43

НИЩИЕ ПО ВЫЗОВУ

АиФ Суббота-воскресенье № 27 04/07/2000

Встреча первая

МЫ встретились совершенно случайно. В полдень в центре столицы, на Сущевском Валу. Он подкатил на инвалидной коляске к моей машине и постучал в окно. Это был он - Руслан, старший лейтенант Чижов, офицер-десантник, с которым мне довелось познакомиться еще во время войны в Приднестровье.

На плечах камуфляжной формы - звездочки старшего лейтенанта. На груди - орден Красной Звезды. Все это не муляж - награда получена почти десять лет назад в Афганистане.

Уволившись из армии, он решил ехать домой, в Бендеры, и здесь вновь оказался в самом эпицентре войны. Узкая полоска земли возле Днестра стала последним оплотом гвардейцев Приднестровья, среди которых был и его отец, погибший вместе с женой от рук наемных убийц.

И вновь он взял автомат. В составе гвардии воевал за Приднестровье. Сражался в Бендерах, Дубоссарах. Там же я и познакомился с отважным гвардейцем.

Помню, во время боя на плотине его достал молдавский снайпер. Пуля разворотила коленную чашечку правой ноги. Врачи поставили неутешительный диагноз - нужна ампутация. Так в двадцать пять он стал инвалидом.

В Москву он приехал в надежде восстановиться в армии. И еще мечтал встретить старшую сестру, которой после смерти родителей отправил телеграмму. К сожалению, без ответа.

В Москве в управлении кадров военного ведомства в восстановлении в армии ему отказали. В новостройке в Митино он свою сестру не нашел.

...В районе Хорошевского шоссе на переходе его сбили "Жигули". Помнит, как его везли в больницу, как доставили в реанимацию...

Куратор

А ЧЕРЕЗ несколько дней его забрали из больницы двое парней, передав в пакете чужие вещи. Представившись каким-то афганским фондом, обещали в перспективе работу. Мол, с инвалидностью жизнь не заканчивается. Действительно, через неделю к нему явился моложавый, хорошо одетый мужчина.

- Значит так, "афганец", - начал незнакомец, - нам от тебя надо совсем немного. Но от этого зависит, станешь ли ты "коренным" москвичом или же мы тебя выкинем на улицу. Ведь тебя, старлей, больше никто не собирается искать. Можно даже сказать, что тебя уже нет. Кстати, если не о себе, то подумай о сестре. Если откажешься от нашей работы, то в память о тебе посадим ее на иглу. Будешь курировать инвалидов в районе Савеловского, а также на Сущевке и на Дмитровском, - продолжал незнакомец. - Работа не пыльная. Сам в течение месяца будешь работать на Сущевском Валу. На костылях, без протеза. Камуфляж тебе привезут. Не забудь повесить на лацкан твой орден. А с сестрой увидишься уже завтра. Можешь забрать ее к себе в комнату, которую я для тебя уже снял.

К вечеру в его кармане уже было около 150 долларов и около двухсот тысяч рублей старыми.

С того дня его стали вывозить на работу регулярно. Ежедневные доходы были не такими большими, как в первый раз, но жить позволяли. Даже с учетом того, что он ежедневно отстегивал своему шефу около 200 тысяч рублей.

Встреча вторая

...В СЛЕДУЮЩИЙ раз мы встретились с ним спустя почти год. Рано утром в районе проспекта Мира. Он сидел за рулем небольшого импортного микроавтобуса. Увидев меня на остановке, притормозил и движением руки пригласил в кабину. Микроавтобус был полон... инвалидов. Причем все они как один были одеты в камуфлированную военную форму, и кое у кого, как раньше у Руслана, на кармане висели медали или орденские планки. Сам водитель на этот раз был без формы, в обыкновенном костюме. На вид бизнесмен средней руки. На каждом перекрестке он высаживал двоих инвалидов, и они, поправив форму, выходили на "работу".

- Теперь я у них что-то вроде бригадира, - грустно улыбнулся Руслан, - собрали их не без моей помощи, по заказу приобрели для них камуфляж, у нумизматов взяли штампованные медали. Это помогает разжалобить. Теперь вот под моим контролем не только север, но и часть северо-востока столицы.

- И из кого же ты набираешь себе "гвардию"? - не удержался я.

- Начнем с того, что лично я никого не набираю, - поправил он меня. - Мне передают уже всех готовых. Но я знаю, что кто сам приходит, кого приводят, как в свое время меня. Но есть и такие, которых просто-напросто крадут из больниц.

Больше полугода они у нас не задерживаются, - продолжил Руслан. - Многие "сгорают на производстве". Кто спивается, кто умирает от болезней, а кто и сбегает. И моя задача - вновь из новичков создавать бригады лже-"афганцев" и расставлять их по перекресткам Москвы. В мою же обязанность входит и отгонять от "наших" мест всех чужих. А также собирать "дань" с моих инвалидов и передавать деньги хозяину.

Когда мы прощались, он поймал меня за рукав куртки.

- Знаешь, мне стыдно за то, чем занимаюсь, - в сердцах сказал он. - Как, впрочем, стыдно и за государство, которое меня к тому вынудило. Здесь мне предоставили крышу над головой, дали денег. А государство не дало ни хрена. Так что меня, пожалуйста, если будешь писать, не называй. Пусть мои сослуживцы считают, что у меня все хорошо.

Через несколько месяцев после этого разговора он собрал вещи, взял беременную жену и перебрался в Приднестровье. Уже после его отъезда в редакционной почте я обнаружил письмо. Старший лейтенант запаса Руслан Чижов писал, что, помня о нашем разговоре, он решил порвать с прошлым, в первую очередь для того, чтобы его родившийся сын не знал, что его отец попрошайка. Возвратился в Тирасполь - еще раз попробовать начать жизнь заново.

...Буквально на днях на Сущевском Валу я вновь увидел инвалида в камуфляжной форме. На костылях он передвигался от одной автомашины к другой, рассовывая по карманам мятые рубли. Чуть поодаль его ждал знакомый микроавтобус. За рулем был незнакомый мне мужчина в костюме. В салоне уже сидело несколько инвалидов в камуфляже.

Старший лейтенант Чижов со своим бизнесом покончил, но дело его продолжает жить...

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество