной, она думала, одновременно получится заставить его уважать себя, но она, видимо, просчиталась. У нее все впереди, и она уверена, что рано или поздно все получится, но одно ее беспокоит до сих пор. Почему мир так несправедлив? Почему он, любя ее, делает ей так больно? Почему он до сих пор не понял, как он важен для нее? Почему он до сих пор не понял, что он эталон? Почему она его уважает, а он ее нет? Все говорили ей: "Да, брось, тебе кажется. Он любит тебя. Иначе и быть не может". Но почему он своей странной любовью делает ей настолько больно? Почему она ревет по ночам в подушку от безысходности? Почему она любит его настолько слепо, что так болезненно реагирует на его слова? Почему, будучи сильным человеком, она теряет самообладание в его присутствии? Зачем ей такая любовь? Зачем?!

Никогда не ответит никто ей на эти вопросы. Но она нашла в себе силы и даже новый повод, чтобы гордиться собой. У нее появилась проблема, и она захотела сама справиться со всем, она поняла, что сама готова обеспечить решение своей проблемы. И сделала она это даже не только потому, что хотела самостоятельности, а потому хотя бы, что она любила их настолько сильно, что не хотела, чтобы они лишний раз нервничали. Поступив так, она поняла, насколько сильно любит и ценит маму. Она поняла, что никогда в жизни она не хочет больше видеть маминых слез, тем более из-за себя. И ей не нужна была никакая отдача. Она никогда им не скажет о своем таком поступке, она хотела только одного: чтобы он снова начал уважать ее; чтобы он понял, какой она человек; чтобы узнал себя в ее лице и понял, что она далеко не дерзкая эгоистка, какой он знал ее раньше. Она хотела, чтобы они поняли, как она любит их, как дорожит и как боится потерять.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы