43

ХОЗЯИН

АиФ Разбор № 3 09/02/2000

УЧЕБА давалась мне легко - я столько раз меняла род деятельности, что освоить другую профессию не представляло для меня ни малейшего труда... Но на этот раз! Куча бухгалтерских счетов, налоги от прибыли, отчисления с зарплаты сотрудников в многочисленные фонды, названия которых никак не хотели укладываться в голове. Но в конце второй недели обучения я уже довольно бойко разбиралась в акцизах, валютных счетах - транзитный там, текущий и прочие. Получив вожделенный диплом, я еще недельку позанималась с аудитором индивидуально, потом побывала у визажиста и стилиста и почувствовала себя вполне готовой к новой работе. Внешность моя совсем не соответствовала представлениям о том, как должен выглядеть - и выглядит - бухгалтер, обремененный мыслями о дебете-кредите и ажуре. Как ни странно, выражение "все в ажуре" оказалось не жаргоном, а вполне пристойным термином из бухгалтерии, обозначающим совпадение сумм на этих дебетах и кредитах. Меня это поначалу очень смешило.

КАК ни странно, я быстро освоилась и через некоторое время уже самостоятельно выезжала в небольшие фирмы на проверки - карьера явно пошла в гору. Конечно, крупных заказов мне не доверяли, но однажды все изменилось - поступил заказ на аудиторское заключение от известной, прямо супербогатой фирмы, хозяин которой был настоящим человеком и платил так щедро, что было решено бросить на проверку весь наш людской ресурс - пять аудиторов и группу, как мы говорили, "психологической поддержки", попросту охранников фирмы, которые оберегали женщин-аудиторов от ненужных контактов и давления со стороны заказчиков, - разные клиенты попадались! Посторонним проникнуть в здание было просто немыслимо, да и, учитывая телосложение и вооружение многочисленных секьюрити, вряд ли у кого такое желание возникнет: нам, с собственной охраной и работающим в интересах этой фирмы, и то было не по себе! Проверка наша была чисто формальной - просто потребовалось положительное заключение аудиторской фирмы, и мы получили этот заказ. Мы старались на совесть - переворошили кучу бухгалтерских документов, просмотрели кредитные договоры с банками и технические обоснования этих самых кредитов. Сотрудники бухгалтерии наверняка перешли на ночной режим работы, потому что утром, когда приходили мы, документы, с которыми мы работали еще вчера, принимали новый, улучшенный вид и наполнялись содержанием, которое придавало операциям, проводимым фирмой, вполне пристойный и обоснованный характер. Так продолжалось целую неделю, и мы уже немного расслабились, собираясь писать положительное заключение о ведении бухучета на проверяемой фирме, как на глаза мне попался небольшой чемоданчик с ноутбуком - миниатюрным компьютером, которого я не помнила в документации, - а я как раз и проверяла ту часть бухгалтерии, которая касалась материальных ценностей, более сложных вещей мне не поручали, но при моей квалификации с меня и этого хватило - пахала, как папа Карло! Ошибок мне бы не простили, и я поспешила осветить факт нахождения в фирме бесхозного дорогущего "аппарата":

- Ольга Викторовна, посмотрите, что я нашла! - радостно объявила я, привлекая всеобщее внимание к обнаруженному компьютеру.

- Рита, птичка моя, он здесь не первый день лежит, что в нем такого особенного, что ты так оживилась? - насмешливо спросила Ольга.

- Возможно, я ошибаюсь, но не помню, чтобы этот компьютер был поставлен на учет как основное средство производства. Или хотя бы как малоценный прибор, - добавила я, подумав. Я боялась ошибиться и вызвать у окружающих коллег вполне обоснованные сомнения в моей профпригодности. Но, поскольку никаких осуждающих мою придирчивость замечаний не последовало, я вернулась к своей первоначальной деятельности и довольно быстро обнаружила оплаченный чек на этот симпатичный чемоданчик, принадлежащий, как выяснилось, самому хозяину фирмы.

ЭТО было уже кое-что. Раньше по всем вопросам, возникающим в результате нашей проверки, мы общались только с главным бухгалтером, в особо серьезных случаях - с коммерческим директором. К хозяину нас и близко не подпускали, мы даже сомневались, существует ли он в реальности или только на бумаге. Теперь появилась возможность подобраться к нему поближе - хотя сумма штрафа на не поставленный на учет личный компьютер шефа вряд ли представляла угрозу его материальному благосостоянию - для него она была просто смехотворна, - но сам факт нарушения, допущенного первым лицом фирмы, был крайне нежелателен, и руководителю нашей группы срочно была назначена аудиенция - через час на двенадцатом административном этаже, в кабинете хозяина. Итак, в моем распоряжении был целый час - это более чем достаточно, чтобы подготовиться. Сначала нужно было выпить кофе. Я нажала кнопку звонка, и секретарша Оля, предоставленная в полное наше распоряжение, принесла поднос и осторожно поставила его на мой стол - я всегда для работы выбирала стол около двери, это позволяло быть в центре событий и в курсе всех дел, место было ходкое.

- Олечка, спасибо, дальше я сама, - произнесла я, немного растягивая слова. Эта манера разговора была неприятна собеседникам и позволяла мне прекратить общение в любой момент, когда я захочу, - никто не настаивал на продолжении беседы, если я так начинала говорить.

- Что вы, Рита, не беспокойтесь, - начала было Олечка, - но, в общем, у меня важный звонок, и, если вы не против, я пойду, - поспешила согласиться она, пока я не передумала.

Я забрала свою чашечку кофе и лениво сообщила нашему маленькому собранию гениев от бухгалтерии:

- Кто хочет подзарядиться энергией за счет нашего драгоценного клиента, разбирайте напитки в порядке очередности! - и кивнула головой в сторону подноса с кофе.

- Ты же грозилась обслужить нас "вразнос", как официантка на приеме, - прошипела Марина, наш менеджер по работе с клиентами, вертлявая брюнетка с бегающими глазами. Клиентов и заказов она приносила достаточно, и всем приходилось считаться с ней. Но это был не тот случай.

- У нищих слуг нет! - гордо заявила я, но все-таки взяла одну чашку и понесла к столу Ольги Викторовны - начальство нужно уважать, да и Марину хотелось немного позлить: пусть знает свое место - менеджеров много, а специалистов всегда не хватает!

Марина ехидно смотрела, как я аккуратно ставлю блюдце на край стола Ольги Викторовны и, разумеется, не удержалась от соблазна прокомментировать мою, в общем-то невинную, услужливость:

- Прогибаешься перед начальством? Рассчитываешь сделать карьеру, подавая кофе?

Это было уже слишком! Я резко повернулась к ней, чашка, не донесенная до стола, запрыгала у меня в руке, и значительная часть замечательного бодрящего напитка оказалась на прекрасно сшитом пиджаке голубого цвета, который был сегодня на Ольге Викторовне. Я ахнула:

- Простите, я не хотела! А вам еще к шефу идти! Что же теперь делать?

- Все в порядке, я думаю, он как-нибудь переживет пятно на моем жакете! - рассмеялась Ольга.

- Нет, это неудобно. Возьмите мой пиджак, он вам как раз по размеру, - суетилась я.

Ольга уже просто тряслась от смеха, впрочем, как и все остальные. То ли на нервной почве, то ли, наоборот, от расслабухи в конце проверки - дел больше практически ни у кого не было, работа была закончена.

- Придется вам вместо меня выяснять отношения с патроном, он все равно не заметит подмены - мы же его ни разу не видели! Тем более и пиджаки у нас с вами почти одинаковые, а все остальное - детали. Мужчины все равно воспринимают незнакомую женщину как цветовое пятно, - миролюбиво улыбнулась Ольга.

- Иди-иди, "пятно" на ножках! - не удержалась Марина, - кофе на хозяина фирмы не опрокинь!

Я с полным безразличием восприняла очередной "наезд" своей бывшей коллеги, потому что, по моим расчетам, работать вместе нам осталось ровно до того, как патрон пригласит к себе для переговоров кого-нибудь из аудиторской группы. Я вся сосредоточилась на предстоящем разговоре, потому что твердо решила, что этим "кем-то" точно буду я.

Я ЛЕНИВО грызла соленый арахис из пакета, запивая его остывшим кофе, который почему-то сильно горчил у меня во рту. Так было всегда, когда мне предстояло принять серьезное решение или дело было очень важным - организм предпочитал отдавать все силы интеллектуальному напряжению, совершенно не заботясь о таких примитивных функциях, как правильное пищеварение и адекватные вкусовые ощущения. Но тут заглянула секретарша Олечка:

- Ольга Викторовна, патрон ждет вас через десять минут. Он просил извиниться за опоздание - как раз сейчас он в кинозале. Он у нас часто там расслабляется во время просмотров, дома времени нет, - добавила она, понизив голос, - так что теперь вы свой вопрос решите быстро, у него после фильма всегда хорошее настроение!

- Да уж хотелось бы поскорее, - сказала я, поднимаясь, - идти придется мне, Ольга Викторовна временно вышла из строя. - Я кивнула на испорченный мной пиджак.

Через пару минут к нам в комнату зашел человек из охраны шефа, и мы молча двинулись на нужный этаж. Охранник сдал меня с рук на руки симпатичной секретарше, которая, хоть и была красоткой, но ее внешность, явно воспринимающаяся любым мужчиной как сексуальный призыв, не могла ввести меня в заблуждение. Под кокетливым платьицем сирены явно угадывались железные мускулы, да и реакция была заметна сразу: как только охранник открыл дверь, она напряглась, как рысь перед прыжком. "Не хватало только получить пулю промеж глаз при первом же общении с шефом, тем более от этого "милого созданья", - подумала я, нервно ссутулясь и по возможности выпятив живот как можно дальше от спины. Не знаю, правда, насколько хорошо мне удалось, чтобы моя физическая подготовка не бросилась в глаза этой явной опричнице. Я тоже сейчас была в отличной форме, но берегла этот сюрприз ото всех до поры до времени.

- Маргарита... - Она вопросительно посмотрела на меня, ожидая, когда я скажу свое отчество.

- Просто Маргарита, - пролепетала я, заискивающе глядя ей в глаза. Секретарша довольно усмехнулась - если нет другого оружия, лесть отлично может подойти! Ей явно польстило, что я так "заробела".

Двери в кабинет были двойными, и, пока я закрывала первую и открывала вторую, мне удалось совершенно преобразиться - походка стала плавной, ноги - пружинистыми, а дыхание немного более учащенным, чем обычно. Соблазнительная улыбка и чуть растрепанная прическа прибавили моему облику сексуальности. Это было как раз то, чего мне всегда не хватало - работа не позволяла расслабиться и кокетничать.

"Патрон", сидящий за массивным письменным столом в хорошем старом стиле, видимо, оценил мои старания ему понравиться, потому что не только вышел навстречу мне, что, в общем-то, по протоколу встречи хозяина фирмы и мелкого служащего было не принято, но даже поцеловал мою руку и пристально посмотрел в глаза. Я довольно улыбнулась - все складывалось наилучшим образом, ничего придумывать не надо - видимо, сейчас мне предложат коньяк или джин с тоником, и я избавлюсь от неприятной горечи во рту.

- Маргарита Юрьевна, я вас так ждал, - почему-то растроганно произнес шеф. Глаза его затуманились - или мне так показалось, - как будто он был очень смущен или ждал от меня какого-то шага. Я решила разрядить обстановку.

- Прежде чем мы перейдем к делам, я бы хотела выпить чего-нибудь, а то мне трудно будет изложить вам суть дела, - выдохнула я.

Я расстегнула верхнюю пуговицу своего пиджака, чтобы привлечь внимание к груди, и моя хитрость не осталась без ответа - хозяин просто впился глазами в голубой наряд. Он беспрекословно направился к бару, который был спрятан в огромном глобусе с голубой подсветкой, взял в руки причудливо изрезанный ломаными линиями стакан и спросил:

- Виски, коньяк или...?

- Я пью только мартини, - без всякой интонации произнесла я.

- Какой мартини? - почему-то строго уточнил он.

- Мартини бьянки, - улыбнулась я, не отводя глаз от его лица.

- Надеюсь, вы выпьете со мной?

- Да, я с вами буду пить, - бесцветным голосом ответил хозяин.

Он молча протянул мне стакан с напитком, куда я, исхитрившись, все-таки незаметно опустила прозрачную капсулу с транквилизатором. Это изобретение наших спецов действительно хорошая вещь - ни тебе шипения, ни брызг. Капсула мгновенно растворяется, и ее ни видно "ни до, ни после того"! Шеф выжидательно посмотрел на меня. Я, отпив немного из стакана, протянула напиток ему.

- Вы не откажетесь? - твердо произнесла я.

- Я не откажусь, - как зомби, повторил за мной патрон и поднес напиток ко рту. За дверью послышался шум, и в кабинет ворвалась красотка секретарша, бросившись прямо к моему "клиенту". "Конечно, она просматривала кабинет - наверняка в каждом углу кабинета по видеокамере - и засекла мои пассы над бокалом с мартини", - догадалась я и со вздохом преградила ей дорогу. Впрочем, можно было этого и не делать - все прошло гладко - шеф выпил "заряженную" жидкость. Теперь он будет делать все, что я скажу, - транквилизатор и "эффект 25-го кадра" во время просмотра фильма в кинозале сделали свое дело: теперь он должен полностью доверять женщине в небесно-голубом костюме, которая пьет только мартини, а это я и была. Механик в кинозале - тоже наш агент, но в лицо я его не знала. Сработал четко: патрон - ну чистый "зомби"!

Патрон патроном, ему уже все равно, но секретарша, мгновенно оценив ситуацию, наверное, сделала правильные и совершенно ненужные мне выводы, потому что метнулась ко мне явно с недобрыми намерениями. Я не дала ей выразить накопившиеся эмоции, неуловимым движением локтя выведя ее из состояния агрессии минут на двадцать - этого времени должно было хватить для завершения операции. Оглянулась - шеф бесстрастно смотрел на лежащую на полу охранницу.

- Так надо, - шепотом сказала я, - а мы пока будем работать. Я могу вам помочь.

- Да, я знаю. Мне нужна помощь. Я могу вам доверять.

- Что у вас произошло? - спросила я осторожно, только чтобы напомнить хозяину, какого рода "помощь" ему требуется. Времени на все про все у меня оставалось не так уж много, и надо было поскорее подтолкнуть клиента к действиям.

- Налоговая полиция, - равнодушно процедил он, - наличка и бухгалтерские документы арестованы, вооруженная охрана по всему зданию.

- А банковские счета, до них еще не добрались? - спросила я, задержав дыхание.

- Может, мы еще успеем перевести деньги тому, кому вы всецело доверяете? У вас есть такие партнеры? Ведь должны быть?

- Можно попробовать. Я вам доверяю! - опрометчиво заявил патрон и протянул мне закатанный в пластик кусочек картона, покрытый двумя колонками цифр. Вверху было название банка его фирмы и ниже - реквизиты банков партнеров, коды, номера счетов и еще какая-то служебная информация, не представлявшая для меня никакого практического интереса.

Хозяин усадил меня за компьютер, и я приготовилась переводить деньги. Разумеется, на карточке был пароль и для входа в режим диалога с компьютером банка.

- Какие суммы переводить? - спросила я, когда на экране высветилось "Сумма перевода".

- Пожалуй, равными долями на все восемь расчетных счетов, которые здесь указаны.

- А общая сумма перевода? - спросила я только для того, чтобы у патрона не возникло подозрение, что мои намерения спасти его деньги несерьезны. На самом деле мне нужно было только узнать его доверенных партнеров, людей, с которыми он действительно сотрудничает, или фирмы, которыми он владеет через подставных лиц. Все остальное - дело налоговой полиции, а не мое!

ХОЗЯИН назвал мне сумму, от которой у меня захватило дух. Я прикинула, что бы мог сделать какой-нибудь ловкач, будь он на моем месте, и присвистнула. Можно стать сказочно богатым всего за несколько минут, переведя всю сумму на свой счет и скрывшись в каком-нибудь Богом забытом уголке мира. Я со вздохом вернулась к реальности - надо было быстрее делать свою работу, пока не началось действие транквилизатора, ведь нейтрализатор, который я приняла достаточно давно (он был в пакетике с соленым арахисом), мог меня подвести, и я почувствую себя ничуть не лучше, чем сам "хозяин". Я переводила на указанные патроном счета незначительные суммы. Настолько незначительные, насколько это было допустимо, чтобы только не вызвать подозрение у операционистки банка. Закончив перевод, я скопировала карточку со счетами, которую дал мне хозяин, сняла свой небесно-голубой пиджак и осторожно надела его на бесчувственную секретаршу. Она действительно оказалась довольно-таки накачанной, потому что рукава моего жакетика чуть было не полопались, пока я натягивала их на ее бицепсы и трицепсы. В другое время я бы посмеялась над этим, но сейчас мне было не до смеха. Я узнала, куда "хозяин" хотел перевести деньги, - это были общественно-политические организации совершенно разной ориентации и идеологий. Попросту говоря, восемь ведущих партий страны финансировал один и тот же человек - Хозяин, как я его мысленно называла, уже без кавычек и даже с оттенком уважения. Я прикидывала, сколько часов проживу, владея такой информацией, пока спускалась на лифте на второй этаж. Там была неприметная дверка, ведущая на служебную лестницу. На улице меня уже ждал коллега, принятый на работу шофером вместе со мной. Киномеханику, тоже нашему сотруднику, предстояло выбираться из здания по другой схеме, как, я не знала, но от души пожелала ему удачи. Транквилизатор уже начинал действовать и на меня, и теперь я смутно помню окончание операции. Я молча протянула "шоферу" карточку со счетами, он, просмотрев ее, так же молча отдал мне какой-то пакет и показал рукой на стоящую на противоположной стороне улицы машину, как бы приглашая сесть в нее, что я и сделала.

ОЧНУЛАСЬ я в незнакомой квартире - наверное, какая-нибудь служебная площадь, используемая нами в таких случаях. Раньше я в ней никогда не была. Первое, что я сделала, - оглядела комнату в поисках инструкций и тут же наткнулась взглядом на пакет. В нем был загранпаспорт с моей фотографией и чужой фамилией, кредитная карта и записка на латыни в одно слово, означавшее "Живи!". Все стало ясно - мой напарник потому и не сказал мне ничего, что и меня могли "зазомбировать", и любое случайно сказанное слово, по несчастью совпавшее с кодовым, могло привести меня к гибели. Но, может быть, это только мои фантазии. Я не спешу воспользоваться загранспаспортом, я жду, когда сменится Хозяин!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество