aif.ru counter
12.01.2000 00:00
794

Легендарный сыщик Владимир ЧВАНОВ:"Я внедрялся в банду. Как Шарапов"

АиФ Разбор № 1 12/01/2000

Кто ж не знает Шерлока Холмса, комиссара Мегрэ, Эркюля Пуаро, не говоря уж о доблестных Шарапове и Жеглове. Жаль, все они лишь литературные и кинематографические герои. Настоящие сыщики предпочитают лишний раз "не светиться". Но сегодня нам повезло: в гостях у "АиФ. Разбора" легендарный сыщик Владимир Федорович Чванов, всю свою жизнь посвятивший уголовному розыску - сначала в МУРе, а потом и в ГУУРе МВД. Он и сейчас, несмотря на пенсионный возраст, находится на розыскной работе. К нему даже приезжали перенимать опыт из криминальной полиции Австралии. А братья Вайнеры, придумывая Шарапова, помнили и о Чванове. Кстати, наш собеседник и сам в редкие свободные часы пишет детективы, и у него набралось уже восемь книг.

- Говорят, это вы стали прототипом Шарапова из фильма "Место встречи изменить нельзя". Выходит, разгром банды "Черная кошка" в послевоенной Москве - ваших рук дело?

- Наверное, я вас разочарую, но такой банды на самом деле не было. "Черная кошка" - собирательный фольклорный образ.

- Тем не менее какие эпизоды фильма наиболее похожи на эпизоды вашей жизни?

- Например, внедрение Шарапова в банду. В моей работе тоже такое было. Но без жуткого финала, как в кино (когда Жеглов убивает одного из бандитов).

- Расскажите подробнее о таком рискованном вашем опыте.

- Честно говоря, мне не хочется об этом вспоминать. Слишком страшная была история. Банда совершала убийства, и потерпевшие до сих пор стоят у меня перед глазами.

Я вообще не понимаю, почему у средств массовой информации такой нездоровый интерес к криминальной стороне жизни. По-моему, газеты, телевидение должны нравственно выпрямлять человека, а на деле происходит обратное. Меня приглашают на радио, на ТВ и всегда просят рассказать что-то пострашнее. Зачем?.. Ведь так мы приучаем людей к жестокости и обесцениванию человеческой жизни. И более того - показываем механизм совершения преступления. Открыл я как-то один журнал. Там подробно пишут, куда надо класть взрывчатку, чтобы подорвать мост. Как сделать из шариковой ручки огнестрельное оружие. Как лучше угнать машину и какую, чтобы выгодно ее продать. Что делать, если вы купили краденую машину. Совершенно забывая о том, что еще есть хозяин машины, у которого ее угнали, который на нее деньги копил.

Средства массовой информации стараются укусить милицию за промахи. Жизнь есть жизнь, и ошибки, к огорчению, бывают, но это не система. Газеты смакуют нераскрытые преступления, а о раскрытых говорят редко. И создается ощущение, что милиция мало что делает. О работниках милиции, погибших при исполнении, вообще пишут 2-3 строчки.

- Но если сыщики сами не будут ничего рассказывать о преступлениях, то люди никогда не смогут представить всю важность их работы и так и будут продолжать ворчать на милицию.

- Ну хорошо. Я приведу в пример два дела, которыми мне пришлось заниматься в самом начале моей работы в уголовном розыске еще во время войны. И благодаря которым я по-настоящему осознал важность своей профессии: понял, кого защищаю и от кого. Самым первым моим делом было раскрытие кражи. Обворовали квартиру женщины - кондуктора трамвая. И украли с гвоздя на стенке зимнее пальто. По тем временам это была очень большая потеря. Через полтора месяца мы пальто нашли и ей отдали. Она заплакала. Я спросил: "Чего плачешь, вещи-то вернули?" А она и говорит: "Я плачу от радости: как хорошо, что вы обо мне не забыли!"

У другой женщины украли сумку и вместе с ней продуктовые карточки на целый месяц. А у нее двое детей, муж на фронте. От горя она повесилась, но ее успели вытащить из петли. Я догадывался, кто украл сумку. Хотя улик и не было. Поймал этого жулика и долго ему объяснял, на кого у него рука поднялась. Наконец он повел меня к сугробу. Пнул в него ногой и вытащил спичечный коробок с карточками.

- А как вам показалась ваша работа в самые первые дни в милиции? До этого вы ведь с криминалом так близко не сталкивались...

- В мой первый день работы произошло ЧП: двое рецидивистов сбежали из отделения, пропилив решетку. А кроме меня, в тот момент из уголовного розыска на месте никого не было. Надо было что-то делать. Я знал, что у одного из преступников в Москве живет мать. И подумал, что наверняка он пойдет к матери попрощаться. Прихожу по нужному адресу. Он там сидит, водку пьет. Здоровый такой мужик. Когда я вошел, он стукнул меня фомкой по голове. Но поскольку я боксом занимался, то дал ему сдачи, связал его и притащил в отделение. Начальник уголовного розыска в этот же день мне объявил, что мой испытательный срок кончился, и мне выдали оружие. Хотя вообще-то всем выдавали только через полгода.

- Какое самое серьезное дело вам пришлось раскрывать?

- В начале шестидесятых в Свердловске преступники зверски убили семерых человек - старосту синагоги и его родственников. Версий было много, но напасть на след убийц сыщики все никак не могли. Прибыла бригада из Москвы. Это была вторая большая командировка работников МУРа в другой город. Ее возглавлял замначальника МУРа полковник милиции Благовидов. Также в бригаду вошли сотрудники Иванников, Кревенко, Бошаров, Терентьев и другие, в том числе и я. В уголовном деле меня поразило одно обстоятельство - никто из погибших не оказал сопротивления. Я выдвинул версию - скорее всего это произошло потому, что преступники вошли в дом как официальные лица, имеющие на это право. Так и оказалось: убийцами были четверо дружинников (ранее судимых, попавших в дружину без должной проверки).

Другое нашумевшее дело, которым я занимался, - дело Ионесяна, который называл себя сотрудником Мосгаза и совершал квартирные кражи, убивая женщин и детей. И он же убил топориком женщину в Марьиной роще (а именно в этом районе находилось наше отделение). Среди похищенного им был большой телевизор "Темп". Вычислил я преступника так. Ясно было, что в руках он телевизор не потащит, ему понадобится машина. Легковую поймать на той улице было непросто: они ходили редко. Зато грузовики - часто, так как поблизости много заводов. Стали опрашивать водителей в автохозяйствах, не подвозил ли кто из них мужчину с телевизором. Оказалось, что один действительно подвозил - до Трифоновской улицы. В районе Трифоновской мы задержали сожительницу Ионесяна и нашли телевизор. А самого преступника поймали уже в Казани.

Бывает ли, что ниточку, ведущую к раскрытию преступлений, сыщики обнаруживают cовершенно случайно?

В пору моей работы в МУРе, на Петровке, однажды так и случилось. Я ходил на работу переулками и обратил внимание, что на окне первого этажа одного дома стоит шахматная фигура. На следующий день она сменилась другой. Через день - третьей. Потом комбинация повторилась. Это меня заинтересовало. Мы провели проверочную оперативно-розыскную работу. В результате обезвредили воровскую группу: раскрыли большое количество квартирных краж и вернули много похищенных вещей и ценностей потерпевшим. Фигуры на окне были зашифрованной информацией о месте, времени и цели встреч преступников.

- Да, работа в уголовном розыске полна неожиданностей. Интересно, какой процент людей способен стать классным сыскарем?

- О процентах говорить сложно, но классными сыщиками становятся немногие. Мне повезло, что моими учителями были опытные работники, и я вспоминаю их с благодарностью: и начальника районного уголовного розыска Скрипку, и начальника МУРа Урусова, а также Тыльнера, Дегтярева, Бекина, Брагилевского...

Работа сыщика - это предупреждение преступлений, каждое из которых совершенно не похоже на другое, это преступники с разнообразными характерами, к которым надо найти подход. Нужно быстро перестраиваться, нужно заставить человека говорить правду и т. д. Для этого необходим опыт. Из-за текучки его не всегда хватает. В начале девяностых при министре Федорчуке из органов были уволены тысячи профессиональных работников. В результате из-за кадровой чехарды в милиции страдает население.

- А что сегодня происходит с преступностью?

- О ней говорит статистика. Если в СССР совершали более 700 тысяч преступлений в год, то в современной России - более 2 миллионов. По радио и телевидению мы слышим сплошное рычание: терроризм, взрывы, рэкет, грабежи, разбои, жертвы, трупы, морги...

- Изменились ли как-то преступления традиционные - скажем, кражи?

- Кражи сегодня часто совершают таким образом. Звонок в дверь. На пороге стоят две женщины: "Мы из организации по оказанию такой-то помощи". Их впускают. Пока одна занимается "оформлением документов на помощь", другая ходит по квартире, забирая ценности и деньги. Участились ограбления в лифтах. Угрожают ножом или газовым пистолетом.

- Еще что-то изменилось в последнее время во взаимоотношениях общества и преступников?

- Сейчас неопытному сотруднику милиции легко поддаться порыву: раз преступники - источник несчастий, значит, с ними миндальничать нечего. И для их изобличения все средства хороши. Раньше со стороны общества, милиции к ним было, как ни странно, больше внимания. Для нас всегда важно было понять, что толкнуло человека на преступление, и бороться с этим "что-то". Ведь рождается-то он неиспорченным. Считаю, что сегодня основные причины вала преступности - социальные. Безработица, в частности. Сейчас и обычному человеку трудоустроиться сложно, а судимого на работу тем более никто не возьмет. И потому, что он с темным прошлым, и потому, что у него зачастую нет элементарной профподготовки. А были времена, когда всем осужденным в колониях давали специальность, а также существовали комиссии по трудоустройству их на заводы после освобождения.

Что нужно освободившемуся из заключения? Ему нужен дом, семья, жена верная, работа и, как говорят судимые, счастья маленько. Помню рецидивистов, имевших по 3-4 судимости за кражи, грабежи, разбои. После освобождения они приходили ко мне: "Дядя Володь, меня жена к себе не прописывает, жить негде". И мы устраивали его в общежитие, устраивали на работу... И нормально все было. А иначе он вернулся бы в уголовную среду, потому что есть хочет. Некоторые мои подопечные до сих пор меня поздравляют с праздниками. Бывает, что я сам его забыл, а он меня помнит.

- Насколько я могу предположить, преступнику порвать с преступной средой не так-то легко. Его попросту могут не отпустить. Вспомним хотя бы кинофильм "Калина красная".

- Нелегко, но можно. Был такой жулик по кличке Мамона. После двух судимостей решил завязать. Встретился со своими старыми дружками. Они ему: давай, мол, к делам присоединяйся. А он им: "Ребята, пока я сидел, у меня ребенок родился, я его еще толком и не видел. Так что отпустите меня к семье". Они посовещались и разрешили ему уйти. При условии, что он о них никому ничего не скажет.

- Вы говорили о социальных причинах преступности. Но если социальные вопросы решить, преступность же все равно не исчезнет...

- Впереди любого закона должны стоять честь, совесть и порядочность. Вот если мы сделаем человека таким, тогда...

- Но это звучит слишком утопично.

- Да нет. Слишком многое зависит от воспитания. Приведу пример. Как-то я занимался делом по взяточничеству в Плехановском институте. Выяснить, кому, сколько и за что платили, удалось так. В том году в институт поступил сын директора одной из средних школ в Грузии. В директорской семье было двое детей: дочь-отличница и сын-двоечник. Но отец подделал сыну аттестат, вписав туда оценки дочери. Я посмотрел вступительное сочинение этого парня - ни одной ошибки, отличное содержание, да еще и цитата из Белинского дословно приведена. Я его вызвал и сказал, что якобы о нем есть информация: он с друзьями сбил на машине человека. Он закричал: "Не было такого!" - "Что ж, пиши объяснение". И в объяснении он налепил ошибку на ошибке. Тогда я спросил и про Белинского: как это он так точно длинную цитату запомнил? И представляете, что он ответил? "Это, - говорит, - друг моего отца, он к нам в гости приезжал и часто повторял эту фразу, я и запомнил". Когда я показал ему энциклопедический словарь с датами рождения и смерти Белинского, парень "раскололся". И рассказал о системе взяток в вузе. Так вот, возвращаясь к вопросу совести, как мог отец, подделав аттестат, сослужить сыну такую медвежью услугу?!

- Совесть совести рознь. В воровской среде свои законы чести. Вы наверняка сталкивались с ними.

- У карманников, например, существовала такая проверка на честность. Один тащил деньги у своего знакомого (чтобы точно знать, какую сумму вытащил) и передавал своему напарнику - это называлось "сделать пропуль". Напарник с деньгами должен был исчезнуть, а в назначенном месте деньги первому карманнику отдать. Но напарник не знал, что деньги уже посчитаны, и горе ему, если он не возвращал всю сумму целиком.

- Как, по-вашему, эффективно бороться с преступностью?

- Однажды я получил письмо от одесских рецидивистов из заключения. Они написали программу ликвидации преступности в стране. В частности: "Преступления в большинстве случаев совершают необразованные, невежественные люди. Внимательно изучив личность преступника, специальная комиссия (авторитетная) должна назначить ему, сколько лет учиться".

Но главное, что сегодня, на мой взгляд, усугубляет преступность, - индустрия нравственного разложения человека. К его услугам и алкоголь, и наркотики, и проститутки, и порнопродукция. И кино про убийства - с удавками, полиэтиленовыми пакетами, утюгами, паяльниками. Список можно продолжать и продолжать. И все его составляющие приводят к печальному результату - искажению в человеке гуманных основ.

Проблему борьбы с преступностью надо решать умело и не скупясь на государственном уровне. А не путем абстрактных лозунгов: активизировать, усилить, обратить внимание. Копеечные меры дорого обходятся.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество