80

Генерал - мотор

АиФ Суббота-воскресенье № 6 06/02/2001

ШАРЛЬ Андре Жозеф Мари де Голль родился 22 ноября 1890 года. Его отец, дворянин старинного рода, воспитывал сыновей - Ксавье, Шарля, Жака, Пьера - и дочь Луизу в патриотических и монархистских традициях. С самого раннего детства перед Шарлем не стоял вопрос выбора карьеры - конечно, только армия! Уже тогда в его характере стали проступать авторитарность, высокомерие и какая-то маниакальная вера в величие собственной судьбы. Эти черты, безусловно, осложнили его жизнь, но без них он не стал бы тем, кем стал - героем двух мировых войн, вершителем судеб послевоенной Европы, президентом Французской Республики...

В 1910 году де Голль - курсант военного училища Сен-Сир, или попросту "сирар". На построениях его место в первом ряду первого взвода на правом фланге: рост Шарля - почти два метра. Прозвище - Сирано. Какую еще кличку может получить курсант-первогодок, да еще с таким носом, как у Шарля, да еще во Франции! Сен-Сир он заканчивает 13-м по успеваемости, оставив позади двести с лишним юных младших лейтенантов.

В 1912 году де Голль получает назначение в аррасский 33-й полк. С этого момента в его жизни наступает полоса любопытнейших пересечений с людьми, которые позднее серьезно повлияют на его судьбу и мировоззрение. Например, аррасским полком командует полковник Филипп Петен, будущий друг и покровитель Шарля, будущий крестный отец его детей. Он же будущий руководитель коллаборационистского правительства Виши, будущий предатель Франции и будущий смертельный враг де Голля...

На войне как на войне

В АВГУСТЕ 1914 года Шарль де Голль уже лейтенант, командир взвода. 22 февраля 1916 года в кровавой рукопашной схватке под Верденом капитан де Голль, командир роты, тяжело ранен штыком в бедро. Он брошен своими без сознания, пленен немцами. Пять попыток побега, одна из них - вместе с летчиком Роланом Гарро. Тем самым, в честь которого много лет спустя будет назван открытый чемпионат Франции по теннису. И пять неудач...

Место нового заключения для непримиримого "бегуна" - крепость Ингольштадт. На этот раз судьба сводит де Голля с русским товарищем по несчастью, поручиком Михаилом Тухачевским. Они много беседуют, француз учит будущего героя Гражданской войны, будущего усмирителя антоновского крестьянского восстания, будущего теоретика танковых войск и будущего "германского шпиона" своему языку. Друзья еще встретятся на поле боя. Правда, воевать они будут по разные линии фронта.

После возвращения из плена де Голль, кавалер ордена Почетного легиона (подпись на приказе о представлении к награде - "Ф. Петен"), скажет: "Война - это ужасно, но мир, надо признать, это так скучно". В 1919 году он завербуется в польскую армию, получит звание майора (тоже польского, во Франции он все еще капитан) и батальон пехоты. Во время провалившегося наступления войск Тухачевского на Варшаву солдаты де Голля дрались с красной кавалерией Семена Буденного. На Волыни де Голль командует смешанным пехотно-броневым отрядом и заболевает танками на всю жизнь.

Танкист

ЕДИНСТВЕННЫЙ вывод, который сделали французские военные из опыта Первой мировой войны, - что следующая война тоже будет позиционной. Границу должна защитить "линия Мажино" - комплекс долговременных оборонительных сооружений на границе с Германией стоимостью 3,5 миллиарда франков.

У де Голля, как всегда, было на этот счет особое мнение. С французской военной доктриной он в корне не согласен и считает, что новая война будет войной высокомобильных бронетанковых соединений. Кто этого не поймет - тот проиграет. Но генералов не интересует мнение какого-то там капитана, к тому же известного своим строптивым характером. Не зря же по окончании Высшей военной школы де Голль получил следующую характеристику: "Его бесспорные высокие качества снижаются чрезмерной самоуверенностью, его нетерпимостью к мнениям других, его позой короля в изгнании". В справедливости этих слов де Голль еще будет иметь возможность убедиться...

Но де Голль не сдается. Он меняет шпагу на перо и пишет книгу "За профессиональную армию", в которой доказывает необходимость танковых войск. На родине книгу не заметили, зато с любопытством прочли в другом месте. "Я неоднократно перечитывал книгу де Голля о возможности ведения боя моторизованными соединениями, - говорил Гитлер после победы над Францией, - и многое из нее почерпнул".

В 1938 году де Голля наконец-то услышали. Он получил полковничьи нашивки и назначение командиром танкового полка в Меце. "Полковник Мотор" - так зовут де Голля подчиненные, которых он гоняет в хвост и в гриву. Он понимает, что на войне учиться будет поздно.

Как и предсказывал де Голль, немцы не стали штурмовать "линию Мажино" в лоб.

17 мая 1940 года полковник Шарль де Голль, командир 4-й кирасирской (танковой) дивизии, контратакует наступающие части вермахта севернее Реймса, чтобы спасти от окончательного разгрома остатки 6-й армии. Французские танки отбрасывают немцев на 20 километров и бьют во фланг танковой группы Хайнца Гудериана. Еще одно удивительное пересечение: Гудериан, будущий командующий 2-й танковой армией, чуть не взявшей Москву, и будущий начальник генштаба сухопутных войск Германии, по сути, единомышленник де Голля. Он тоже "литератор", его труд "Внимание, танки!" - своеобразный аналог книги "За профессиональную армию". Кстати, Тухачевского, который в начале 30-х годов учил его в школе для немецких танкистов под Казанью, Гудериан тоже знает.

...Танки де Голля не дошли всего пары километров до КП Гудериана.

Политик

ПОКА французская оборона еще держится, "полковник Мотор" становится генералом, поднимается от командира дивизии до помощника военного министра. Правда, руководство страны далее сопротивляться не намерено. Правительство пало, новое формирует старый знакомый, маршал Петен. На английском самолете де Голль покидает родину - за несколько часов до того, как новая власть прикажет арестовать его. Вскоре суд Виши приговорит де Голля к смертной казни и конфискации имущества. Так кончается карьера офицера и начинается карьера политика.

Он организовывает и возглавляет движение "Свободная Франция", вокруг которого сложится костяк нового правительства.

Из всех лидеров союзников де Голля безоговорочно поддержал один Сталин. Черчилль относился к нему с недоверием, а Рузвельт попросту терпеть не мог. "Может быть, он и честный человек, но одержим манией мессианского комплекса", - писал президент США. Кстати, именно американские союзники попортили де Голлю немало крови. После высадки англоамериканцев в Алжире они предпочли иметь дело с вишистами, а не со "свободными французами". "Все это некрасиво, - писал де Голль, - через некоторое время мы останемся единственной чистоплотной организацией".

Невероятно, но честность в таком достаточно грязном деле, как политика, на этот раз окупилась. Рузвельт приобрел Алжир, но потерял Францию. А де Голль, командуя двумя дивизиями, Францию приобрел. 14 июня 1944 года на борту эсминца "Комбаттант" он прибыл на родину. Первый город, признавший его власть, - древний Байё. К этому моменту в армии, на флоте и в авиации у де Голля уже 300 тысяч человек. 25 августа в Париж вступает французская танковая дивизия генерала Леклерка. Де Голль становится главой правительства.

Президент

ПАРАДОКСАЛЬНО, но демократию во Франции спас человек с замашками диктатора. Отвращение к парламентаризму де Голль приобрел еще в 1940 году, когда Национальное собрание пошло на предательское сотрудничество с оккупантами. С тех пор генерал неоднократно повторял: "Совещаться можно многим. Действовать надо одному".

В тот раз де Голль продержался у власти недолго. Вместе с освободителями в страну вернулся монопольный режим партий. "Я его не одобряю, - сказал генерал, - но, если только не пойти на установление силовой диктатуры, у меня нет средств помешать происходящему. Поэтому мне надо уйти". И ушел.

Он вернется в большую политику после мятежа в Алжире, когда страна разваливалась на глазах, когда даже самые демократически настроенные французы затосковали по твердой руке. Руку они получили - де Голль переписал конституцию "под себя" и стал президентом. "Роль президента, - говорил де Голль, - должна носить монархический характер". К основному закону страны он тоже не питал особого пиетета: "Мы знаем, чего стоят все эти конституции! У нас их было семнадцать за 150 лет, и природа вещей оказалась сильнее конституционных текстов".

Еще 10 лет президентства, 1968 год. На улицах Парижа студенты требуют отставки де Голля, его обвиняют в диктаторстве. Длинноволосых юнцов, швыряющих в полицию булыжниками, еще можно пережить - но судьба наносит де Голлю удар с другой стороны.

Гордость де Голля - стабильный французский франк. Но в ноябре разразился "денежный путч" - за несколько дней из страны в иностранные банки уплыл эквивалент 800 миллионов долларов. Президент в бешенстве. Он выступает по радио с заявлением, что франк не будет девальвирован, несмотря ни на что!

"Мне надо уходить с достоинством, - говорит он, - я должен остаться безупречным образцом. Это надо для истории... Французам стоит только сказать об этом. Я не задержусь ни на один день".

И французы сказали: 12 миллионов, большая часть избирателей, на референдуме высказались за отставку президента. Де Голль мог бы отменить референдум, но не стал этого делать. Не пристало боевому генералу, ходившему в танковые атаки на немцев, прятаться от собственного народа. Он пошел в наступление без уверенности в победе и проиграл. "Поза короля в изгнании" - в очередной раз аукнулась фраза из характеристики 1924 года.

...9 ноября 1970 года. Генерал в ожидании вечерних новостей садится за карточный столик перед телевизором. Раскладывает пасьянс, чтобы скоротать время. Неожиданно его пронзает боль в спине, он теряет сознание. Прибывший по вызову врач констатирует разрыв аорты. Так умер человек, оставивший в наследство французам Пятую республику, ядерное оружие и статус великой европейской державы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах