aif.ru counter
94

Муфтий Кадыров:"С Путиным МНЕ ПО ПУТИ"

АиФ Разбор № 4 23/02/2000

Если дела в Чечне пойдут так, как это планируют в Кремле, то, возможно, следующим светским руководителем этой республики станет ее нынешний духовный лидер муфтий Чечни Ахмед Хаджи КАДЫРОВ. В первую чеченскую войну он с оружием в руках воевал против российских войск. Но почти сразу после ее завершения понял, что законно избранный президент Аслан Масхадов не может или не хочет избавить Чечню от бандитов, захвативших в Грозном власть. С этим муфтий Кадыров смириться не мог и в результате превратился в злейшего врага и президента Масхадова, и всех его бригадных и дивизионных генералов.

СНАЧАЛА января он, по сведениям, несколько раз встречался с Владимиром Путиным, и, говорят, они понравились друг другу. На днях муфтий дал эксклюзивное интервью корреспонденту газеты "Разбор" Дмитрию МАКАРОВУ.

- Ахмед Хаджи, вот уже чуть не месяц прошел как Грозный взят и зачищен. А войне все конца краю не видно.

- Взятие Грозного - это еще не финал войны. Хотя военные и говорят, что была проведена специальная операция, чтобы выманить боевиков и уничтожить, но уничтожили далеко не всех. По зарубежным телеканалам наглядно показали, что операция российских войск под кодовым названием "Охота на волков" по выманиванию боевиков из Грозного и их уничтожению удалась далеко не полностью. Значительная часть "волков" все же прорвалась в горы, откуда постарается уйти из республики. Все они, конечно, не уйдут: чтобы куда-то уйти, нужно иметь деньги, а на всех денег не хватит. Атаманы (я не могу назвать их командирами) дадут своим боевикам копейки, и только на то, чтобы те оторвались от преследующих российских войск.

- Означают ли ваши слова, что чеченские "атаманы" подкупают российских офицеров и генералов?

- Так было и в прошлую войну, и в нынешнюю.

- Как получилось, что ваххабиты получили в Чечне такую колоссальную власть?

- Ряд арабских фондов вложил в это дело миллионы долларов. В Чечню понаехала куча арабов, и через них шли эти деньги. Был, например, саудовец, которого звали Абу Омар и который содержал в республике все шариатские суды. Об этом прекрасно знали и Масхадов, и Басаев. Абу Омар платил зарплату судьям, покупал для них оргтехнику, автомашины. Могли ли чеченцы хоть на минуту поверить в справедливость такого суда?

Кроме того, ваххабиты развязали против неваххабитов настоящий террор и с его помощью фактически захватили в республике власть. Тех, кто их не поддерживал, они обвиняли в связях с ФСБ, но сами они придерживались чисто большевистского лозунга "Кто не с нами, тот против нас". И тех, кто не соглашался с ними, ваххабиты потихоньку, по одному уничтожали. Взорвали генерала Шадида Баргишева, ярого противника ваххабизма Лечо Хултыгова и многих-многих других. Меня самого пытались взорвать трижды, но по чистой случайности я остался жив. Стоило Масхадову заявить, что "в Чечне нет места ваххабизму", как попытались взорвать и Масхадова. Убили двух его охранников. И сразу же Аслан Алиевич поменял свои убеждения. А ваххабиты между тем развязали против чеченцев и других "неваххабитских" народов настоящую войну. Убивали, хватали в заложники, отрубали пальцы и головы - все это дело их рук. И все свои преступления они творили под прикрытием Масхадова.

- Сейчас можно услышать утверждения, что вся нынешняя война, начиная с вторжения чеченских ваххабитов в Дагестан, была спровоцирована российскими спецслужбами.

- Вполне допускаю это, потому что Басаев и его сподвижники откровенно действовали против интересов Чечни. Напялив на себя личину ваххабитов, они вторглись в Ботлихский и Цумадинский районы, чьи жители наиболее близки к нам по религии, объявив их жителям джихад - священную войну, что в принципе является преступлением, потому что мусульманин мусульманину джихад объявить не может. Как духовный глава чеченских мусульман я требовал прекратить вторжение, призывал немедленно вернуть домой чеченцев, воюющих там. Но ни Масхадов, ни Басаев меня не послушали, и с тех пор между нами пошло открытое противостояние.

Убежден, что российские спецслужбы могли и должны были "шлепнуть" Басаева в горах Дагестана. Для этого там были все условия - открытая безлесная местность, на которой их можно было полностью уничтожить. Но даже в самом названии операции российских войск по борьбе с бандой террористов - "Подкова" - содержался ее тайный замысел: не окружить и уничтожить, а вытеснить обратно на территорию Чечни.

Из Дагестана Шамиль вернулся в сопровождении российских вертолетов, чтобы, не дай Бог, с ним ничего не случилось и был бы повод начать в Чечне контртеррористическую операцию. Значит, эта война нужна была заинтересованным лицам в Москве. Исполнителями их замысла стали купленные за деньги Шамиль Басаев и Арби Бараев, а покрывал их Масхадов.

- Сейчас почти в каждом крупном российском городе есть чеченская община. Какая-то часть чеченцев образует организованные преступные группировки. Что, по вашему мнению, станет с чеченской преступностью в России после войны?

- Я думаю, подавляющее большинство чеченцев вернется домой. Уехали они не от хорошей жизни. Их заставил бежать террор, развязанный ваххабитами. Настоящие же бандиты, живущие ныне в России, после уничтожения в Чечне их баз вынуждены будут свернуть свою деятельность, так как не будет более "свободных" от милиции и ФСБ мест, куда раньше можно было сплавлять заложников, пополнять запасы оружия и где отсиживаться в случае преследования. Если силовые структуры в Чечне - МВД, ФСБ и армия - будут работать с головой, криминогенная обстановка на всей территории России после завершения военных операций обязательно нормализуется.

Правоохранительным органам нужно только твердо помнить, что Чечня - маленькая республика. Несправедливость, допущенная в отношении даже одного человека, сразу вызывает большой резонанс. Очень хорошо, что Дума приняла закон об амнистии в отношении участников чеченской войны, но уже сейчас правоохранительные органы начинают их "дергать". А если в одном районе кого-то несправедливо забрали, то в другом районе его родственники возьмутся за оружие и уйдут в партизаны. А их близкие, оставшиеся дома, естественно, будут кормить, одевать, скрывать тех, кто подался в горы, и вот тогда возникнет настоящая опасность широкомасштабной партизанской войны. Поэтому закон об амнистии обязательно должен распространяться на всех, кто не замешан в тяжких преступлениях.

- Хотели бы вы сами стать президентом Чечни?

- Совсем не хотел бы. Первый человек в государстве, пусть даже небольшом, себе не принадлежит. Он должен всего себя отдавать этому делу, и нормальный человек никогда не будет стараться стать первым лицом. Но сейчас Чечня переживает исключительно тяжкий период. Цвет чеченской нации был выбит сначала в период раскулачивания в 1933-1936 гг., потом - в 1944 г., депортация, в 1994 г. -война, в 99-м - новая война. Я думаю, во многом это произошло потому, что у чеченцев на протяжении, может быть, всей истории не было достойных лидеров. Не мне судить, смогу ли стать таким лидером я, но, если народ поддержит меня, от власти отказываться не стану.

-Вы много раз встречались с Путиным, вероятно, имеете о нем свое мнение. Скажите, сможет ли он, по-вашему, решить чеченский конфликт?

- Мне он показался человеком очень независимым, могущим самостоятельно принять решение. На мой взгляд, это главнейшая черта для руководителя такого ранга. Ведь ему много что шепчут на ухо, иногда сознательно ошибочные предложения, с тем, чтобы навредить ему.

Мне кажется, он действительно хочет исправить ситуацию в России, которая и без Чечни далека от того, чтобы называться хорошей. То, что Путин говорит о Чечне, мне тоже нравится. А говорит он, что ее политический статус мы не будем определять с помощью насилия. Это вопрос политический. Если таковы его взгляды в действительности, нам с ним по пути.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы