aif.ru counter
84

Полифонический Захаров

АиФ Я хочу всё узнать! № 4 24/02/2004

"Вся жизнь - театр, и люди в нем - актеры...", - сказал Шекспир. Можно произнести эту фразу наоборот: "Театр - вся жизнь...", - и от этого она не теряет знаковости... По крайней мере, по отношению к Марку Анатольевичу Захарову, которому блестяще удается роль главного режиссера театра "Ленком" и знаменитого мистификатора. Разобраться в партитурах жизни мы с ним и попробуем.

- Марк Анатольевич, в жизни надо играть?

- Наверное, иногда надо, ведь без этого прожить невозможно.

- А можно играть себя перед собой?

- В каких-то очень редких случаях - да. Иногда это полезно, чтобы готовиться к различным неожиданностям.

- Можно ли быть режиссером чьей-то жизни?

- Это очень большая ответственность. Лучше на себя такую ношу не взваливать. Но если ты чувствуешь, что этим поможешь - себе, человеку, которому симпатизируешь, то можно попробовать.

- Нерон, умирая, сказал: "Боже, какого актера потеряло во мне человечество!" А какой актер погиб в Вас?

- Очень неважный, посредственный актер. Благодаря своей жене я быстро разобрался в том, что эта профессия не для меня, и стал режиссером студенческой самодеятельности. А оттуда попал в профессиональный театр. И очень рад этому.


Действительно, сегодня трудно поверить в то, что когда-то ни один московский театр не пригласил в свою труппу выпускника ГИТИСа Марка Захарова. И он уехал в Пермь, где играл небольшие роли. Сегодня Марк Анатольевич деланно-мрачно вспоминает, что лучше всего ему удавались падения - с лестницы, вниз головой, с размаху, с разбегу... Когда-то он признался себе, что фехтование и сценический бой - его конек, и это он освоил лучше, чем некоторые азы актерского мастерства.


- Какая из жизненных ролей - сына, мужа или отца - Вам удалась больше?

- Мужа, наверное.

- А проблема отцов и детей Вас как-то коснулась?

- Слава Богу, в щадящем режиме. У нас с дочерью никогда не было каких-то серьезных противоречий, ссор, столкновений, проблем, которые бы отравили наши отношения. Иногда она мне что-то советует - и даже по делу!


Интересно, а сам Марк Анатольевич любит давать советы?

По словам его дочери Александры Захаровой - обожает. Всегда. Всем. Во всем. Александра со смехом вспоминает ситуацию, когда она сидела с мамой на кухне и жаловалась на головную боль. Марк Анатольевич ходил рядом, но не слышал их разговора. Мама посоветовала Саше выпить таблетку. Захаров, абсолютно точно не зная, о чем речь, категорично добавил: "Половиночку!".

Сам Марк Анатольевич иронизирует, что давать советы - это общая режиссерская болезнь. Режиссер без советов - не режиссер. Захаров печально констатирует, что иногда ему хочется выдать сентенцию по любому поводу и без - вдруг кому-то пригодится?


- Марк Анатольевич, а роль жизненного статиста Вам знакома?

- Конечно. Обязательно через это надо пройти. И не бояться.

- В Вашей жизни были суфлеры?

- Да. Главный мой суфлер - жена.

- В каком жанре Вы живете?

- Трагикомедии, наверное. Но комедию люблю больше.

- А были ли роли, которые Вам малы?

- Это сложный вопрос, идущий из недр новой генерации. Надо его переварить. Я подумаю об этом дома.

- Есть ли ситуации в жизни, когда играть недопустимо?

- Да, обычно их бывает несколько, если жизнь долгая и интересная. Их надо уметь почувствовать. Должен появиться ангел-хранитель, который подскажет, что это именно такой момент.

- Нужны ли в жизни защитные маски?

- Пожалуй, иногда нужны.

- А у Вас они какие?

- Иногда искренняя ирония и юмор, а, бывает, я сам вгоняю себя в это состояние - как большие писатели рассказывали, как они заставляли себя писать, вызывали вдохновение... Хотя опыт Достоевского, наверное, сейчас приводить не надо - он был связан с очень сложными медицинскими проблемами, но как раз эти медицинские проблемы и обогатили литературу, не только русскую, но и в общепланетарном масштабе! Свои самые магические страницы он писал в состоянии, близком к медицинскому кризису. В искусстве без безумия не обойтись.

- На какие роли Вы претендовали в жизни?

- На самые различные в разные периоды моей жизни. Сначала мне просто хотелось быть артистом, потом началась полоса раздумий, сомнений и поисков, а на выходе из нее я почувствовал, что режиссура - это мое призвание.


Восхождение Захарова как многообещающего профессионального режиссера началось с постановки "Доходного места" Островского в театре Сатиры. О спектакле заговорили, это стало событием культурной жизни столицы конца шестидесятых. Потом в том же театре появились озорные музыкальные постановки "Темп 29" и "Проснись и пой", показавшие другую грань таланта Захарова, как мастера мягкой иронии и искрометного юмора.


- Марк Анатольевич, каких ролей в Вашей жизни больше - удавшихся или неудавшихся?

- Так повезло, что, наверное, больше удавшихся. В каком процентном соотношении - сейчас сказать затрудняюсь.

- Жизнь - это репетиция или экспромт?

- Экспромт.

- Вы режиссировали свою жизнь?

- Временами - да. Старался что-то предугадать. Но надо все-таки положиться на волю Божью, как говорили наши мудрые предки.

- Мистификатор жил в Вас всегда?

- Нет. Не то, чтобы я каким-то химическим образом в себе это воспитывал, это ощущение само приходило в какие-то периоды. И им я очень благодарен.

- Вы уставали когда-нибудь от театра?

- Да. Но это такая радостная усталость, что она быстро забывается, и остается как добрые и счастливые воспоминания.

- Какие моменты своей жизни Вы чаще всего вспоминаете?

- Моменты, когда я совершал какие-то важные поступки, а потом понимал, что они были судьбоносны.

- Как Вы считаете, режиссер нашей жизни - это случай?

- Иногда, бывает, случай сводит наших родителей, и они знакомятся. Отсюда, наверное, роль случая трансформируется в какие-то очень важные моменты для биографии собственной и близких людей.

- Как менялось Ваше отношение к театру?

- Со временем. Сейчас мне кажется, что роль театра стала возрастать, может, благодаря мощному развитию СМИ. Телевидение подавляет людей, и появляется тяга к замкнутому пространству, где мы будем все вместе, и где нет микрофонов, - чтобы ощущать живую энергию актеров и режиссера.

- С годами доверчивость Ваша утрачивалась?

- Попадался! Это неизбежная вещь. Если не попадаешься - и жить не интересно.

- Вы часто кричите актерам: "Не верю!"?

- Нет, если я это произношу, то только со смехом. Потому что играть Станиславского очень не хочется.

- Что для Вас значит Ваш театр сегодня?

- Самое главное после проблем личного характера, которые остаются всегда, пока жив человек.

- Что бы еще Вы хотели сделать?

- Спектакль, который бы порадовал и - в хорошем смысле слова - удивил людей.

- Над чем Вы работаете сейчас?

- "Последняя жертва" Островского. Даст Бог, скоро выпустим премьеру.


...Разговаривать с Захаровым бесконечно интересно, потому что никогда не знаешь, что он ответит. На вопрос о том, что бы Вы сказали о себе, Захаров, надев занудно-печальную маску, скорбно ответствовал: "Марк Анатольевич производит впечатление человека, который умнее, чем на самом деле. Может, за счет некоторой мрачноватости, которая ему свойственна. Люди иногда думают, что он погружен в какие-то сложные полифонические размышления, и его мозг представляет национальное достояние, но на самом деле очень светлые мысли его посещают редко. Однако в связи с тем, что в его кабинете стеклянные двери, и люди туда часто заглядывают, он сидит с важным видом, в то время, как его посещают настроения, описанные Львом Толстым в отношении Кутузова: "Ну, как сложится, так и сложится...". Еще Марку Анатольевичу Захарову свойственна лень, определенная обломовщина, но ненадолго. Он может ничего не делать, а потом спохватывается - и развивает сверхбурную энергию, которая идет, по Ключевскому, от характера великоросса. Так вот, великоросс очень зависим от климата: у нас не понятно, когда будут солнечные дни, и что надо за это время сделать. Размеренно работать, как немцы или голландцы, мы не умеем: у нас в генетике этого нет. Поэтому мы либо с энтузиазмом занимаемся штурмовщиной, либо погружаемся в некий транс и ждем следующего приступа рабочей лихорадки".

...Умный, ироничный, многоплановый, непредсказуемый Захаров загадочен, как египетский сфинкс. Но главная его тайна - очевидна и неразгаданна. Это - талант, который был и остается главным режиссером его жизни.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы