101

Казенные дети

АиФ Суббота-воскресенье № 22 29/05/2001

Каждый имеет право на маму. Женщин, решившихся взять на воспитание ребятишек из детского дома, по праву можно назвать героинями. Ведь казенный детдом с его двухметровым забором, толстыми тюремными решетками на окнах и неизбежной обезличкой, как и любое другое системное, массовое учреждение, никогда не сможет дать сироте главного - родительской любви.

Ребятня Пал Палыча

Радует то, что в России еще есть люди, для которых страшный диагноз даже чужих детей не важен и никак не влияет на желание их усыновить и воспитать. Яркий пример тому - многодетная семья экс-управделами Президента России Павла Бородина. Родной ребенок в семье Бородиных только один - дочь Екатерина (теперь она уже взрослая, замужем и сама недавно стала мамой). В Якутске Бородин усыновил своего первенца - болезненного мальчика Гену, страдавшего сложной формой порока сердца. Вместе с женой Валентиной Александровной Павел Павлович кропотливо выхаживал его, Геннадий перенес несколько сложнейших операций на сердце... Но медицина оказалась бессильна: Гена умер в возрасте 21 года.

С тех пор прошло несколько лет. В семье Бородиных появилось еще четверо приемных детей. Когда старшие, Сергей и Петр, были уже взрослые, Бородины взяли из роддома 6-месячного Ваню, которого никто не хотел забирать, так как малыш в своем "солидном" возрасте весил всего 4 кг! Позже в семье появилась дочка Наташа. Валентина Александровна взяла ее из приюта. Тогда полуторагодовалая девочка умела говорить лишь одну фразу, а сейчас она вместе со сверстниками постигает азы хореографии. Никакого отставания в развитии у этих детей не наблюдается.

Да иначе и быть не могло. Ведь супруга Бородина Валентина Александровна всю жизнь занимается сиротами. В Якутии она руководила детдомами, а после переезда в Москву стала основательницей и главой благотворительного фонда "Отчий дом". Именно она стала инициатором создания первого и пока единственного в Москве пансионата семейного воспитания для детей, лишенных родителей. Да и сам Пал Палыч, будучи народным депутатом, из всех парламентских структур выбрал для себя именно Комитет по делам женщин, охраны семьи, материнства и детства. С тех пор чета опекает детские дома в Вилюйске, Якутске, а также несколько детских домов в Москве. Бородины помогают благотворительным фондам для инвалидов, бывших спортсменов и многим другим госструктурам, нуждающимся в материальной поддержке.

Губернатор сдал сына в детдом

Одним из родителей, отказавшихся от своего чада-дауна, стал губернатор Пскова Евгений Михайлов. А началась эта история летом 1989 года в Пицунде, в университетском молодежном лагере, где 25-летний Евгений познакомился со своей супругой, красавицей Еленой (тогда еще студенткой). Через три года упорных ухаживаний молодые поженились. 17 ноября 1992 года у них родился первый сын - Ярослав. А спустя 8 лет после его рождения г-н Михайлов в ходе предвыборной кампании, в рамках которой прошла псковская акция "Прикоснись к сердцу ребенка", организованная Всероссийским научным центром сердечно-сосудистой хирургии, сделает скандальное заявление:

- У меня два года назад родился сын Станислав. Он неизлечимо болен. У Стасика тяжелая болезнь сердца. Он находится в медицинском интернате, так как ему нужна постоянная медицинская помощь. Хотя помочь ему уже ничем нельзя...

Злопыхатели Михайлова тут же заволновались. Поползли слухи, будто глава Пскова таким образом нагло "косит" от переизбрания, внося в массы надуманное негативное отношение к собственной персоне, так как устал властвовать. Однако наличие больного ребенка неожиданно подтвердилось.

2 июля 1998 года в семье Михайловых действительно родился второй сын. Врачи псковского роддома сразу же заподозрили неладное, но ставить окончательный диагноз побоялись. И только специалисты психоневрологического отделении Московского научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, обследовав ребенка, вынесли страшный вердикт - болезнь Дауна.

Сразу же после этого, 1 октября 1998 года, Елена Викторовна Михайлова написала заявление об отказе от сына. Вот лишь цитата из него:

"У меня, Михайловой Е.В., родился сын Михайлов Станислав 2 июля 1998 г. В связи с подтверждением диагноза - болезнь Дауна - и тяжелым материальным положением прошу взять ребенка на гособеспечение. С мужем нахожусь в разводе, от родительских прав отказываюсь. Местонахождение мужа мне неизвестно". (Далее - подпись и вымышленный адрес.)

Первое время материнское чувство все же брало верх - Елена Викторовна регулярно навещала сына. Потом медики, сославшись на психологическую травму ребенка, посоветовали ей больше не приходить. Евгений Михайлов в доме ребенка ни разу не появился.

С тех пор в семье псковского губернатора начались страшные будни. Неизвестные люди шантажировали его по электронной почте и предлагали выкупить видеокассету, на которой запечатлен он сам, его плачущая жена, их больной ребенок и документы, проходящие по делу... Но деньги на чужом горе шантажистам сколотить так и не удалось.

Конечно, можно написать множество осуждающих статей о бессердечности известных мира сего, посмаковать их немалое финансовое состояние и даже поерничать на тему неожиданной пропажи "второй половинки" Елены Викторовны, которую псковичи в то время видели ежедневно по местному ТВ, а многие из них - и воочую. Но пусть первым бросит в эту семью камень тот, кто не задумался бы о своем решении, случись подобная беда с ним.

* * *

В Доме ребенка N17, куда якобы Михайлов отдал своего мальчика, нас встретили довольно радушно. Одна из санитарок даже призналась, что у них действительно есть мальчик-дауненок примерно трех лет, которого здесь все зовут "Маленький Будда" по первому издаваемому им с рождения звуку (кстати, буддисты называют даунов "улыбка Будды" и считают их людьми из будущего. - Прим. авт.). Но он ли тот самый наследник псковского престола, медсестра ответить затруднилась. Лишь призналась, что с момента своего появления в этих стенах мальчик носит совсем другую фамилию: "Отказным детям мы намеренно меняем фамилии, чтобы не иметь потом проблем с их родителями и полностью порвать связь с их прошлым. Ребенка-дауна вряд ли кто усыновит. За здоровыми-то детьми и то редко приходят..." А охранник, провожая меня до железных двухметровых ворот, признался:

- Вообще-то мы посторонних не пускаем. У нас сейчас карантин. Опять кто-то из детей какую-то инфекцию принес! Хотя откуда? Ведь за пределы ворот они не выходят... Но ведь болеют же все! А кто, кроме детей, сюда инфекцию занесет? К тому же дети уже давно стали живым товаром, видите решетки на окнах? Это чтобы никто не влез и не вылез. Этаж-то высокий, падать больно будет. У нас сейчас содержится около 80 детей-дошкольников, по достижении 7-летнего возраста их переводят в обычные детдома, а потом каждый из них идет по этапу. Кого-то увозят в США, а кто и в тюрьму попадает. У каждого своя судьба...

Тетя, будьте моей мамой!

В канун Дня защиты детей посещать подобные заведения особенно тягостно.Так повелось в жизни, что взрослый всегда начальник. И директор, и воспитатели в детских домах годами стоят у конвейера, по которому мчатся дети, поколение за поколением. Дети это понимают с самого рождения и постепенно привыкают к механическому ритму жизни. Вероятно, поэтому все дома ребенка, как правило, окружает мертвая тишина, а детский смех вызывает лишь удивление.

Здесь содержатся дети дошкольного возраста, которым нужен постоянный медицинский уход, социально и педагогически запущенные. У большинства детство отмечено насилием, горем и голодом. Мама Антона Кочетова сидит в тюрьме, отца нет. В год и 8 месяцев ребенок весит 8 кг, не ходит и даже не держит голову! Подобных историй здесь тысячи. Самые частые заболевания - заторможенность, отставание в развитии, отложение солей в костях, менингит, невротические реакции. В случаях тяжелой формы неврологической патологии детям прописывают лечебный массаж, занятия на водяной кровати или в "сухом бассейне", обогащающем чувственный опыт ребенка, другие процедуры. Если это не помогает, малыш попадает в детскую психиатрическую больницу. Детям-инвалидам уготована участь не лучше: из детского дома их, как правило, этапируют в Дом престарелых, а уже оттуда - в мир иной. И практически каждого детдомовца отличает от обычных детей изломанная психика. Ведь они мало чем отличаются от заключенных, рожденных за решеткой и впервые вышедших на волю.

Пройдет время, дети достигнут 18-летия, закончат школу или профтехучилище и будут вышвырнуты на улицу - без жилья, рабочего места и средств существования, ведь они абсолютно не подготовлены к взрослой жизни. Чтобы этого не произошло, в московском детском доме N 19 в качестве эксперимента в 1994 году была введена самая гибкая система воспитания брошенных детей - "патронатная мама". Их в Москве сейчас около 50. Суть "патроната" такова: беспризорный или лишенный родителей ребенок отдается в семью на воспитание до достижения им 18-летнего возраста. Но не усыновляется (следовательно, право получения однокомнатной квартиры по достижении совершеннолетия остается за ребенком). При этом государством ежемесячно экономится более 1 тыс. рублей (на каждого ребенка в детском доме тратится примерно 3461 руб. в месяц), а "патрон" получает зарплату воспитателя - от 450 до 720 руб. в месяц. Плюс 1800 руб. - пособие на ребенка. Причем "патронат" возможен даже в неполной семье. Если, конечно, будущая мама сможет пройти несколько отборочных туров, среди которых - ролевые игры и различные психологические тренинги.

Наша справка

Первые специальные дома-интернаты для детей-эмигрантов из разных стран мира возникли в начале ХХ века в Польше и Германии.

18 сентября 1929 года первый российский интернат под названием "Красный день", находящийся в Подмосковье, принял первых 50 воспитанников.

После войны в российских детских домах воспитывалось 680 тыс. сирот. Сегодня в России - 720 тыс. детей-сирот и брошенных на произвол судьбы живыми родителями.

Страшная статистика

Всего в России 368 детских домов семейного типа (7 из них - в Москве), в которых воспитывается по 5 и более детей. Всего около 2,5 тыс. на 720 тыс. детей, находящихся в казенных детдомах. Ежегодно к этому числу прибавляется 100 тыс. новых сирот.

Самый большой процент всех суицидников - сироты (самоубийством кончают жизнь около 10% выходцев из детского дома), 40% детей-сирот попадают впоследствии в преступный мир, еще 40% тонут в алкоголе и лишь 10% как-то устраиваются в жизни.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество