371

Александр Серов: "Меня преследовали сотни женщин"

Телеглаз АиФ № 50 10/12/2002

Впервые на телеэкране он появился в 1983 году в заключительном концерте лауреатов конкурса "Песни стран социалистического содружества", завоевав второе место. Благодаря этому успеху ему удалось попасть в Москву. Он принимал участие в телепередаче "Шире круг", в ХII фестивале молодежи и студентов, постоянно гастролировал. После победы на Международном фестивале "Интерталант" в Праге в 1987 году он буквально проснулся знаменитым. Через полгода Александр Серов завоевал Гран-при на радиофестивале в Будапеште... Сейчас о нем почти ничего не слышно. Как живет артист, как его дела на "творческом фронте"?

- Александр, как вы пришли на эстраду?

- Путь был сложным и очень долгим. Родом я из Николаевской области, у меня крепкие крестьянские корни. Думаю, что они помогли мне в будущем противостоять всем трудностям судьбы. Родители у меня были от природы очень музыкальны, что не могло не передаться мне. Музыкой увлекся еще в школе, самостоятельно научился играть на фортепиано, в школьном оркестре играл на альте. После школы поступил в музыкальное училище по классу кларнета. Когда учился, подрабатывал пением в ресторане - это было обычной практикой в музыкальной среде. Отслужив в армии, а служил я на флоте в Севастополе, работал в краснодарской филармонии вокалистом-инструменталистом в ансамбле "Ива", в николаевском ВИА "Поющие юнги", волынском ВИА "Витязь", затем был художественным руководителем ансамбля "Черемош" в Черновцах, в котором пели сестры Лидия и Аурика Ротару - младшие сестры Софии. Но, конечно, понимал, что настоящий успех может прийти только в Москве. Поехал туда только после того, как занял второе место в ялтинском конкурсе.

- Каким образом вы попали на конкурс "Интерталант"?

- Самое интересное, что все было против меня, даже погода: самолет долго не мог приземлиться в Праге из-за сильного тумана, так что я уже думал, что меня вычеркнули из списка претендентов на главный приз... Трое суток пришлось ждать в полном отчаянии, ожидая разрешения на вылет из Киева. Шансов на победу у меня практически не оставалось. Но, в конце концов, счастье мне улыбнулось. Жюри все-таки разрешило спеть мне в финале. А утром в пражских газетах написали, что "звезда появилась из тумана"... Через год меня послали на фестиваль, который проходил в Будапеште. Там тоже хватило волнений, даже казалось, что у меня не самая лучшая форма. Но на сцене почувствовал необыкновенную легкость, и снова мне присудили Гран-при.

- После этого к вам пришло внимание и в нашей стране?

- Нет, как раз можно говорить о невнимании. Оказалось, что даже такая престижная победа ничего еще не значит. Надо было, чтобы продолжилась цепь случайностей: пригласили на Центральное телевидение, стали писать в газетах, записали на "Мелодии". Я был уже далеко не юным, начинающим певцом, к тому времени мне исполнилось уже 33 года.

- Но зато вас узнала и полюбила многомиллионная армия поклонников эстрады. Вам не вскружил голову столь стремительный взлет?

- Думаю, что признаков "звездной болезни" у меня не наблюдалось. Я был уже достаточно зрелый человек, старался относиться к себе критически. Я редко нравился сам себе, обычно каждое выступление записывал на видеомагнитофон, а потом несколько раз просматривал запись, обращая внимание на жесты, осанку, манеру держаться на сцене, и всегда находил недостатки. Но, разумеется, популярность, которая на меня свалилась в конце 80-х и в начале 90-х годов, была просто сумасшедшая. У подъезда моего дома дежурили сотни женщин, они буквально преследовали меня, что-то кричали, а одна даже облила мне чернилами шубу.

- А депрессии бывали?

- Конечно. Они порой просто выбивали из колеи. Спасался от этого гастролями. Ездил с концертами в России, странах СНГ, ездил в Канаду, Израиль, США, Германию...

- Помнится, в свое время в вашем исполнении была очень популярна "Мадонна".

- В 1988 году вышел мой первый диск-гигант под этим названием. Именно тогда все узнали имя композитора Игоря Крутого, который написал к этому альбому все песни. Пластинка разошлась огромным тиражом.

- Потом был фильм "Сувенир для прокурора", где вы снялись в эпизоде. Шлягер "Как быть", который вы исполнили, тоже стал просто суперхитом.

- Съемки фильма проходили в Сухуми, Батуми, Сочи, мы тогда хорошо отдохнули на море. В то время у меня был самый пик популярности, но меня все-таки уговорил режиссер Александр Косырев. Я, в сущности, играл самого себя: известного певца, который пел, раздавал автографы и... соблазнял женщин. Не могу сказать, что мне очень понравилось, я в жизни далеко не плейбой, хотя был тогда и моложе, и поэффектнее.

- Скажите, вам после таких высот трудно подбирать репертуар?

- Каждая песня, которую я исполняю, в первую очередь должна соответствовать моему уже сложившемуся сценическому образу, быть профессиональной в музыкальном отношении. Большое внимание уделяю аранжировкам. В то же время мне нравится экспериментировать.

- Судя по всему, вы давно определили для себя главную тему своих песен.

- Диск "Моя богиня" является продолжением "Мадонны" и посвящается нашим женщинам. Русские женщины могут быть и богинями, и мадоннами, они, как никто другой, достойны этих слов.

- Два года назад вышел в свет ваш первый инструментальный альбом "Мишель", в основу которого вошли миниатюры известного американского композитора Джерома Керна, несколько пьес Чарли Чаплина и ваши композиции. Вас узнали и как зрелого саксофониста. Альбом вы назвали в честь своей дочери?

- Меня часто спрашивают, почему я назвал дочь таким нерусским именем. Жена Лена рожала ее в Канаде и хотела назвать Настенькой. Я же настоял на имени Мишель. Оно имеет отношение к моей пьесе, которую я написал, девочке идет это имя. Еще мне всегда нравилась актриса Мишель Мерсье, которая много лет назад сыграла в кино Анжелику... Трудно сейчас сказать, кем станет моя дочь, ведь ей всего девять лет. Но, если выберет профессию музыканта, я буду искренне рад.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы