aif.ru counter
1240

Венский роман Любови Казарновской

АиФ Суббота-воскресенье № 51 21/12/2001

Ее называют "самым горячим сопрано России", "лучшей Саломеей наших дней", "танцующей оперной дивой"... После триумфального выступления на престижном Зальцбургском фестивале летом 1989 г. для Любови Казарновской началась мировая карьера, которая привела певицу на все ведущие оперные сцены.

ДО СИХ пор Казарновская чаще выступает за границей, но живет она тем не менее в Москве. Жизнь примы вписана в жесткий график, нарушить который мне удалось лишь после ее концерта в Московской консерватории. Любовь Казарновская, как и полагается звезде, опоздала на интервью почти на час. Она пришла без охраны, зато захватила с собой мужа - Роберта Росцика. И мы смогли поговорить не только об опере, но и о личном...

У моей мамы был шок...

- БЕЗ телохранителя вы ходите только в Москве?

- Мой телохранитель - муж. Это только у нас так называемые звезды дерут нос, ходят с охраной. Чтобы Доминго или Паваротти пришел на репетицию с охранником и чтобы во-о-т ТАКОЕ лицо стояло рядом и наблюдало за всем происходящим - это нонсенс! От судьбы не убежишь - "кому суждено быть повешенным, тот не утонет".

- Ваша встреча не была случайной?

- Мы познакомились очень оригинально в 1989 г. Роберт работал импресарио в одном из ведущих венских агентств, прослушивал в Москве певцов Большого, Мариинского. И в числе тех, кого отобрали в Венскую оперу, оказалась и я. Роберт объявил мне об этом, и уже некоторое время спустя мы пошли вместе обедать. Мы обсуждали театральные проблемы, были друг другу очень симпатичны, но - не более того. Работу с личными взаимоотношениями я никогда не мешаю. Когда он приехал в Петербург послушать мой голос в Мариинке, вот тут, что называется, между нами пробежала искра. Мы стали друг другу звонить. И уже после моего приезда в Австрию у нас с Робертом разыгрался бурный роман, и он сделал мне предложение. Это произошло в кафе, он расспрашивал меня о личной жизни. Предложения я не ожидала, но понимала, что наш роман начал развиваться в ту сторону, где в любви двух людей могут быть очень неожиданные вещи.

- Вы сразу дали согласие?

- Нет, я предложила ему поговорить с моими родителями. У мамы случился шок. Она начала плакать: "Как ты будешь жить без меня в другом городе, чужой стране? Неужели ты меня оставишь?" Это все было очень сложно. Родители ужасно нервничали. Несмотря на то что они демократичны и космополитичны, они все равно люди старой формации - для них уход дочери в семью к иностранцу был событием из ряда вон выходящим. Роберт тоже очень волновался - разговор надо было вести на русском языке.

- Но вы все-таки сделали удачный выбор, остановив свой взгляд на перспективном импресарио...

- Многие расценили нашу свадьбу как карьерный шаг. Хотя Роберт прекратил свою работу, как только мы поженились, и занялся организацией оперных проектов. Муж, представляющий жену, - это нечестно: во-первых, он не может представлять другие сопрано, так как невольно может отдавать приоритет своей половине, а остальные будут считать себя обиженными. А во-вторых, он не может их объективно оценивать, потому что всех придется сравнивать с женой.

- Ссоры с Робертом случаются?

- Очень редко и буквально на пять минут, не могу даже вспомнить последнюю. У меня взрывной, очень темпераментный характер, и я могу вспылить. Как правило, серьезных поводов для ссор нет. Мы очень понимаем друг друга. И глобальных разногласий - чтобы не разговаривать, разъехаться, этого не бывает.

Если бы мужчины могли рожать...

- ДЕТИ у оперных певцов - чаще исключение, чем норма?

- Когда только я поняла, что беременна, у меня не было ни капли сомнений в том, что, чего бы мне это ни стоило - разрыва контрактов, карьеры, - буду рожать. Муж был со мной согласен. Такой шанс, может быть, дается один раз в жизни.

- Ожидали мальчика?

- Роберт мечтал о девочке. Дочке, похожей на меня. Но когда родился Андрюша, муж сказал: "Боже, какое счастье, что у нас сын!"

- Вашему сыну уже 8 лет. Он понимает, что его маму знают во всем мире?

- Да. Андрей носит папину фамилию, но, когда одноклассники или педагоги спрашивают его: "Кто твоя мама?", он отвечает: "Очень хорошая певица". Мы не хотим, чтобы сын ощущал какую-то принадлежность к звездности. Он нормальный российский ребенок, который учится не в крутой, а в нормальной английской спецшколе, где просто дают классическое российское образование, такое, какое я сама здесь получала.

- Отец с сыном находят общий язык в прямом значении этого слова?

- Он иногда говорит: "У нас папочка иностранец, поэтому он не знает, я у мамочки спрошу". Андрей знает, что его папа - австриец и русский для него не родной язык. Сейчас, усиленно изучая английский, он понимает, какой это труд и чего это папе стоит. Овладеть русским языком в том качестве, как это сделал Роберт, не каждому дано.

- Второго ребенка не планируете?

- Сложно. Если бы Роберт смог забеременеть и родить, то было бы проще (смеется). Потому что он не певец. Практически выпадает год жизни - пока ты ребенка носишь, потом кормишь, бессонные ночи, когда встаешь и опять кормишь. Потом форму нужно набирать. Второй раз я на это не решусь. Хотя... хотелось бы. Двое детей - это тот минимум, который должен быть в семье.

- После концерта оперный певец устраивает себе разгрузочный день. Как его проводите вы?

- Поздно встаю, как можно дольше сплю. Валяюсь в постели.

- Насколько поздно вы однажды проснулись?..

- В три дня - это максимум. Больше организм не выдерживает. Потом выпиваю свой кофе, без него не могу. Выхожу ненадолго погулять. Читаю, смотрю телевизор. Делаю то, что хочу. Отдыхают и нервы, и эмоции. Я называю этот день спущенным, то есть я спускаю себя с тормозов.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы