aif.ru counter
06.03.2001 00:00
21

Самоубийца специального назначения

АиФ Суббота-воскресенье № 10 06/03/2001

К своему 40-летию Андрей ХОРЫШЕВ - он же режиссер культового фильма "Научная секция пилотов" и артист кино Андрей И. - пришел с 20-летним стажем подводных съемок, двумя полнометражными художественными фильмами, после просмотра которых понимаешь: Хорышев - экстремал во всем.

ЭТО он придумал "Теле-спецназ". А передача "Перехват" с ведущим Николаем Фоменко на НТВ от первого до последнего кадра продумана и реализована им как режиссером. Хотя бы раз в месяц он летает в Чечню, чтобы привезти оттуда новый материал, рассказывающий о тяжелой работе наших ребят на войне. Если у него выпадают выходные, он едет в Подмосковье покататься на снегоходах или кроссовых мотоциклах. Он не может без адреналина, как и адреналин не может без него.

Из глубин - под небеса

- КАК пришел в кино? Из детства. Еще тогда мечтал стать кинорежиссером, но так сложилось, что почти десять лет я отдал Северному флоту, где меня учили выживать ради того, чтобы выполнить приказ. Я уже тогда взял в руки камеру и что-то пытался делать, но армия есть армия и, дослужившись до звания капитана третьего ранга, что соответствует званию майора в Вооруженных силах России, ушел. Куда? Сюда. В кино, на телевидение, в создание антикриминальных проектов. Проектов, которые бы показывали телезрителям то, что скрыто от их глаз где-то под асфальтовой толщей, глубоко под землей или водой. Я больше 20 лет занимаюсь погружениями под воду. Из-за подъема с глубины в экстремальном режиме получил очень тяжелую баротравму - разрыв среднего уха. Два месяца по приезде в Москву лежал в госпитале, чуть глухим, блин, не остался. Представляешь, режиссер - да еще глухой... Фишка! Зато когда уже с травмой сидел на берегу, познакомился с ребятами из местного клуба парапланеризма "Черная пирамида", и они предложили нам совершить спуск на парапланах в тандеме с инструкторами. Я стал смеяться, что, мол, нам няньки не нужны, у меня ведь почти сотня прыжков с парашютом за плечами, но когда попробовал, сам понял, что во время съемок летать сподручнее с инструктором. Уж больно много факторов, от которых зависит качество полета, и всегда нужно быть начеку, ведь под ногами не песочек, а самые что ни на есть настоящие горы с острыми камнями, режущими подошву ботинка, как масло. Это ли не мечта экстремала?

С вертолетом у меня отношения прекрасные. Последний раз с вертолета снимал "Байк-шоу" в 1999 году. Во-первых, чувствуешь себя птицей, а во-вторых, не каждый день можно снимать с вертолета. Тем более в таких условиях, когда тебя привязывают на парашютных стропах под брюхо вертолета или когда ты свисаешь на ремнях из кабины. А самое главное - тебя слушается во всем пилот: как ему скажешь, так он и летит. Это не адреналин, это наслаждение.

Мое оружие - видеокамера

КОГДА идет выброс адреналина? Когда впрыгиваешь вместе с бойцами в квартиру, где засел вооруженный преступник. Ребята вооружены автоматами, а твое оружие - видеокамера. Пистолет? Я предпочитаю схватку в рукопашном бою. Во-первых, чрезвычайно честно, а во-вторых, у меня просыпается азарт охотника.

Лежа под поездом? Конечно, снимал. В этом виде съемок самое главное - психологическое состояние человека, а не "физика". И потому для тренированного оператора это вроде как сходить пописать.

Другое дело - снимать на движущемся на огромной скорости товарном составе, перепрыгивая с вагона на вагон, да еще в темноте. Под ногами тьма, пропасть, которая движется, а над головой - свистящие провода.

Когда мы снимали фильм о кражах на железной дороге, много общались с машинистами. Например, я с удивлением узнал, что если локомотив сбивает человека и не затягивает его под поезд, где превращает тело в фарш, то его находят совершенно голым, даже без нижнего белья. Что касается самого травматического вида съемок - это фиксация действий каскадеров. Особенно если он работает в автомобиле или вне его, как это было на программе "Перехват", которую мы делали вместе с Николаем Фоменко и Девидом Гамбургом. Причем съемка для этой передачи велась с выдвижных лонжеронов. Они выносили привязанного к креслу оператора на 2-3 метра, а при необходимости поднимали его над автомобилем или опускали к самому асфальту. Даже суперпрофессиональные водители не выдерживали нагрузок, теряя контроль за постоянно меняющимися габаритами машины. Иногда мы сносили столбы освещения, а операторы выбрасывали расколотые шлемы по 5 раз на дню. Я тоже снимал "Перехват", но травмы, к счастью, были минимальные - два-три синяка и разбитые о дуги безопасности губы. Как расслабляемся после съемок? Каждый по-своему. Но общее увлечение группы - девушки и немного алкоголя. Что касается меня, то я еще люблю пожевать ядреный табачок, чтобы прочистить мозги от нагара.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество